Настоящее время

A A A

Американский ответ на русскую телевизионную пропаганду вещает на русском с Капитолийского холма.


Игорь Тихоненко, зеленоглазый блондин с изящно подстриженной бородкой, смотрит в камеру и с выражением говорит: «Я воспринял его слова как указание».
Он цитирует произведшее эффект взрыва признание бывшего директора ФБР Джеймса Коми о президенте Доналде Трампе. В день, когда Коми давал показания, Тихоненко, уроженец Белоруссии, вещал в прямом эфире на русском на аудиторию в России и окружающих её государствах.
Вскоре после этого ваш корреспондент сидел в одном из тех вашингтонских баров, что открылись пораньше, чтобы дать выпить любителям политики, наблюдавшим за слушаниями, с его русским коллегой Романом Мамоновым. Слушания в полном объёме транслировались с синхронным русским переводом в Интернете (и в Facebook).
Это американский государственный телеканал, ведущий передачи из студии близ Капитолия. Тихоненко и Мамонов – два молодых телеведущих Настоящего времени, этого ответа Америки кремлёвской пропагандистской сети Russia Today (RT).
Совет управляющих по вопросам вещания (СУВВ), руководящий Голосом Америки и Радио Свободная Европа/Радио Свобода, запустил вещающий на русском круглосуточный телеканал для противодействия находящимся на подъёме RT и Спутнику  (ещё одной всепроникающей радиостанции). 
Настоящее время в России доступно немногим. Оно тихо начало вещать в октябре посредством Интернета и спутника. Ни одна из кабельных сетей не предоставляет подписки на этот канал.
Настоящее время в чём-то означает возврат к мышлению времён «холодной войны»: впервые после падения Советского Союза вещание на русском стало первоочередной задачей контринформационных усилий Америки.
Присоединение Россией Крыма в 2014 г. и её вторжение на Украину, сопровождавшиеся кремлёвской кампанией дезинформации, призванной запутать людей и оправдать эти акции, подтолкнули руководство Голоса Америки и Радио Свободная Европа/Радио Свобода к действию. Помимо новостей Настоящее время показывает документальные фильмы о жизни людей в России, снятые независимыми кинорежиссёрами.
Не ясно, что по этому поводу думает Трамп. Его администрация, как говорят, рассматривает вопрос о замене главы СУВВ Джона Лансинга сторонником президента. Лансинг даже не имел возможности кратко проинформировать высокопоставленных сотрудников Белого дома о своём начинании.
Но руководство Конгресса, похоже, одобряет его. СУВВ потратит в этом финансовом году на Настоящее время 22 млн долл.: информационные войны нынче в моде. «Мы хотим восполнить нехватку» подлинных новостей и информации, созданную Россией, говорит Тихоненко. Только не уподобляйте это русской пропаганде, говорят американцы.
Блестящая англоязычная версия RT, где ведущими и гостями являются американцы и западноевропейцы, порою вполне могла сойти за нерусский телеканал, что позволяло доносить соответствующие послания до телезрителей (в 2016 году этот телеканал нападал на Хиллари Клинтон и поддерживал Доналда Трампа). Эта сеть представляет собою, по выражению RAND Corporation, «поток лжи».
В таких странах, как Украина, где средства массовой информации более открыты и конкурируют друг с другом, Настоящее время способно привлечь внимание телезрителей. Этот телеканал доступен по кабельным сетям также в странах Прибалтики, в Польше, Чехии, Турции, Грузии и Молдавии. СУВВ проводит исследования, позволяющие определить число его телезрителей в этих странах и в России. В мае в Интернете видеоматериалы Настоящего времени были просмотрены 40 млн раз.
Настоящее время могло бы послужить образцом для организации вещания на другие страны: многие депутаты и чиновники хотят начать вещание на Северную Корею. Но даже в более открытой России трудно добиться широкого охвата аудитории.
Это же не советские времена, когда западные правительственные радиостанции в иные недели слушало до 25% населения. У людей теперь больше возможностей получать информацию о Западе, в том числе через социальные сети.
К тому же, в соответствии с американским законодательством, Настоящее время должно объективно освещать события, не входя при этом в противоречие с американскими политикой и ценностями. Но спрос на такую подачу информации в России невелик. Тем не менее в эпоху RT и Спутника Вашингтон делает ставку на то, что это хоть кому-нибудь нужно.
The Economist, 17 июня 2017 г.

Прочитано 717 раз

Поиск по сайту