К вопросу о славянских корнях европейских народов

A A A

Внештатный автор «Улицы Московской» Алексей Борисов высказывается в пользу точки зрения о том, что все европейские народы происходят из одной купели.

borisov

Алексей Борисов в Праге. Август 2017 г.


 

Это небольшое исследование имеет отношение к нашей Пензенской области постольку, поскольку в пору всеобщего увлечения «буртасским прошлым» Сурского края автор этих строк пытался разобраться, а кто же такие буртасы, откуда они пришли и куда ушли.
Как известно, лучший, или во всяком случае наиболее очевидный «маркер», признак того или иного народа – его фамилии. Фамилии же в огромном большинстве случаев образуются из отчеств. То есть жил человек по имени Василий, его отпрыска стали звать Васильев сын, а внуков и правнуков, чтобы не мудрить, – просто Васильевыми.
Пытаясь хоть как-то привязать это бесхитростное наблюдение к буртасской гипотезе, автор вдруг обратил внимание на одну очевидную, но почему-то лишенную широкого обсуждения вещь: русские и болгары – единственные славянские народы, фамилии у которых образовывались с использованием приставного слова «сын». У всех других славянских народов отчества (и впоследствии фамилии) образуются суффиксом «-ич»: Миланович, Карагеоргиевич у сербов и хорватов, Гашек, Чапек у западных славян (чешский суффикс «-ек» эквивалентен сербскому и русскому «-ич»), Штирлиц, Тирпиц у северо-западных славян (достались в наследство в виде фамилий немцам, захватившим земли этих народов).
Но еще больше автор этих строк удивился, когда, отслеживая перемещения алан (вроде и как бы ближайших родственников буртасов) во время Великого переселения народов, вдруг узнал, что и испанские фамилии (Родригес, Альварес, Хименес и прочие) образованы на славянский манер (испанский суффикс «-ez», при помощи которого образованы эти фамилии, – это слегка искаженный сербохорватский «-ич» и практически не искаженный ободритский «-iz»!
Но откуда славянам взяться на Пиренейском полуострове?
Тем более что между славянскими землями и Испанией лежит довольно широкий массив земель, где образовывать фамилии от отчеств не принято!
Точнее говоря, не принято давать отчеств – в странах с преимущественно кельтским населением долго сохранялись пережитки матриархата. Фамилии здесь образовывались по другим признакам: «д’Артаньян» – «из деревушки Артаньян, «Пуаро» – «Грушка» и т. п.
Отгадка напрашивается одна. В V веке в Испании побывали вандалы. Те самые, которые столь колоритно взяли Рим, что стали именем нарицательным.
Почему бы не предположить, что они-то и принесли на другой край Европы славянскую манеру образования отчеств?
Спору о том, славяне – вандалы, или же германцы, 1000 лет. Еще саксонские епископы оправдывали жестокость крестовых походов против славянского Вендского племенного союза тем, что венды – потомки тех самых вандалов, которые разграбили Рим.
Прародиной вандалов считается самая северная оконечность Ютландского полуострова. По мере роста численности они расселялись на юг. Путь их несложно проследить по топонимам. Вскоре после исхода из Ютландии вандалы разделились на два племени – силинги и асдинги. Силинги дали название нынешней территории Шлезвиг в Германии и чешско-польской Силезии.
Вышедшие аналогичным образом со Скандинавского полуострова готы в своем движении на юг прошли по землям вандалов и увлекли часть из них за собой. В Северном Причерноморье вандалы приобрели известность как «анты».
Ничего удивительного в этом нет: буква «в» в древних языках претерпевала и не такие метаморфозы. Вспомнить хотя бы тот факт, что нынешнее название испанской провинции Андалузия образовалось от топонима Вандалузия (Вандалия) усечением этой самой «в»!
Известный советский писатель Владимир Чивилихин в своем романе-были «Память» весьма убедительно доказывает, что звукосочетание «ан» или «ен» в бытовом произношении легко трансформируется в благозвучный звук «я».
Так из «вандалов»-«антов»-«венетов» образовались наши родные «вятичи» – хорошо известные, но отстоящие чуть в сторону от магистральных «полян»-«древлян» русской истории.
Судя по всему, они-то (под именем вендов – благозвучный переход «ен» на «я» в германских языках не состоялся) и вызывали гнев саксонских епископов.
В школьной хрестоматии времен развитого социализма приводилась трогательная история о том, как злые и жестокие готы, захватившие в то время Крым, зазвали на пир антского князя Боза (или Обжа) вместе с другими вождями антов, напоили и перебили, а антов подчинили себе.
Эта легенда имеет исторические корни. В начале эпохи Великого переселения народов вандалы жили на территории современных Венгрии и Румынии. Готы, вытесненные гуннами из Причерноморья, напали на них, разгромили и устроили жестокую резню. Уцелевшие вандалы-венеты бежали на Балканы, дали начало южнославянским народам и основали Венецию.
Но и здесь их настигли готы. Вандалы бежали дальше, на запад, добрались до Испании, основали здесь свое королевство. Но следом опять пришли готы.
Силинги были перебиты поголовно. Асдингам пришлось уйти на юг. Они-то и образовали Андалузское королевство, а затем перебрались в Африку, где обосновались на добрых сто лет и откуда разорили Рим.
Косвенным подтверждением того, что своими отчествами-фамилиями на «-ez» испанцы обязаны вандалам, служит тот факт, что в соседней Португалии такие фамилии – редкость. Объяснение очевидно: вместо вандалов сюда в V веке пришли свевы – германское племя (нынешние швабы).
Да и влияние вандалов в Испании явно не ограничилось несколькими десятилетиями V века. Во всяком случае, слишком уж не по-готски – Витица – звучит имя предпоследнего правителя Вестготского королевства. В нем легко угадать славянский термин «витязь» – «воин», «победитель».
Но если общеславянским способом образований отчеств и затем фамилий является присоединение суффикса «-ич», то откуда же на Руси взялась традиция формировать таковые при помощи вспомогательного слова «сын»?
Очевидно, эта традиция – маркер другого племени, еще одного народа, принявшего участие в формирования русской нации.
О том, что русская нация формировалась как минимум двумя потоками народов, писали многие властители дум. Об этом свидетельствует хотя бы сохраняющееся до сих пор разделение на «окающие» и «акающие» области. Да и различие в названиях племен, образовавших Русское государство. С одной стороны – поляне, словени и древляне. С другой – вятичи, уличи, кривичи, дреговичи.
Причем русские не единственный народ, начавший образовывать отчества и фамилии при помощи дополнительного слова «сын». Но круг этих народов узок: скандинавы, англосаксы (выходцы из той же Дании), голландцы, жители Северной Германии – Нельсон, Амундсен, Андерсен, Виллемзоон. Больше нигде этот метод не привился.
Обосновавшиеся в Северной Франции скандинавы пытались внедрить его здесь, создавая лингвистические комбинации типа «Guillielm fils de Harald» (читается как «Гильем фис де Гаральд»).
Но Франция манеру не приняла. Зато она (манера), вместе с нормандскими завоевателями, переправилась в Англию. Современные английские фамилии типа Фицджеральд или Фицпатрик – ничто иное как наследие неудачной попытки норманнов калькировать скандинавские отчества при помощи французского слова «fils» – «сын».
Понятно, что прародину второго потока славян, образовавших русское государство, надо искать в тех местах, где отчества образовывались при помощи дополнительного слова «сын». Более точную подсказку даст хотя бы средневековый писатель и историк Франсуа де Бельфоре. Тот самый, у которого Шекспир позаимствовал канву повести о Гамлете, принце датском.
Так вот, по Бельфоре, славян из Ютландии изгнал только в IX веке современник исторического Гамлета – датский король по имени Рорик. До этого славяне жили в тамошних краях припеваючи и даже участвовали вместе с англами, ютами и саксами в завоевании Британии.
Конечно, де Бельфоре мог в чем-то ошибаться. Средневековая историческая наука далека от совершенства. Но ведь и современная утверждает, что как раз в то время был основан Новгород, спустившиеся по Днепру северные славяне захватили Киев. То есть началось формирование древнерусского государства.
Но вернемся к нашим буртасам. Какое отношение вышесказанное имеет к ним?
В советские времена буртассияне и прилегающие к ним народы почитали себя главными носителями единственно верного и всепобеждающего учения о переустройстве мира. Что давало им основание слегка свысока посматривать на соседние народы. В особенности на те, которые застряли в своем развитии на стадии «народной демократии».
Но потом «единственно верное» как-то довольно легковесно фукнуло. А ощущать свое превосходство по-прежнему хотелось. Вот только на основании чего?
И вот, пожалуйста: в нонешний интернет заглянуть страшно! Довольно умозрительная гипотеза о том, что некогда предки нынешних индоевропейцев кочевали по Великой степи от Алтая до Карпат, обросла поразительно дородным «мясом»!
На перечень великих и «имперских» народов, от которых мы якобы произошли, страницы не хватит! Тут и «славяно-арии», и «тартАрии», и загадочные «гипербореи», и «руссы», «россы».
И все эти перечни – с деликатным намеком на то, что «сбежавшие на Запад» народы – вторичны или производны от этих самых «гипербореев». Что-то вроде блудных младших братьев, которые только и ждут, когда к ним приедут на танках и расскажут, как правильно жить. Очень без этого тоскуют.
Хотелось бы разочаровать приверженцев этой точки зрения.
На самом деле среди народов нет «старших» и «младших» братьев. Мало того, например, вятичи-вандалы, словени-ильмени и пресловутые англосаксы – едва ли не единоутробные братья.
Во всяком случае странствия по глобусу людей с отчествами на «-ич» и с отчествами «сын» начались практически из одной точки.
А уж нравится ли такое родство «буртассиянам» или «гиперборейцам»? Каждый вправе судить о другом в меру своего понимания.
Алексей Борисов, вольный мыслитель

Прочитано 615 раз

Поиск по сайту

Реклама