Структура экспорта и импорта России: ущемление национальных интересов

A A A

Ввиду того, что национальные интересы любой страны концентрируются в сфере внешней политики и внешней торговли, остановимся на теме структуры экспорта и импорта России последних 20 лет.
Благо есть статистика, которая позволяет понять, какие товары страна ввозит и какие вывозит, то есть увидеть приоритеты во внешнеторговой линии государства.

В качестве источника статистической информации воспользуемся данными Обсерватории экономической сложности Массачусетского технологического университета.
В качестве ключевых берем три года: 2000 г. (стартовая точка – начало правления Путина), 2008 г. (итоги первого президентства Путина), 2017 г. (третий год после присоединения Крыма, предварительные итоги первого 6-летнего срока Путина).

РУССКИЙ ЭКСПОРТ
В стоимостном выражении товарная структура российского экспорта в эти года такова: 2000 г. – 105 млрд долл., 2008 г. – 464 млрд долл., 2017 г. – 342 млрд долл.
Другими словами, низкий старт, далее за 8 лет небывало резкий подъем в 4,42 раза, затем спад более чем на четверть.
Потеря 122 млрд долл. выручки для экономики страны, на первый взгляд, не кажется существенной, всего-то четверть от уровня 2008 г., но все равно это больше уровня 2000 г.
В ситуации дефицита денежных средств в российской экономике и
122 млрд долл. могли бы стать хорошей прибавкой, но не стали. Причина очевидна – санкции Запада как реакция на присоединение Россией Крыма.
Доля минеральных продуктов в экспорте в 2000 г. составляла 51%,
в 2008 г. – 68%, в 2017 г. – 58%.
При этом доля сырой нефти в 2000 г. составляла 25%, а нефтепродуктов – 8%.
В 2008 г. – доля сырой нефти достигла 35%, но и доля нефтепродуктов выросла до 15%.
В 2017 г. доля сырой нефти поднялась еще выше – до 58% – и доля нефтепродуктов выросла до 28%.
Доля природного газа в экспорте в 2000 г. составляла 15%, в 2008 г. – 14%, в 2017 г. понизилась до 5%.
И лично мне в этой связи не вполне ясно: если происходит падение объемов экспорта природного газа из России, то для чего строить мощные газопроводы на Запад?
Если взять уголь, то в 2008 г. его доля в экспорте составляла 4%, в 2008 г. – 2%, в 2017 г. – 4%.
Важными статьями российского экспорта являются металлы и химические продукты.
В 2000 г. доля в экспорте металлов составляла 19%, в 2008 г. – 13%, в 2017 г. – 13%.
Доля химических продуктов в 2000 г. – 6%, в 2008 г. и в 2017 г. – по 5%.
Какова географическая структура российского экспорта?
В 2000 г. на 1 месте по объемам стояла Германия, на нее приходилось 7% нашего экспорта.
Второе место занимали США – 6%.
Третье-седьмое место делили Украина, Белоруссия, Италия, Китай, Польша. На долю каждой из этих стран приходилось 4% русского экспорта.
По 3% экспорта из России приходилось на Японию, Голландию, Англию, Британские Виргинские острова, Финляндию и Францию.
По 2% – на Венгрию, Казахстан и Турцию.
По 1% – на Словакию, Чехию, Испанию, Швейцарию, Литву, Южную Корею, Индию и Грецию.
В 2008 г. в структуре российского экспорта произошли изменения, которые можно оценивать как предвестие изменений трендового характера.
Во-первых, сменился лидер: вместо Германии на 1 месте оказалась Голландия, на нее пришлось 9% российского экспорта.
Германия спустилась на 2 место, на ее долю пришлось 5% российского экспорта.
Третье-седьмое место поделили Белоруссия, Украина, Китай, США, Турция. На их долю пришлось по 4% российского экспорта.
Другими словами, русский экспорт в Турцию за 8 лет увеличился в 2 раза.
По 3% пришлось на Польшу, Финляндию, Италию, Францию.
По 2% – на Казахстан, Англию, Японию, Венгрию.
И по 1% российского экспорта пришлось на Литву, Испанию, Чехию, Южную Корею, Бельгию, Словакию, Швецию, Грецию, Болгарию, Индию.
В 2017 г. на 1 место в структуре российского экспорта вышел, или вернее вырвался, Китай. В отличие от 2000 г. и 2008 г., когда на его долю приходилось по 4%, в 2017 г. на долю Китая пришлось 11% русского экспорта.
На долю Голландии – 8% и 2 место.
На долю Германии – 5% и 3-4 место наряду с Белоруссией (5%).
На долю США – 4% русского экспорта и 5 место.
То есть, чтобы там ни говорили про отношения России с США, в период с 2008 г. по 2017 г. ухудшения конъюнк-туры для поставок товаров из России в США не произошло.
Доля США в объеме русского экспорта осталась на уровне 4%, что соответствует 2008 г.
По 3% русского экспорта пришлось на Италию, Турцию, Южную Корею (по отношению к 2008 г. трехкратный рост), Японию, Польшу.
По 2% – на Бельгию (по отношению к 2008 г. двукратный рост), Финляндию, Украину (по отношению к 2008 г. двукратное падение), Англию.
По 1% – на Индию, Францию (по отношению к 2008 г. трехкратное падение), Египет, Чехию, Швецию, Грецию, Литву, Сингапур, Болгарию, Словакию.
Если за обозреваемый период (2000-2017 гг.) выделить страны, на долю которых приходился наибольший экспорт из России, то, опираясь на среднее значение, получим следующий рейтинг стран-экспортеров.
Голландия: доля в русском экспорте за 17 лет – 6,7%.
Китай – 6,3%.
Германия – 5,7%.
США – 4,7%.
Белоруссия – 4,3%.
Польша – 3,3%.
Украина – 3,3%.
Италия – 3,3%.
Турция – 3%.
Япония – 2,7%.
Англия – 2,3%.
Франция – 2,3%.
Таким образом, очевидно, что при всех сложностях международной атмосферы, вызванной конфликтами в сфере внешней политики, в том числе вследствие вмешательства России во внутренние дела Украины и добровольно-принудительного присоединения к России Крыма, географическая структура русского экспорта за 17 лет оставалась стабильной.
И это говорит в пользу версии о том, что торговые отношения заведомо сильнее или прочнее политических союзов или заявлений политических лидеров.
Для России проблема с экспортом состоит не в том, какие страны являются основными партнерами или выгодополучателями русских товаров, а в структуре российского экспорта.
Пока в структуре доминируют минеральные продукты, главным обра-зом сырая нефть, нефтепродукты, а
также металлы, уголь и химические продукты.
Если учесть, что мы живем в XXI веке, что это время технологического рывка, курс на вывоз минеральных продуктов или энергоресурсов грозит России отставанием от стран, развивающих обрабатывающую промышленность.
В плане соотношения структуры экспорта и импорта Россия в XXI в. мало чем отличается от России времен Петра 1.

РУССКИЙ ИМПОРТ
В стоимостном выражении товарная структура русского импорта такова:
2000 г. – 39,8 млрд долл., 2008 г. – 285 млрд долл., 2017 г. – 222 млрд долл.
Другими словами, в 2008 г., на пике экономического подъема, импорт вырос сравнительно с 2000 г. в 7,16 раза, а потом, после критического 2015 г., когда Запад ввел санкции против России, в 2017 г. упал на 22,1%. Но против уровня 2000 г. импорт 2017 г. все равно составлял 557%.
То есть, несмотря на риторику оте-чественной госпропаганды, импорт работал на обеспечение потребностей российской экономики в оборудовании, вернее, в продуктах обрабатывающей промышленности.
Представляет интерес соотношение выручки от экспорта товаров, и средств, потраченных на приобретение за границей товаров.
В 2000 г. экспорт дал 105 млрд долл., а на импорт было потрачено
39,8 млн долл., или 37,9% от экспортной выручки.
В 2008 г. экспорт дал 464 млрд долл., а на импорт было потрачено
285 млрд долл., или 61,4% от экспортной выручки.
В 2017 г. экспорт дал 342 млрд долл., а на импорт было потрачено 222 млрд долл., или 64,9% от экспортной выручки.
Другими словами, в 2008 г. и в
2017 г. эффективность использования экспортной выручки для экономики России, сравнительно с 2000 г., была на треть выше. Но все равно порядка 35-39% средств экспортной выручки в обозреваемый период использовалась не по назначению, если иметь в виду необходимость модернизации производственных мощностей.
Теперь обратимся непосредственно к товарной структуре.
В 2000 г. наибольшую долю в русском импорте составляли машины и оборудование – 22%. В 2008 г. эта доля выросла до 29%, а в 2017 г. составила 30%.
Если учесть, что в экономике России господствующим является уклад государственного капитализма, очевидно, именно для предприятий госсектора приобреталась импортная техника.
На 2 месте транспортные средства. В 2000 г. они составили 8% всего русского импорта, в 2008 г. выросли до 21% (рост более чем в 2,5 раза), в 2017 г. упали до 14%, или на треть.
Важной строкой русского импорта являются химические продукты.
В 2000 г. доля химических продуктов в импорте составила 13%, в 2008 г. – 8%, в 2017 г. – 12%. То есть среднее значение доли химических продуктов в обозреваемый период составляет 11%.
По версии Обсерватории экономической сложности Массачусетского технологического университета, по строке химические продукты проходят и лекарства.
В 2000 г. доля лекарств в русском импорте составила 2%, в 2008 г. она выросла до 8% (то есть выросла в 4 раза) и в 2017 г. вновь опустилась до 3%.
Оказывается, Россия не только вывозит металлы, но также и ввозит их.
В 2000 г. доля металлов в импорте составляла 7%, а в 2008 г. и в 2017 г. – по 6%.
Кроме того, значимыми статьями импорта в обозреваемый период были продукты питания – 8% в 2000 г.,
продукция растениеводства – 5%
в 2000 г., продукция животноводства – 5% в 2000 г., текстиль – 6% в 2000 г. и 5% в 2017 г.
Обратимся к географической структуре российского импорта в обозреваемый период.
Наибольший импорт в 2000 г. дала Германия – 14% и 1 место.
Белоруссия и Украина с 9% каждая поделили 2-3 место в структуре импорта для России.
На 4 месте оказались США: доля в русском импорте – 6%.
Пятое-седьмое место делили Италия, Казахстан и Финляндия – по 4% каждая.
По 3% пришлось на Францию и Китай. По 2% – на Голландию, Англию и Польшу.
По 1% в структуре русского импорта в 2000 г. пришлось на 13 стран, это Бельгия, Индия, Узбекистан, Япония, Южная Корея, Австрия, Швеция, Турция, Испания, Дания, Венгрия, Бразилия, Чехия.
В 2008 г. на 1 месте по-прежнему находится Германия с долей в русском импорте в 15%.
Но на 2 место с долей в 12% выходит Китай. Сравнительно с 3% в 2000 г. это означает четырехкратный рост, который свидетельствует о бурном промышленном росте китайской промышленности.
На 3 место выходит Япония с 6%. Учитывая, что в 2000 г. доля товаров из Японии в русском экспорте составляла 1%, мы видим шестикратный рост.
На 4 месте Украина – 5%, снижение в 1,8 раза сравнительно с 2000 г.
Далее следуют Италия и США, на каждую из них приходится по 4%.
Группа из четырех стран – Финляндия, Белоруссия, Южная Корея и Франция – имеет долю в русском экспорте по 3% каждая. Для импорта из Южной Кореи это трехкратный рост. Для импорта из Белоруссии – трехкратное падение.
По 2% в структуре русского импорта имеет импорт из Польши, Англии, Голландии, Турции, Казахстана.
Наконец для 9 стран доля в русском импорте составила 1% – это Бельгия, Бразилия, Швеция, Испания, Чехия, Венгрия, Австрия, Швейцария, Литва.
В 2017 г. 1 место в структуре русского импорта захватывает Китай, его доля вырастает до 20%.
Германия с 12% переходит на 2 место.
Другими словами, если взять среднее значение долей Германии и Китая в структуре русского импорта в обозреваемый период, то они почти сравнялись. Для Германии среднее значение за 17 лет равно 13,6%, для Китая – 12,6%.
Очевидно, если полагать, что Россия импортирует из Германии и Китая преимущественно оборудование, вернее продукцию обрабатывающей промышленности, роль промышленности этих стран для России почти сравнялась.
Наиболее видно это по автомобилям китайского автопрома. Но, наверное, и в части продукции станкостроения Китай достиг немецкого уровня.
На 3 место с долей в 5% поднялась Белоруссия.
На 4-5 местах – Италия и США с 4% каждая.
Три страны – Франция, Япония и Южная Корея – имеют долю в русском экспорте по 3%.
Четыре страны – Польша, Голландия, Казахстан и Украина – по 2%.
То есть доля товаров, ввозимых в Россию с Украины, начиная с 2000 г. неуклонно снижалась. В 2000 г. – 9%, в 2008 г. – 5%, в 2017 г. – 2%.
И группа из 12 стран имеет в русском экспорте по 1%. Это Англия, Финляндия, Бельгия, Чехия, Турция, Бразилия, Литва, Индия, Испания, Австрия, Швейцария и Вьетнам.
Попробуем подытожить.
Странами-импортерами для России стабильно выступает сравнительно небольшая группа стран, среди которых лидерами являются Германия (среднее значение доли в русском импорте – 13,6%) и Китай (12,6%).
Но также Белоруссия (5,6%), Украина (5,3%), США (4,7%), Италия (4%), Япония (3,3%), Франция (3%), Казахстан (2,7%) и Финляндия (2,7%).
И, собственно, если проанализировать внешнеполитический курс России, то в отношении Германии и Китая мы наблюдаем наиболее лояльное отношение или даже курс наибольшего благоприятствования.
Если брать соотношение экспорта и импорта, то наиболее ровно или стабильно в обозреваемый период (2000-2017 гг.) оно характерно для отношений России с США. Среднее значение доли США в русском экспорте и в русском импорте равно 4,7%.
Если же брать страны-лидеры русского импорта, то в части экспорта в них для России существует большой дисбаланс.
Среднее значение за 17 лет доли Германии в русском импорте равно 13,6%, а в русском экспорте – 5,7%.
Разница в 2,38 раза весьма существенна для страны, которая претендует на то, чтобы воспитывать Европу, как ей жить и вести себя на международной арене.
Для Китая среднее значение доли в русском импорте за 17 лет составляет 12,6%, а в русском экспорте – 6,3%. Двукратный разрыв говорит о том, что Россия больше зависима от торговли с Китаем, чем Китай от торговли с Россией. И потому Китай вполне может диктовать свои правила во внешнеторговой деятельности с Россией, в том числе называть цены, по которым Китай готов покупать русскую нефть, газ, лесоматериалы.
Но вернемся к началу. Если внешняя торговля есть квинтэссенция экономической структуры и модели экономического роста страны, то в случае России мы
имеем устаревшую модель внешней торговли.
Такая модель, в которой в структуре экспорта преобладают минеральные продукты или энергоресурсы, а в структуре импорта преобладают машины и оборудование, говорит о том, что это модель экономики второй половины XIX в.
Для России после отмены крепостного права в 1861 г. такая модель была естественна. И даже для периода, предшествовавшего Второй мировой войне, это тоже было нормально.
Но в последние 50 лет в мире наблюдается переход от модели экономики, основанной на эксплуатации природных ресурсов, к модели экономики, основанной на технологических преобразованиях. И именно страны, которые пошли и идут таким путем, становятся лидерами экономического роста и общественного прогресса.
Страны, вывозящие свои природные ресурсы, обречены в рамках глобальной конкуренции на постоянное ухудшение своих позиций сравнительно с теми странами, которые вывозят оборудование и технологии.
А ведь наступит время, когда выво-зить будут человеческий капитал. Когда США, Англия, Германия, Франция, Китай, Япония будут конкурировать за то, чтобы «десантировать» в страны «третьего мира» (думаю, что рано отказываться от этого термина) не только военные контингенты, но прежде всего группы администраторов и управленцев, чтобы наладить управление на отсталых территориях Африки, Латинской Америки, Азии.
И не удивлюсь, если в число территорий, куда будут по согласованию этих держав направлять контингенты управленцев, войдут не только Туркмения и Таджикистан, Киргизия и Казахстан, Армении и Молдавия, но и Украина с Россией.
Наверное, будущее такой практики не ближайшие 10 лет.
Но, учитывая тягу ведущих стран мира к мирному разрешению конфликтов, могу предположить, что именно такая практика посылки гражданских контингентов (а не военных) для повышения эффективности управления иноземными территориями в контексте глобальной конкуренции станет ведущей к середине XXI в.
Кстати, такой опыт продемонстрировала Великобритания в XIX в. на примере своих тогдашних колоний. Благодаря гражданскому управлению со стороны администраторов из Англии сформировались управленческие системы в Австралии, Канаде, Индии. Как минимум.
И в СССР тоже был опыт, когда Москва посылала своих русских эмиссаров в качестве администраторов для управления национальными республиками.
Пока же, если говорить о дисбалансе в структуре внешней торговли России, мы вынуждены констатировать ущемление национальных интересов России. В чью пользу?
В случае дисбаланса в торговле с Китаем, думаю, выгодоприобретателем является Китай.
В случае дисбаланса в торговле с Германией, скорее, выигрывает Россия.
Но в обоих случаях выигрывают бюрократические кланы, которые контролируют внешнеторговый оборот с этими странами.
По большому счету, если мы понимаем, что не малый и средний бизнес ведут внешнеторговую деятельность, а государственные корпорации, то именно верхний слой этих корпораций является, очевидно, выгодоприобретателями дисбаланса во внешней торговле России.
Эти люди вели, ведут и будут вести политику ущемления национальных интересов России во внешней торговле не потому, что они глупы и некомпетентны, а потому, что в этом состоит их выгода.
И все это происходит в согласии с внешнеполитическим курсом, что проводит руководство России в последние 8-10 лет. Это курс на искусственное создание антагонизма с ведущими странами мира, при котором легче оправдывать дисбаланс в структуре внешней торговли.
И главное – проще пользоваться лакунами, которые неизбежно возникают в хаосе агрессивной внешней политики.
Но, как говорится, все проходит. И это пройдет.
Валентин МАНУЙЛОВ

Прочитано 452 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту