Бочкарев в «Моем алфавите»

A A A

22 июня исполнился год, как умер Василий Бочкарев, бывший нашим губернатором целых 17 лет и оставивший о себе неоднозначную память. Но в любом случае Василий Бочкарев был выдающейся личностью, он сумел оставить после себя и вещественные памятники, и память о событиях, которые он инициировал и осуществил. «Улица Московская» предлагает вниманию читателей несколько главок из книги Валентина Мануйлова «Мой алфавит», посвященных Василию Бочкареву.

vkb
Главки, как и в книге, даются в алфавитном порядке.
Актёр. Никогда не понимал, в чем разница между актером и артистом. Жена Марина объяснила, что актер – это тот, кто играет на сцене и снимается в кино, а артист, он еще и поет.
Наверное, при слове актер у любителей театральных постановок и фильмов возникают образы любимых актеров или гениев мирового и национального масштаба: Хэмфри Богарт, Джейн Фонда, или наши – Юрий Никулин, Андрей Миронов.
Меня родители к театру не приучили: пытались, но я не поддался. А кино любил смотреть только в детстве и юности, а как начал взрослеть, по поступлению в институт, перестал на него ходить. И до сих пор считаю, что кино – это искусство для инфантильных людей.
С годами, наблюдая и временами отчасти участвуя в том, что называется региональным политическим процессом, понял, что наивысшая форма театрализации нашей жизни – это жизнь местного бомонда. И в нем есть свои режиссеры, актеры. При этом режиссер-постановщик обычно один, а вот актеров множество, и они разного плана и разной величины.
В нашей Пензе режиссер-постановщик и актер первого плана совпал: 17 лет эти роли совмещал Василий Кузьмич Бочкарев.
Кажется, все без исключения члены местного бомонда сходятся в том, что он смог удержаться столько лет у власти благодаря своему природному дару – искусству самопрезентации.
Один только случай. Наверное, летом 2003 года отец мой, которого Бочкарев называл «друг мой Игорь Мануйлов», пришел ко мне в редакцию и спросил, что я думаю по поводу того, что он сходит к Бочкареву и попросит за своего зятя.
Ситуация сложилась такая, что зять отца вместе со своим отцом и старшим братом ввязались в дело, которое привело к серьезному конфликту с более сильными конкурентами. В старшего брата даже стреляли, но так, чтобы попугать. Не поранили даже.
Отец надеялся, что Бочкарев, которому он помогал на выборах 1998 года, услышит его и поможет.
Я выразил сомнение, но отговаривать отца не стал: каждый человек должен на своем опыте убедиться.
Через час или полтора отец вернулся. Ему не пришлось долго ждать. Василий Кузьмич его радушно принял.
Но выслушав отца, в том числе услышав имя и фамилию персонажа, который играл одну из главных ролей в этом противоборстве, полковника милиции в отставке, с которым Бочкарева связывали узы партнерства, Василий Кузьмич сказал: «А кто это такой, я его не знаю».
Отец, профессиональный оратор и полемист с 40-летним стажем, едва не лишился дара речи.
А история с зятем отца и его родственниками закончилась тем, что бизнес этот у них отобрали. Перед этим мне рекомендовали поговорить с зятем, чтобы не рыпались и отдали спокойно, но пока я собирался дойти до него, его слегка порезали ножичком в подъезде дома на улице Московской, где они тогда с сестрой моей Таней жили.
3 января 2016 года.

 


Баня (фрагмент). Баня для русских людей – не только средство очищения, она еще и место общения. И поскольку в бане все ходят голенькими, в банную компанию приглашают обычно самых близких людей, тех, кому всецело доверяют.
В бане происходят откровенные разговоры о жизни, о политике, о вождях или просто о начальстве, высказывают намерения, проговаривают опасения.
Вот так в банной компании, где находились проверенные люди, мэр Пензы Александр Серафимович Калашников проговорился, что опасается одного дела, в котором он оказался по случаю замешан. И произошло это уже в тот момент, когда началась борьба за пост главы областной администрации, куда Калашников втянулся или дал себя втянуть.
Информацию об опасениях Калашникова благополучно довели до главного его соперника Василия Кузьмича Бочкарева. Его доброжелатели помогли раскопать дело. Возможно, что поначалу Бочкарев колебался, стоит ли использовать это дело против Калашникова. Но от Березовского в Пензе на Бочкарева работала группа политтехнологов.
И как-то так сложилось, что приехала съемочная группа из Москвы, и за 2 дня до выборов, в пятницу вечером на ОРТ, в программе «Человек и закон», вышел сюжет, который весьма профессионально дискредитировал Калашникова.
Надобности в том сюжете большой не было: Калашников бы и так не выиграл выборы. Но благодаря показу удалось замерить его эффективность: Калашников вместо 15%, которые он мог бы получить на этих выборах, получил чуть больше 5%. То есть черный пиар на федеральном телеканале сбил рейтинг Калашникова втрое.
На ту же пятницу, на тот же вечер, запланирован был и показ телесюжета про Бочкарева. Тоже негативного содержания, но, как рассказал мне впоследствии Сергей Чернышев, лидер олимпийской группировки (поначалу он поддерживал Калашникова, а потом склонился в пользу Бочкарева), сюжет этот был снят с эфира благодаря вмешательству его дяди, генерал-лейтенанта ГРУ.
Сам Бочкарев в то время, когда он ходил в баню в компании своих приверженцев, вел себя, как мне рассказывали, весьма аккуратно. По крайней мере, в довыборный период. Однажды, рассказывал мне участник конфликта, в бане столкнулись две компании. Одну возглавлял Бочкарев, и в нее входили гражданские лица, вторая не имела явного лидера, но состояла из сотрудников ФСБ – мужиков в районе сорока лет, подполковников и полковников.
Столкнулись на почве борьбы за бильярдный стол: кто там первый к нему вышел. И Бочкарев очень аккуратно увел свою компанию, сказал что-то вроде «пошли, ребята». Показал тем самым, что умеет распознавать и оценивать риски. Небольшой такой эпизод, но он характеризует Бочкарева как человека осторожного.
А вот после второго успеха на выборах, наверное, летом 2002 года, он уже более свободно и раскованно вел себя в своей банной компании. Рассказывают, что позволял себе озорство такого рода: говорил или вопрошал, ну кто там повозит меня на своей спине. И находился кто-нибудь, кто возил. Однажды даже в этой роли выступил начальник одного уважаемого силового ведомства.
31 января 2016 года.


Бочкарев, Василий Кузьмич. Редкий Кузьмич, как я назвал его однажды, человек редкой целеустремленности и энергетики. Занимал пост пензенского губернатора 17 полных лет. Больше него губернию возглавлял Панчулидзев. И столько же – 17 лет – во главе области стоял Лев Борисович Ермин. И, наверное, только Ермин из моих современников мог сравниться с Бочкаревым по целеустремленности и энергетике. И по тому, какие пирамиды Хеопса они оставили наследникам, они тоже вполне сравнимы.
Не случайно Бочкарев не любил Ермина, не любил сравнений с ним. Опасался, что сравнение с Ерминым будет не в его пользу.
Фото Александра Назарова

Прочитано 1360 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту