Торги на понижение

A A A

Вьетнам и индийский штат Керала легко справились с COVID-19. Их тайна заключается в оперативной и эффективной системе общественного здравоохранения.

Звонит телефон, и врач берёт трубку. «Доктор, у нас закончились аппараты искусственной вентиляции лёгких. Что нам делать, когда поступят новые больные?» Вскоре мрачные медики объясняют, что заболевание, с которым они борются, убивает троих из каждых четырёх его жертв. Против него нет вакцины или иного способа лечения.
Такого рода разговоры стали привычными в эпоху COVID-19. Впрочем, эта сцена не имеет ничего общего с нынешней пандемией. Это начало вышедшего на экраны в прошлом году фильма «Вирус», встретившего восторженный приём у критиков. Он был снят в Молливуде. Так иногда называют киноиндустрию на малаялам в индийском штате Керала.
Этот остросюжетный фильм основан на подлинных событиях. Он рассказывает о борьбе со вспышкой вирусной инфекции Нипах в 2018 г. Тогда патогенный микроорганизм, перекочевавший в человека из летучей мыши, привёл к смерти 21 из 23 заражённых.
Но Керала справилась с Нипахом за месяц, использовав все имеющиеся средства: введение комендантского часа в масштабах целого округа, постоянное отслеживание контактов и отправление на карантин тысяч возможных разносчиков заболевания.
Керала использовала ту же самую систему нехитрых и недорогих мер и для борьбы с COVID-19, что привело к блестящим результатам. Именно в этом штате был зафиксирован первый в Индии случай заболевания COVID-19. Заразившимся оказался студент-медик, вернувшийся в январе из Ухани – китайского города, где началась эпидемия.
24 марта, когда премьер-министр Нарендра Моди объявил общенациональный карантин, на Кералу приходилась 1/5 всех случаев заболевания в Индии. Штат занимал по этому показателю первое место в стране.
6 недель спустя Керала находится уже на 16-м месте. В то время как число заболевших в целом по Индии выросло в 71 раз, в Керале оно сократилось в 3 раза. Здесь от этой болезни умерли всего 4 человека. Многие граждане 35-миллионной Кералы работают за границей. За рубежом от этого заболевания умерло в 20 раз больше граждан этого штата, чем дома.
95-миллионный Вьетнам гораздо больше Кералы. Поразительно, но в борьбе с COVID-19 он следовал точно такому же сценарию, что и Керала. Результат был ещё более поразительным.
Как и в Керале, вирус во Вьетнаме объявился довольно рано. В марте был уже отмечен заметный прирост больных. Пик заболеваемости был пройден быстро. Сейчас в стране всего 39 больных коронавирусной инфекцией. Во Вьетнаме не было ни одного официально подтверждённого случая летального исхода. Это уникально для стран подобного размера.
Люди умирали даже в таких странах, как Тайвань и Новая Зеландия, которые считаются признанными историями успеха. На Филиппинах, которые похожи на Вьетнам по размерам и уровню жизни, число заражённых превысило 10000, а 650 человек умерли.
Как и Керала, Вьетнам совсем недавно был вынужден бороться со смертоносными эпидемиями: в 2003 г. – с ТОРС, а в 2009 г. – со свиным гриппом.
Сейчас Вьетнам и Керала снимают сливки со своих многолетних капиталовложений в систему общественного здравоохранения, особенно в систему первичной медицинской помощи.
Для них характерны централизованное управление, широкий охват системой медицинских учреждений как городов, так и отдалённых деревушек, а также обилие квалифицированного медицинского персонала.
Неслучайно, что здесь так сильно влияние коммунизма. Во Вьетнаме он является монопольной государственной идеологией, а в Керале его много рекламировали левые партии, господствующие в этом штате с 1950-х годов.
Кое-кто считает, что и во Вьетнаме, и в Керале низкому уровню заболеваемости способствовала относительная молодость их населения. Другие полагают, что местное население сделала менее восприимчивым всеобщая вакцинация БЦЖ против туберкулёза и проказы.
Тодд Поллак, работающий во Вьетнаме специалист по инфекционным заболеваниям, говорит, что всё гораздо проще: «Страны, предпринявшие быстрые, решительные меры, используя проверенные методы, смогли серьёзно ограничить распространение вируса. Если вы уменьшите число заболевших достаточно быстро, у вас никогда не начнётся экспоненциальный рост».
Поллак согласен с тем, что Вьетнаму мог помочь ряд культурных факторов: готовность учиться на китайском опыте, спокойное отношение людей к ношению защитных масок, их готовность быть посаженными на карантин вне дома, уважение к советам специалистов.
Он признаёт, что средний возраст носителей COVID-19 был ниже, чем в других странах, что обеспечило лучшую сопротивляемость заболеванию. Но всё это сработало лишь благодаря тому, что врачи быстро и эффективно изолировали носителей вируса, тем самым защитив стариков.
Ещё в январе вьетнамские власти объявили чрезвычайное положение в масштабе всей страны, сформировали руководящий комитет во главе с вице-премьером и начали проверять пассажиров и ограничивать передвижение. Для отслеживания контактов заражённых привлекли, помимо медицинских работников, военных и сотрудников гражданских служб.
В одной только крупной больнице в Ханое – столице страны – специалисты проследили контакты и протестировали порядка 5000 человек. Уже с середины февраля Вьетнам стал вводить жёсткий карантин в отдельных районах.
В некоторых общинах численностью до 10000 жителей вводилось усиленное полицейское патрулирование. Как и в Китае, возможных носителей вируса сажали на карантин отдельно от членов их семей.
Столь же воинственной была и кампания по информированию общества. Она включала рассылку сообщений на смартфоны, создание сайтов со множеством полезных данных, создание специальных приложений для смартфонов, публикацию ежедневно в среднем 127 статей на 13 самых популярных новостных сайтах. «Они создали впечатление, что правительство действительно делает всё возможное», – говорит Поллак.
Столь же энергичными были и власти Кералы: от главного министра штата, который вёл вечером духоподъёмные беседы по телевидению, до деревенских комитетов, создававших повсюду пункты мытья рук.
Власти не только демонстрировали свою эффективность в отслеживании случаев заражения и оснащении системы здравоохранения, но и подчёркивали своё сочувствие и сострадание жертвам пандемии.
Штат мобилизовал порядка 16000 человек для работы на «горячих линиях» и для обслуживания 100000 человек, оказавшихся на карантине. Власти заботились, чтобы у них не было недостатка в еде, медицинском обслуживании и сохранялась возможность просто с кем-то поговорить.
В тысячи домов доставлялись бесплатные обеды. Их получали также рабочие-мигранты, застигнутые в Керале общенациональным карантином.
И в Керале, и во Вьетнаме хорошо понимают, что опасность всё ещё сохраняется. Пока не появится вакцина или иной надёжный способ лечения, Вьетнам останется начеку, говорит Поллак.
А Керала готовится к массовому возвращению трудовых мигрантов из экономически потрёпанных арабских стран Персидского залива. Более 300000 человек просят о помощи в возвращении домой на сайте правительства штата.
Раджив Саданандан, специалист в области организации общественного здравоохранения, возглавлявший борьбу Кералы с эпидемией Нипаха, признаёт, что это большой риск, а также тяжёлая дополнительная нагрузка на бюджет штата, чьи доходы сейчас резко упали.
«Но, – говорит он, – в правительстве и в нашем обществе нет никаких сомнений в том, что они должны быть возвращены и что мы должны их поддержать при любых обстоятельствах».
The Economist, 9 мая 2020 года.

Прочитано 494 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту