Самое читаемое в номере

Взятие Конгресса

A A A

Вторжение 8 января в президентский дворец, здания Конгресса и Верховного суда Бразилии продлилось 3 часа. Но ущерб, что был нанесён им бразильской демократии, будет сказываться много дольше.

Тысячи сторонников Жаира Больсонаро, бывшего президента страны, ворвались в правительственные здания и потребовали, чтобы их герой – правый популист, проигравший выборы в прошлом году, – был восстановлен в должности. Восстание произошло спустя неделю после инаугурации выигравшего выборы левого президента Луиша Инасиу Лулы да Силвы.
Многие, если не большинство сторонников Больсонаро уверены, не приводя при этом никаких доказательств, что Лула победил мошенническим путём. Сам Больсонаро много сделал для распространения этой лжи. Он отказался признать своё поражение. Его партия пыталась отменить результаты выборов. Два месяца назад его сторонники разбили лагерь рядом с казармами военных, побуждая их организовать переворот.
Когда это не получилось, они взяли дело в свои собственные руки. При этом столичная полиция не оказала им практически никакого противодействия. Несмотря на поступавшие на протяжении нескольких дней предупреждения, что сторонники Больсонаро что-то замышляют, столичный префект не предпринял никаких мер. Дороги практически не были блокированы. Не было послано подкреплений для охраны правительственных зданий.
Это восстание стало отзвуком взятия Капитолия Соединённых Штатов сторонниками Дональда Трампа 6 января 2021 г.
Повстанцы действовали по тому же самому плану. В зале заседаний бразильского Сената они взобрались на трибуну и скатывались с неё, словно играли на детской площадке. В Верховном суде они сорвали дверь, преграждавшую путь в кабинет одного из судей, и подняли её над головами, словно военный трофей. Полиция в конце концов использовала слезоточивый газ, чтобы разогнать повстанцев.
Больсонаро, с декабря находящийся во Флориде, всё медлил с осуждением насилия. Он написал в Twitter, что «пересечена линия», лишь после того, как всё закончилось. 10 января он разместил в социальной сети Facebook видеосообщение, в котором вновь поделился своими сомнениями по поводу исхода выборов. (Потом оно было удалено.)
Лула объявил о федеральном вмешательстве в дела столичного округа. Это означает, что его правительство берёт на себя всю ответственность за безопасность в столице вплоть до 31 января. Сотни людей арестованы. Заведено множество уголовных дел.
Следователи попытаются разобраться, как были спланированы эти протесты. Они также хотят понять, почему полиция сделала так мало для их предотвращения, вмешавшись только тогда, когда в правительственных учреждениях во всю шёл погром.
Карлуш Фико из Федерального университета Рио-де-Жанейро считает, что частично это объясняется тем, что «огромное большинство» полицейских сочувствует Больсонаро, бывшему армейскому капитану.
Больсонаро несколько десятилетий занимался укреплением собственной политической базы в военной и полицейской среде, борясь за увеличение их бюджетов и привилегий. В 2019 г. он не стал распространять сокращение пенсий на бывших военных и полицейских. Он даровал помилование полицейским, виновным в незаконных убийствах. Он также пытался провести через Конгресс законопроект, согласно которому полицейские получали бы иммунитет от преследований за подобные преступления.
Напротив, собственноручно подобранная Лулой его преемница Дилма Русева вызвала гнев в офицерской среде, создав комиссию по расследованию преступлений военной диктатуры в Бразилии (1964–1985). В те годы она сама подверглась пыткам.
Правительство Лулы вряд ли сможет изменить политические предпочтения полицейских. Но оно сможет выкорчевать из полиции тех, кто халатно отнёсся к своим обязанностям во время протестов, дав тем самым понять, что блюстители порядка должны беспристрастно выполнять требования закона.
Федеральный прокурор начал расследование, как он выразился, «полного бездействия» руководителей столичной полиции. Алешандри ди Мораеш, особо ненавидимый сторонниками Больсонаро судья Верховного суда, приостановил на 90 дней полномочия Ибанеиша Роши, столичного префекта, обвинив его в «халатности и попустительстве». Роша защищал право сторонников Больсонаро на «ничем не ограниченный политический протест» и не обращал внимания на просьбы усилить охрану и блокировать дороги вокруг правительственных зданий.
Бразильцы не просто расколоты. Поляризация общества привела к искажению взгляда одной из его половин на объективную действительность.
Во время интернет-опроса, проведённого Atlas Intelligence, почти 40% его участников заявили, что уверены, что на выборах победил Больсонаро.
Около 76% бразильцев не одобряют вторжение в правительственные здания, одобряют же его 18%.
Самое ужасное, что 37% заявили, что поддержали бы военный переворот против правительства Лулы.
В день вступления в должность Лулы многие протестующие из лагеря, что был разбит около казарм, выражали свою обеспокоенность тем, что Бразилия вскоре станет коммунистической диктатурой.
Лула вряд ли завоюет умы бразильцев, верящих в такое. Но он может попытаться восстановить спокойствие.
Крис Гармэн из консалтинговой компании Eurasia Group считает, что Луле придётся «найти среднюю линию поведения» между жёсткостью и сдержанностью. Ему надо показать, что сторонники Больсонаро и поддержавшие их полицейские будут наказаны, но не создать при этом впечатления, что они (а также христиане и консерваторы) являются жертвами преследований. В ночь беспорядков он назвал восставших «нацистами» и «фашистами». Это неумно, да и неправда. На следующий день он стал использовать более подобающие государственному деятелю выражения.
Выплеск политической доброй воли, наблюдающийся после кризиса, может помочь Луле заручиться поддержкой большинства в Конгрессе и провести ряд сложных экономических реформ, например налоговую. Но сколь бы большим ни был скачок его популярности, он, по-видимому, будет носить временный характер.
Возможно, что злобный раскол Бразилии и популярность больсонаризма сделают президента менее склонным к риску. Он уже, вопреки совету своего министра финансов, продлил действие расточительных субсидий на топливо, введённых его предшественником.
Инвесторы, похоже, делают Луле определённую поблажку. Курс реала к доллару вырос после выборов и лишь слегка упал после беспорядков в столице. Но правительство совершит ошибку, если отступит от реформ из страха перед будущими протестами. Экономический кризис сделает их лишь ещё более мощными.
The Economist, 14 января 2023 года

Прочитано 853 раз

Поиск по сайту