У Путина была ужасная неделя

A A A

Русскому самодержцу не удалось ни улучшить отношения с Европой, ни изолировать Украину.

Церемония открытия Зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи должна была стать определяющим моментом президентства Владимира Путина, показать миру возрождающуюся Россию и взвинтить до небес народную любовь к нему.
Он заплатил за них 50 млрддолл. и ни в чём не стал полагаться на волю случая. Россия потчевала допингом своих атлетов и праздновала их золотые медали так, словно это были военные победы. Подхлёстываемое машиной государственной пропаганды торжество переросло в антизападную истерику.
Через несколько дней после закрытия Олимпиады состоялось присоединение Крыма и вторжение в Донбасс (Восточную Украину).
Шесть лет спустя Кремль столкнулся с последствиями этих решений.
9 декабря Всемирное антидопинговое агентство отстранило Россию от участия в важнейших международных спортивных соревнованиях на 4 года. Для страны, где символы важнее сути, этот запрет, несмотря на содержащиеся в нём лазейки, стал огромным унижением.
Это произошло в тот самый день, когда Путин сел за стол переговоров с украинским президентом Владимиром Зеленским и лидерами Франции и Германии, чтобы добиться мирного урегулирования развязанной Россией войны в Донбассе, унёсшей уже 13000 жизней.
Первая за три года встреча в «нормандском формате» начиналась в атмосфере опасений, отчасти вызванных недавно появившейся у Эмманюэля Макрона страстью к наведению мостов между Европой и Россией.
Сможет ли Путин впихнуть Донбасс назад в Украину, не дав при этом её правительству полного суверенитета над этим регионом, что рассматривается многими как уловка с целью дестабилизировать эту страну?
Будет ли французский президент давить на Украину ради собственного великого видения новой европейской архитектуры безопасности?
Уступит ли неопытный президент Украины? Эти страхи вывели на улицы Киева – столицы Украины – тысячи людей, которые пытались предостеречь Зеленского от уступок. Встреча мало что дала, что в известной мере позволило вздохнуть с облегчением. Было достигнуто соглашение об обмене пленными, о разводе войск ещё на трёх участках линии фронта и о новой встрече через 4 месяца.
Но Зеленский публично провёл границы, через которые не намерен переступать. Он не пожертвует территориальной целостностью Украины, включая Крым, и, что особенно важно, не согласится на проведение местных выборов в Донбассе до тех пор, пока Украина не получит полный доступ на захваченные земли и не восстановит контроль над их границей с Россией. Только в этом случае выборы будут честными. Это значит, что в нынешних условиях их проведение невозможно.
Контраст между двумя президентами был поразительным.
Путин приехал на своём чудовищном бронированном лимузине в сопровождении целого отряда охранников, некоторые из которых были одеты в балаклавы.
Зеленский прибыл на минивэне Renault. На состоявшейся поздно ночью конференции Зеленский выглядел молодо. Он нервничал и излучал искренность.
Путин выглядел как старый самодержец, мстительный, высокомерный и скучающий. Его целью было нормализовать отношения с Европой и изолировать Украину, но он не добился ничего.
В тот же день министры иностранных дел ЕС договорились начать работу над европейской версией американского акта Магнитского, который карает санкциями тех русских, что нарушают права человека.
Во время этой ужасной для него недели Путин столкнулся ещё и с сопротивлением со стороны Белоруссии – братской славянской страны, уже являющейся частью экономического союза с Россией.
Более тесный союз (то есть, по сути дела, захват Белоруссии) мог бы позволить Путину учредить новое государство, которое он мог бы возглавить после окончания своего последнего, согласно русской конституции, президентского срока в 2024 г.
Но на переговорах 7 декабря в резиденции Путина в Сочи он ничего не добился от белорусского лидера Александра Лукашенко.
«Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России», – заявил тот накануне встречи. Пятичасовой разговор закончился ничем, разве что договорённостью вновь встретиться через две недели.
А когда Лукашенко вернулся домой, начальник его Генерального штаба заявил, что Белоруссия хотела бы принять участие в военных учениях НАТО «Защитник Европы» в следующем году. Вряд ли это подняло Путину настроение перед Рождеством.
The Economist, 14 декабря 2019 года.

Прочитано 916 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту