Битва за Идлиб

A A A

Пока Турция крушит сирийскую армию, Россия стремится к переговорам.

До сих пор у сирийской армии больше получалось грабить рефрижераторы, чем сражаться с повстанцами. Впрочем, чему-то за десятилетие войны она всё же научилась.
Вместо того чтобы отправлять одиночные танки ползать по холмам, некоторые части, сражающиеся в Идлибе – последней провинции, удерживаемой оппозицией, – стали действовать согласованно, используя колонны бронетехники в сопровождении пехоты. Однако в последние дни появились нечёткие чёрно-белые кадры, на которых эти танки стираются в пыль ударами с воздуха, а их экипажи совершенно беспомощны против этого.
Привыкшие умиротворять плохо вооружённых повстанцев люди Башара аль-Ассада неожиданно вступили в бой со второй по численности армией НАТО.
Схватка началась 27 февраля, когда в результате воздушного удара по турецкой колонне погибли по меньшей мере 36 солдат.
Это самые крупные потери турецкой армии за более чем 20 лет. Всё ещё не ясно, чьи самолёты – сирийские или русские – сбросили бомбы.
Но Турция решила ответить шквалом огня артиллерии и беспилотников именно по Сирии. Это самый серьёзный удар по режиму Ассада за последние годы. Подобное развитие событий привело Турцию на грань столкновения с Россией – главным зарубежным союзником Ассада.
Когда этот номер The Economist уже будет отправлен в печать, лидеры России и Турции проведут встречу в Москве. Президент Реджеп Тайип Эрдоган отправляется на неё, имея более сильные позиции, чем несколько недель назад. Он хочет предотвратить захват сирийским правящим режимом Идлиба, который грозит Турцией переходом через её границу миллионов беженцев.
Владимир Путин, зажатый между разъярённым Эрдоганом и непослушным Ассадом, мало что может предложить.
Путин и Эрдоган могут договориться о новой линии разграничения между турецкими и сирийскими войсками. Это будет новая редакция подписанного в Сочи в 2018 г. соглашения, которое было вскоре нарушено. Это может лишь оттянуть час расплаты, но может и приостановить боевые действия.
В долгосрочной перспективе вторжение Турции на руку России, поскольку показывает сирийскому правящему режиму, что он ни на что не способен без поддержки Москвы. Теперь Ассад хорошо почувствовал это. Хотя нет точных данных о потерях, но даже сторонники правящего режима говорят, что от турецких ударов погибли сотни сирийских солдат. Потери несут и Партия Бога (ливанские добровольцы, поддерживающие Ассада), и подготовленные Ираном добровольцы из Афганистана и Пакистана.
На кадрах, размещённых в социальных сетях, видно, как сирийские солдаты ездят по Идлибу в машине скорой помощи (это уже военное преступление) в отчаянной попытке укрыться от турецких ракет. Множество сирийских танков уничтожено или захвачено противником.
Турция ведёт боевые действия в основном с помощью беспилотников. Они летают низко и медленно. По дальности полётов и полезной нагрузке они сильно уступают огромным американским Reaper. Но этого вполне достаточно, чтобы уничтожать вражескую бронетехнику.
Сирийская противовоздушная оборона, которая никогда не была особенно сильной, бесполезна против кружащего над головой роя беспилотников. После того как сирийские истребители сбили один из них, турецкие F-16 уничтожили 2 сирийских самолёта.
Турки могут так поступать, поскольку Россия держится в стороне. 29 февраля Эрдоган попросил своего русского коллегу «посторониться» в Идлибе.
Путин на время уступил, позволив Турции сохранить лицо и отомстить сирийцам. Русские самолёты почти не поднимались в небо в выходные, а русские зенитные батареи молчали. По-видимому, Путин больше озабочен сохранением экономических и военных связей с Турцией, чем Сирией. Он очень хочет отколоть Турцию от НАТО и Европейского Союза.
Однако он не может всегда уступать Турции, поскольку это приведёт к падению Ассада.
До последних боёв в Идлибе казалось, что правящий режим скоро возьмёт под свой контроль всю провинцию, которая стала убежищем для миллионов сирийцев, бежавших туда со всей страны.
Теперь Партия Бога и Иран торопятся с посылкой подкреплений, чтобы помочь сирийской армии держать оборону.
Если позволить Турции продолжать избиение сил Ассада, то это приведёт к подрыву доверия к России и может вынудить Кремль направить дополнительные войска для защиты приобретений Дамаска. В последние недели в центре битвы оказался Саракиб – городок в Восточном Идлибе, расположенный на шоссе M5 – главной магистрали, связывающей север и юг страны. Если его возьмут под контроль повстанцы, то будет перерезана связь между столицей Дамаском и Халебом – некогда главным экономическим узлом Сирии. Сейчас Саракиб находится под властью правящего режима, но с конца февраля он переходил из рук в руки три раза. 2 марта Министерство обороны России заявило, что размещает там свою военную полицию. Полиции там нечего делать: в Саракибе почти не осталось жителей. Но присутствие русских должно ограничить свободу действия турок, если, конечно, Турция не желает напрямую вступить в бой с русскими войсками.
Ни Америка, ни европейские государства не стремятся к новому вторжению на Ближний Восток, поскольку это означало бы прямое столкновение с Россией.
Поведение Турции не способствует получению ею поддержки со стороны Запада. Её флирт с Москвой, прошлогоднее наступление на курдских повстанцев в Сирии, готовность использовать беженцев для давления на Европу и ряд других споров подорвали её репутацию.
Ещё одно оскорбление – это покупка ею русской зенитной системы С-400. Америка отказывается продавать Эрдогану свои ракеты Patriot до тех пор, пока он не избавится от русских батарей. Хотя Турция причинила болезненный ущерб сирийскому правящему режиму, её собственные потери поставили Эрдогана в трудное положение у себя на родине. Его и так уже резко критикуют за политику в Сирии, в том числе его собственные друзья. Большинство турок хочет, чтобы 3,6 млн проживающих в их стране сирийцев убирались с их родины. Его угроза предоставить им свободный проход в Европу хорошо была встречена в Турции.
Но если ему не удастся предотвратить падение Идлиба, то он встретится с ещё более ожесточённой критикой за то, что, не имея чёткого мандата, подверг опасности турецкие войска.
Эрдоган наслаждается собственной репутацией жёсткого соседа, которая помогла превратить Турцию из клиента Запада в региональную державу. «Крупное поражение в Идлибе станет большим ударом по этому образу», – говорит Галип Далай из Оксфордского университета.
Эрдоган и Путин стоят перед одной и той же дилеммой. Они хотят заморозить конфликт, сохранив Идлиб как буфер между Турцией и той частью Сирии, что контролирует правящий режим.
Владимир Фролов, знаток русской внешней политики, указывает при этом на Донбасс (Восточную Украину) как на возможный образец.
А вот Ассад хочет собрать все кусочки своего разорённого королевства. Гнев Турции и невмешательство России, возможно, вынудят его сейчас отступить.
Но ни у кого нет настоящего решения проблемы Идлиба. А это значит, что миллионы измученных, отчаявшихся граждан по-прежнему останутся там в ловушке.
The Economist, 7 марта 2020 года.

Прочитано 354 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту