Грозный и отходчивый Бочкарев

A A A

В рамках цикла публикаций о Василии Бочкареве о нем рассказывает фотограф Александр Назаров.

vkb1vkb5
Познакомился я с ним перед первыми губернаторскими выборами (1998 г.). Бочкарев тогда работал главой Администрации Железнодорожного района. А одним из начальников отдела там был Сергей Филимонов, с которым я учился в техникуме. Он предложил меня как фотографа. Предполагалось, что будут черно-белые рекламные буклеты перед выборами.
В субботу в Жилстрой, в лабораторию, приходит ко мне Бочкарев один. Сразу началось с извинений: «Извини, я грамм 50 выпил для храбрости, первый раз так снимаюсь».
Ну, пошла съемка, все нормально. И тут я совершаю фатальную ошибку: ставлю свет сзади. Когда у человека волосы кучерявые, это красиво. А когда голова лысая, пятнышко получается.
В понедельник понес фотографии – все в восторге.
Они отправляют эти фотографии на «Маяк революции». А там решили прогнуться и напечатали не черно-белые фотографии, а в цвете. И лицо получилось красное, а пятнышко на голове стало как Луна.
Кузьмичу показали, и все 30 тыс. пустили под нож. Окружение всё пальцем на меня – это фотограф виноват. И я попал в опалу на несколько лет.
* * *
vkb2Была у меня в начале 2000-х годов идея издать фотоальбом о Пензенской области. Но Кузьмич меня близко не подпускал, я в то время с ним через посредников общался. Он говорил, что нечего на бумажки какие-то деньги тратить.
А в 2003 г. ему в Тамбове подарили шикарный альбом про Тамбовскую область. И он, вернувшись, вызвал Егорова и Столярову и говорит: «Хочу такой же».
Вызывают меня и говорят: «Он хочет такой же». Спрашиваю: «А что снимать?» Мне на бумажке написали: промышленность, сельское хозяйство и т. д. И все. Самому пришлось соображать, что войдет, конечно, согласовывая потом. Этот альбом, кстати, как раз вышел к первому приезду Путина в 2005 г. И тогда Василий Кузьмич проникся необходимостью подобных вещей, за 9 лет удалось издать 10 фотоальбомов о Пензенской области: спорте, культуре, музеях...
vkb3Все проекты делались под обещание Кузьмича. Работа длилась больше года, как правило, а деньги закладывались в бюджет только на следующий год. Я ни разу не боялся, что меня кинут: был уверен, что слово губернатора чего-то стоит.
Но, несмотря на все мои деяния, относился ко мне Бочкарев по-прежнему недоброжелательно.
Тогда часто приходилось ездить в Мордовию к владыке Варсонофию. И в те же времена Ходорковский там сделал свою экономзону, и Мордовия процветала, а Кузьмич завидовал.
И как только он меня видел где-то на мероприятии в толпе, сразу начинал ругаться, обращаясь ко всем окружающим: вот, видите, стоит, фотограф, ездит в Мордовию, ворованные деньги там получает.
Когда ему сказал, что к Варсонофию езжу, подобрел, но ненамного. Дистанция между нами всегда соблюдалась, все эти 13-14 лет, что с ним работал.
Однажды терпение мое лопнуло. На губернаторском кроссе в Малой Сердобе после забега начальство пошло выпить в одном месте, а мы, рангом пониже, в другом. И вот, спасибо водочке, подхожу к нему и спрашиваю: «За что же вы меня так не любите?» И началось…
А вокруг почти все главы районов стоят.
«Вот, посмотрите, жалуется! Не люблю его! Тебя Столярова обожает, что тебе еще надо!» И так минут пять. Остыв, говорит Чернову: «Ну, ладно, сними нас вместе, а то мы еще не снимались». (Роман Чернов у него тогда помощником был.) Кузьмич-то остыл, а я нет.
Началось награждение, подходит он кубок вручать, сделав паузу, оглянулся ко мне и говорит: «Все, что я сказал, забудь». Я потом эту фразу слышал не один раз, отходчив он был.
В 2009 г. воспитанник пензенской хоккейной школы Виталий Атюшов – чемпион мира – привез Кубок мира по хоккею в Пензу.
Встреча была в правительстве. За столом сидит губернатор, его замы, московские гости и вокруг журналисты.
А я стою отдельно, рядом со мной у стены Володя Гришин из «Пензенской правды» и девушка с 9-го канала. А в то время строилась Дизель-арена и были сложности с финансированием.
Кузьмич приехал злой со стройки и начал не с поздравлений, а с проблем. Он минут 5, наверное, жаловался на жизнь: спонсоров нет, денег не дают. А потом я на глаза попался…
И говорит: «Да вот стоит фотограф, дома десять фотоаппаратов нераспечатанных, бесплатно фотографии не допросишься…» И понеслось.
Володя Гришин по стенке от меня тихонечко в левую сторону, журналистка – в другую, я остался один. Что делать? Смотреть на него, не мигая, не дай бог голову опустишь, он еще больше распалится.
Ну, когда «извержение» закончилось, начали подарками обмениваться. Он дарит мой фотоальбом гостям и говорит: «Это он делал». Похлопал меня по плечу, и опять та же фраза: «Забудь, что я сказал».
Когда вышли в коридор, Столярова говорит: «Не обращай внимания, он нас каждый день увольняет. Ругает только тех, кого ценит».
* * *
Снимать Василия Кузьмича было непросто: лицо сложное, да еще эта авария по пути из Тархан. Спасало в репортаже то, что он часто улыбался.
Помню, как-то с ним были в Каменском районе на татарском Сабантуе. Он со всеми общался, фотографировался и напоминал: не забудь людям сделать фотографии.
У нас с ним выработалось правило. Если он снимался с толпой, искал меня глазами, и я без слов понимал. А ему взглядом показывал, как встать и куда смотреть, и тоже молча.
Еще мне нравилось, как он с людьми общался, никогда не давал пустых обещаний. Если что-то просили, он выяснял проблему и говорил: вы должны сделать вот так и вот так. Подачек никаких не будет. У губернатора нет таких возможностей.
Помню, делали фотоальбом «Культура Пензенской области», и нужна была в начале его фотография, а не хотелось ставить официальную.
Уговорил его приехать в детскую художественную школу № 1 на ул. Карла Маркса и начал снимать губернатора с девочками-ученицами. И у них там завязалась такая дискуссия! Девчонки попались острые.
Мне это только на руку, фотографии не постановочные, живые. А потом мы в кабинете у директора школы Т. Ивайловской сидели больше часа, пили чай и о чем только не говорили.
Всегда удивлялся его кругозору и знаниям. На него глядя, и не подумаешь. Как в аэропорту энтэвэшник один сказал другому: «Вон пензенский губернатор, видишь, на братка похож».
* * *
С годами у Кузьмича, наверное, окрепло доверие ко мне. В аэропорту встречали московское начальство. У него протекла ручка во внутреннем кармане, и он начал чистить пиджак. А я начал снимать.
Дмитрий Каденков (он тогда был помощником Бочкарева, а сейчас федеральный инспектор): «Александр, зачем?»
Кузьмич: «Не мешай. Он знает, что делает».
vkb4То есть не было у меня почти никаких запретов.
Самыми сложными были официальные съемки. Как-то пришлось снимать в его коттедже в Ахунах. Нужно было сделать серию официальных портретов.
Я приехал. Он раздвигает дверь шкафа, а там метра три костюмов висят: «Что будем одевать?» Я плечами пожал. Он надел пиджак, рубашку и, не надевая брюки, пошел к столу.
Ситуация, однако! Уговорил помогавшего мне Каденкова попросить его одеться. Морально трудно снимать официальный портрет, когда человек сидит в трусах. Ну, Кузьмич оделся. Сделали фотографии, и тут же на ноутбуке он отобрал, какие пойдут, и никто уже потом не поспорит.
Частенько за последним решением к нему ходил – спорить тогда никто не будет. И этим часто пользовался: «А Кузьмич согласовал…» Кто же пойдет переспрашивать?
Как-то управление туризма выпустило диск, а там две сотни моих фотографий. Я Егорова предупредил, что в суд подаю. Он: «Ну и правильно, подавай». Тогда начальником управления по туризму был Заложников.
Мы подали первый иск на небольшую часть фотографий (по принципу не клади все яйца в одну корзину), чтобы потом подать на всю оставшуюся. И за первую часть взяли приличную сумму.
И вот тут замы губернатора зашевелились. Начались жалобы, угрозы написать докладную губернатору. Помню, Егоров им сказал: «Что вы напишете в докладной, если он у нас не работает». Пошли к губернатору жаловаться.
А я еще год назад рассказал Кузьмичу о проблемах с авторскими правами. И, когда пришли к нему жаловаться, он их послал: чего пришли, фотограф защищает свои авторские права.
И вот тут, кстати, есть интересный момент. В 2012 г. при помощи губернатора был издан фотоальбом «Хроники провинциальной жизни». И перед выборами, встречаясь с оппозицией, Кузьмич хотел этот альбом подарить.
Звонит мне его помощник Алексей Панин и говорит: «Александр, Кузьмич спрашивает, можно ли в твой альбом вставить страничку с его обращением?» (Смысл его обращения был: что, хотите жить, как тогда?) И еще использовать фотографию из этого альбома в его соцсетях.
Я офигел. Альбом сделан на деньги правительства, и еще считаются с моими авторскими правами.
* * *
В августе 2007 г. подхожу к губернатору: «Василий Кузьмич, у вас в апреле 2008 г. будет 10 лет…» Он, недослушав, сразу подзывает вице-губернатора Андрея Кулинцева: «У Назарова идея, будешь помогать».
Знаем мы этих помощников из чиновников. Вдвоем с Валентином Мануйловым начали искать спонсоров. И уже к концу один из них (продавец овощей) пожаловался Кузьмичу.
Что тут началось: «Они за моей спиной собирают деньги, они наживаются…»
Звонит Евгений Гусейнов, он тогда был начальником управления: «Слушай, тут гроза. Кузьмич в гневе. Спрячься на неделю. Остынет, я тебе позвоню».
vkb6А когда буклет был готов, положили ему на стол, подобрел. А еще предполагалась выставка «Известный и неожиданный Бочкарев». Он открытие сам согласовал, назначил дату.
Народу, понятно, собралось огромное количество, причем больше половины разное начальство. А его вызвали в Москву, и открытие и банкет были без него.
Кстати, в этом буклете были фотографии, которые мне забраковала Елена Столярова (где кулаком грозит собравшимся и где по мячу бьет). Показал ему, тут же звонит: «Лена, отстань от Назарова, народ должен видеть своего губернатора, какой он».
Зато потом на открытии все говорили, какие смелые фотографии.
В 2011 г. мы с Игорем Шишкиным пошли показать уже готовый оригинал-макет альбома фотографий про Пензенскую область. В кабинете был еще Сергей Егоров. На мониторе показали весь проект фотоальбома.
Кузьмич встал, руки в карманы, походил-походил и говорит: «Ребят, я, может, ничего не соображаю, но у вас фотоальбом начинается с промышленности, сельского хозяйства… А что нам гордиться пензенской промышленностью? Нужны другие, более успешные примеры. У нас есть Лермонтов, есть… (ну и начал перечислять) У нас культура же главное!»
Мы оторопели сначала, а потом так и сделали. Переставить главы в готовом оригинал-макете ничего не стоило. Так и получилось, что эта книжка началась с культуры.
Подготовила Екатерина КУПРИЯНОВА

Прочитано 789 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту