И что теперь?

A A A

Несмотря на американскую сланцевую нефть, нефтяной рынок всё ещё сильно зависит от Саудовской Аравии.
Рыночная капитализация Aramco также оказалась под вопросом.

Мировой нефтяной рынок зависит от Saudi Aramco – саудовского государственного великана. В свою очередь, Aramco зависит от Абкайка.
Сырая нефть с легендарных саудовских нефтяных месторождений – Гавара, Хурайса, Шайбы – поступает для переработки в Абкайк. Там она проходит через огромную сеть нефтепроводов, газовых сепараторов и ректификационных колонн, а потом отправляется к потребителям по всему миру.
В прошлом году через этот завод прошла почти половина добытой в Саудовской Аравии нефти. Это чудо, что враги Королевства так долго не трогали это предприятие.
Но 14 сентября их ждал успех. Удары беспилотников по Абкайку и Хурайсу сократили суточное производство нефти на 5,7 млн баррелей. Это ошеломляющие 60% национального и 6% мирового производства.
Однако к 17 сентября завод в Абкайке смог восстановить переработку нефти на уровне 2 млн баррелей в сутки.
Амин Нассер, управляющий Aramco, заявил, что производственные мощности будут полностью восстановлены к концу месяца и что нападение не затронуло планов компании выставить на продажу часть своих акций, что должно стать крупнейшим в истории первичным публичным предложением.
Цена на нефть Brent, после нападения ненадолго подскочившая на 20% , потом резко упала до 64 долл. Это всего на
1 долл. выше уровня предыдущей недели.
Aramco пока поддерживает обычный уровень экспорта, используя свои неф-тяные резервы, которые сократились до 12-летнего минимума. Впрочем, её заверения были с сомнением восприняты некоторыми ветеранами отрасли.
«Кому вообще можно верить после этих снимков со спутника?» – вопрошает один из нефтяников.
Но даже если Aramco действительно быстро восстановит производство, останутся большие вопросы по поводу и этой компании, и всего нефтяного рынка.
В последние 12 месяцев цены на нефть подпрыгивали и вновь скользили вниз, питаемые то опасениями по поводу американских санкций в отношении Ирана и Венесуэлы, то страхами по поводу экономического роста.
В декабре Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК), Россия и ряд других производителей договорились снизить добычу на 1,2 млн баррелей в день.
Саудовская Аравия сократила производство даже в большей мере, чем обещала, чтобы не допустить дальнейшего падения цен. Тем не менее 13 сентября, за день до нападения, цены на нефть Brent были примерно на 20% ниже, чем в конце апреля.
Столкнувшись с таким вызовом, Саудовская Аравия сменила руководство своей нефтяной отрасли. Новый министр нефтяной промышленности князь Абдулазиз бин Салман и новый глава Aramco Ясир ар-Румайян заняли свои должности месяц назад.
Однако стабилизации нефтяных цен и ускорения первичного публичного предложения Aramco теперь, похоже, будет достичь труднее, чем когда бы то ни было.
Начнём с отложенного первичного публичного размещения Aramco, которым дразнили инвесторов с 2016 г., когда о нём было впервые объявлено. В апреле возможные инвесторы пускали слюну, глядя на цифры в первом в истории компании проспекте облигаций.
Чистая прибыль Aramco составляет 111 млрд долл. Это в 2 раза больше, чем у Apple – самой прибыльной корпорации в мире.
Кое-кого беспокоила мысль, что её производство сильно привязано к одной единственной стране. Нассер старался приглушить эти опасения, настаивая, что производство в компании стоит на надёжной основе. Но теперь вся уязвимость Aramco стала очевидна, что может отразиться на её рыночной стоимости.
Главная обеспокоенность вызвана неопределённостью по поводу возможности обострения противостояния в Персидском заливе, которое приведёт к уходу с рынка миллионов баррелей саудовской нефти. Если это произойдёт, то неясно, что сможет заменить такое количество нефти.
Сланцевая нефть превратила Америку в крупнейшего в мире производителя этого вида энергоносителей, но Дональд Трамп не контролирует нефтяные компании, а значит, не может приказывать им увеличить или снизить добычу.
Всё это неудобная действительность мира двух энергетических сверхдержав. Несмотря на все разговоры об Америке как главном стабилизаторе рынка, таковым по-прежнему остаётся Саудовская Аравия.
Именно она способна быстро повышать или уменьшать добычу, поддерживая устойчивость нефтяных цен. Но теперь рынок уже не сможет не обращать внимания на угрозы поставкам нефти оттуда.
Ну а утверждения об энергетической независимости Америки никогда ещё не выглядели более пустыми.
Несмотря на то, что Америка стала чистым экспортёром нефти, она по-прежнему импортировала в прошлом году по 10 млн баррелей в день. Это связано с тем, что сланцевая нефть лёгкая, а многие американские нефтеперерабатывающие заводы строились для работы с тяжёлой нефтью. Если вырастут мировые цены на нефть, то подорожает нефть и в Америке.
Трамп утверждает, что американское «энергетическое господство» снизило необходимость вмешательства США в зарубежные конфликты. Но оказалось, что это не так.
The Economist, 21 сентября 2019 года

Прочитано 494 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту