Объединённые в монолит

A A A

Многолетний правитель Таджикистана обходится без политической оппозиции. Эмомали Рахмон правит страной с 1992 года.

В столице Душанбе повсюду висят огромные фотографии Эмомали Рахмона, президента с густыми бровями. Вот он шагает, одетый в костюм; вот он позирует на фоне макового поля; а вот он по-царски взмахивает рукой.
Однако агитация за политические партии перед выборами в новый парламент 1 марта полностью отсутствовала. Намёк был ясен: за кого ни голосуй, править страной будет по-прежнему президент. Официально он именуется Основателем Мира и Национального Единства, Вождём Нации.
Народно-демократическая партия Таджикистана во главе с Рахмоном получила 75% кресел в парламенте. Места завоевали ещё 5 партий. Они представили разные политические программы, но все были едины в преклонении перед этим великим человеком.
Социал-демократическая партия Таджикистана (СДПТ) – единственный отщепенец, позволивший себе критиковать Рахмона, – получила 0,3% голосов и не прошла в парламент.
Рахматулло Зоиров, словоохотливый юрист, который возглавляет СДПТ, говорит, что президент – незаконный вождь, который мошеннически изменил всю политическую систему, чтобы остаться у власти. Недавно он провёл референдум, чтобы позволить себе оставаться президентом пожизненно.
У Зоирова не было иллюзий по поводу шансов его партии. Он выразил сомнения в «честности, свободе и прозрачности этих выборов», когда опускал бюллетень. Он отказался признать результаты выборов.
Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая обычно наблюдает за выборами, посчитала, что на этот раз голосование настолько недотягивает до её стандартов, что не стоит даже посылать в Таджикистан полноценную миссию. Она лишь посетовала на ограниченность политического выбора и разрушение уважения к основным свободам. По меньшей мере на некоторых избирательных участках один человек мог голосовать за всех членов семьи. Тем не менее избирательная комиссия назвала выборы чистыми и честными.
У Рахмона и его холуёв есть свои сторонники. Многие избиратели, покидая участки, одобряли стремление правящей партии сохранять устойчивость. Это важный побудитель для страны, которая прошла через жестокую гражданскую войну после получения независимости от Советского Союза в 1991 г. Они получили то, что хотели.
Рахмон пришёл к власти в 1992 г. Ныне это самый долгоправящий лидер на просторах бывшего Советского Союза.
Многие сразу давали отбой. «Если честно, я больше интересуюсь выходом Британии из ЕС, чем местной политикой», – сказал один человек, посетовав на то, что никто не боролся за его голос. Во время избирательной кампании не было ни теледебатов, ни митингов. Одна женщина на вопрос вашего корреспондента на выходе с избирательного участка, чего она ждёт от нового парламента, удивлённо подняла брови и ответила: «Ничего».
Таджикистан – беднейшая страна бывшего Советского Союза. У неё масса проблем: низкие зарплаты, высокие цены, отсутствие достаточного числа рабочих мест для молодого, быстро растущего населения, численность которого достигла уже 9,5 млн человек.
Таджики ищут работу за рубежом, в основном в России. Официально число иммигрантов равно 500000, однако, по некоторым оценкам, их 2 млн человек.
Критики Рахмона говорят, что его друзья и родственники живут припеваючи, а простым людям приходится несладко. Более четверти населения находится за чертой бедности, но у правительства своя статистика.
Таджикистан крепко привязан к Китаю, которому он предоставляет землю и концессии на добычу полезных ископаемых в счёт выплаты долгов. Он также зависим от своей бывшей метрополии России, которая разместила здесь свою военную базу.
Это были первые выборы после запрета в 2015 г. умеренной исламской партии, которая многие годы была главной оппозиционной силой Рахмону. Правительство навесило на Партию исламского возрождения ярлык террористической группы, вынудив её вождя – кроткого Мухиддина Кабири – бежать за границу. Другие представители руководства партии были брошены за решётку.
Находясь в изгнании в Берлине, Кабири отверг разговоры о терроре, назвав их «сфабрикованным предлогом», чтобы запретить единственную партию, способную бросить вызов Рахмону, который уже уничтожил большую часть светской оппозиции. В 2014 г. было запрещено реформистское движение Группа-24. Его вождь Умарали Кувватов был позднее застрелен в Истанбуле.
Возможно, в ноябре Рахмон будет бороться за своё переизбрание. Но ходят слухи, что он может отойти от дел и помазать на царство своего наследника – сына Рустама Эмомали, 32-летнего раиса Душанбе. Это превратит Основателя Мира и Национального Единства в основателя первой в современной Средней Азии династии.
The Economist,
7 марта 2020 года.

Прочитано 387 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту