Разум побеждает. Пробравшись с чёрного хода

A A A

Жёсткий вариант выхода Британии из ЕС окончательно провалился. И благодарить за это надо… Северную Ирландию. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

«Донкихотский поход Британии за независимостью провалился», – так прокомментировал итоги яростных дебатов в Палате общин 12 июня английский журналист Эмброуз Иванз-Причард.
После них окончательно стало понятно, что жёсткого выхода Британии из ЕС не будет. Под жёстким выходом понимается полная независимость Соединённого Королевства от судов ЕС и его торговой и миграционной политики.
А помогла отказаться от этого самоубийственного для Британии варианта Северная Ирландия.
Для того чтобы Лондон получил полную самостоятельность в торговой политике, требовалось установить таможенные посты на единственной сухопутной границе Королевства – границе с Ирландией.
Сейчас это совершенно символическая линия, где нет ни пограничных, ни таможенных постов. Прозрачность границы между Северной Ирландией и Ирландской Республикой – это одно из главных условий примирения между юнионистами и республиканцами в Ольстере. К тому же Северная Ирландия на референдуме в 2016 г. проголосовала за то, чтобы остаться в составе ЕС.
Планы британских еврофобов вошли в непримиримое противоречие с задачей поддержания мира в Северной Ирландии. Консервативное правительство Терезы Мэй вынуждено было уступить и пообещало не трогать эту границу.
Но, если у Британии нет таможенной границы с ЕС на одном участке, считай, что её нет совсем, и Британия в любом случае будет вынуждена сохранить таможенный союз с ЕС и полностью подчиняться его внешнеторговой политике (как это делают сейчас Турция, Швейцария и Норвегия).
Не создавать же таможенную границу между Британией и Северной Ирландией. На это категорически не согласны ольстерские юнионисты, на поддержку которых в парламенте опирается правительство.
Угроза свободному движению товаров между Британией и ЕС миновала. Технологические цепочки, по поводу сохранности которых беспокоилась обрабатывающая промышленность, останутся в неприкосновенности. Следовательно, краха британской индустрии не будет.
Но ЕС требует в обмен на свободный доступ английских товаров на свою территорию свободного въезда и трудоустройства в Британии граждан ЕС. Это одна из самых болезненных для английских еврофобов тем. И Лондону ничего не остаётся, как примириться с этим условием.
Мечта английских националистов об освобождении из-под «ига» еврократов (пусть даже ценой экономической катастрофы в Британии) провалилась.
Более того, Британия стала даже ещё менее самостоятельной, чем раньше. Британцы будут теперь вынуждены подчиняться Брюсселю в вопросах торговли и хозяйственного законодательства, не имея там права голоса при принятии решений. Да ещё, скорее всего, будут обязаны вносить в казну ЕС ежегодно кругленькую сумму. За что боролись…
Когда это осознает националистический избиратель, его гнева не миновать. Но, скорее всего, изменить он уже ничего не сможет.
Остаётся открытым вопрос о судьбе финансового сектора Британии. Это один из столпов её экономики. Вот здесь тяжёлых потерь, скорее всего, не миновать. Еврофобское крыло консерваторов уже спешно сочиняет новую теорию заговора, чтобы оправдать своё поражение. Они будут говорить о предательстве и «ударе ножом в спину» и могут поднять восстание в попытке сместить Терезу Мэй.
Но кто бы ни пришёл ей на смену, он столкнётся с теми же самыми проблемами и пойдёт тем же самым путём.
Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

 

Прочитано 209 раз

Поиск по сайту

Реклама