«Завод затягивает»

A A A

Истории этих пензенских заводов заставляют задаться вопросом: как одни руководители умудряются довести предприятия до банкротства, а другие – вывести их из кризиса и сделать заметными игроками на региональном и федеральном рынке?

akimov

– Не так уж это и сложно – уронить завод. Как правило, за этим стоят неправильное управление и вывод денег, – говорит Дмитрий Акимов. – Мы же постоянно вкладываемся в развитие производства.
Нам удалось привлечь зарубежных инвесторов. В соответствии со своими обязательствами итальянские партнеры передали нам технологии, обучили наших специалистов за рубежом.
Объединение усилий позволило нам начать выпуск новых изделий, которые, кроме нас, практически никто в России не выпускает. Мы активно включились в программу по импортозамещению.
Наши предприятия работают по международным стандартам, у нас внедрена система Бережливого производства, система 5С. На сегодняшний день такая организация производства – это обязательное требование наших партнеров. Без этого крупные российские холдинги не станут заключать с тобой контракты.
Я вообще придерживаюсь принципа, что на каждом заводе постоянно должны идти улучшения: снижение себестоимости, улучшение логистики движения комплектующих, снижение издержек как по времени, так и по технологии. От этого зависит жизнеспособность предприятия.
Дмитрий Александрович, судя по Вашему послужному списку, Вам довелось трудиться в разных сферах деятельности. В 2010 г. Вы стали директором ПЗТП. Почему Вы пришли на производство?
– Во-первых, потому что завод – это мое, родное.
Я на это учился. По первому образованию я техник-технолог: в 1994 г. окончил Пензенский приборостроительный колледж.
Я учился тогда, когда нас действительно учили. Из 32 поступивших на нашем потоке диплом получили только 16.
Помню, директору техникума Танцыреву сдавал экзамен в 5 утра, потому что он с каждым студентом разговаривал часа по 3. Он спрашивал не по билету, а вообще весь курс.
Мулина Валентина Яковлевна преподавала у нас черчение. Чертили мы чернилами. Чуть что – помарка. А стирать нельзя. По 10 раз перечерчивали.
И я только потом понял, зачем Валентина Яковлевна нас так гоняла: она набила нам руку. Мы умели не просто читать чертежи. Мы могли от руки, практически без линейки чертить и эскизировать моментально.
Сейчас, когда я езжу по заграницам, я посмотрел – и запомнил. А потом начертил со всеми размерами.
Нас выпускали из ППК уже практически готовыми инженерами. Я это почувствовал, когда поступил в Пензенское артиллерийское инженерное училище. Там я, можно сказать, отдыхал.
Окончить училище по семейным обстоятельствам не смог, хотя был Президентским стипендиатом и шел на красный диплом. Ушел из училища за 2 месяца до окончания.
Специальность инженера получил уже в ПГУ.
Кроме того, не стоит, наверное, сбрасывать со счетов и гены. Родные братья моего деда работали на заводе «Уральская кузница» в г. Чебаркуль Челябинской области.
Один был заместителем директором завода, другой – заместителем начальника цеха. У него в цехе в 1993 г. я проходил практику. Сам туда попросился. Работал 8 месяцев токарем-карусельщиком, прошел аттестацию и получил 3-й разряд.
В 2010 г., когда мне предложили возглавить ПЗТП, я не хотел принимать это предложение. Но принял. А заводская жизнь, она особая. Завод – это живой организм: здесь свои традиции, динамика, особая энергетика. Он затягивает.

– Ваши предприятия смогли заслужить уважение партнеров. А удалось ли им заслужить лояльность своих работников?
– Мне хочется верить, что удалось. В пользу этого говорит то, что многие сотрудники трудятся на наших предприятиях целыми семьями, поколениями.
Я считаю себя жестким руководителем. Люблю порядок во всем. От себя требую порядка и от остальных.
Курение и пьянство на работе – это табу. Если сотрудник сорвал план, подставил коллектив или пойман на воровстве, мы с ним расстаемся, несмотря ни на какие заслуги. В последнем случае еще и привлекаем к ответственности.
Но, как сказал Генри Форд, есть две составляющие, влияющие на человека. Первая – это зарплата: чтобы человек пришел на работу и включил станок. Вторая – это премия, чтобы он работал хорошо.
Поэтому помимо жесткой дисциплины на наших предприятиях существует программа социальной поддержки, которая отражена в коллективном договоре.
Там много пунктов: поощрение премиями, ценными подарками, материальная помощь в случае бракосочетания сотрудника, рождения ребенка, болезни, смерти. Предусмотрены очень приличные выплаты.
Кроме того, мы дотируем обеды в нашей столовой. Обед стоит в районе 100 рублей.
Столовую отремонтировали, купили новое оборудование. Девочки из художественного училища на стене написали копию картины «Охотники на привале». Отличная столовая получилась!
Многим нашим сотрудникам – в основном тем, что живут на ул. Окружной, – неудобно добираться на ул. Транспортную: не ходит общественный транспорт.
Мы купили 18-местную «Газель», чтобы возить сотрудников. Утром и вечером наша маршрутка делает по два рейса: развозит 40 человек. Бесплатно для сотрудников.  

– Дмитрий Александрович, Вы, как руководитель, умеете мыслить масштабно и на перспективу. Каким в общих чертах Вам видится будущее Ваших предприятий?
– Прежде всего будем развивать новые высокотехнологичные направления. Чем шире тематика производства, тем проще будет выжить в тяжелые времена. А от таких времен никто не застрахован.
Мы идем по тем направлениям, по которым в России никто не идет. Это тяжелая дорога. Но у этого есть свое преимущество: у нас практически нет отечественных конкурентов.
Мы будем вовлекать иностранных инвесторов, которые в своих направлениях лучшие. Мы планируем делать в Пензе уникальные вещи, которые будут востребованы в России и обеспечат ей экономический рост и обороноспособность.
Такая стратегия не только даст нашим предприятиям возможность расти и развиваться, но и поднимет престиж Пензенской области.
Интервью взяла Марина Мануйлова
Фото Дмитрия Земскова

Прочитано 56 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту