Партархив на вынос: мнение Александра Яхонтова

A A A

В связи с публикацией в «Улице Московской» цикла материалов «Партархив на вынос», наше издание получило текст, который мы рассматриваем как экспертное заключение, ибо его автор Александр Яхонтов долгое время работал сотрудником партархива и хорошо знает его изнутри.

yahontov

Владилен Мочалов, заведующий партархивом,и Александр Яхонтов, научный работник партархива.  Середина 1980-х. Фото Александра Петрушкова.


Меня очень взволновала тема, которая была затронута в статье «Партархив на вынос» и в последующих публикациях в продолжение обсуждаемой проблемы. Хотя сказать  взволновала, это не сказать ничего.
Я тот самый один из «еще живых свидетелей», к которым взывает редактор газеты Валентин Мануйлов.
В 80-е годы я работал научным сотрудником, а потом инструктором партархива. С 1 января 1990 г. был уволен по сокращению штатов.
В архиве я отвечал в том числе и за связь с прессой, но оказалось, не о том рассказывал. Как раз в это время по поручению обкома архив готовил к уничтожению целый массив персональных дел.
Насколько помню, среди них были дублетные документы, которые можно было уничтожать, но не уверен, что под этим предлогом не могли погубить действительно что-то ценное для истории. Успели подготовить, но не уничтожить.
21 августа 1991 г., когда уже работал в газете «Наша Пенза», я был на том знаменитом победном митинге перед зданием драмтеатра. По его завершении я подошел к актеру Игорю Эрельту, одному из руководителей ДПР в Пензе, и рассказал, что могут уничтожить эти документы.
Через день или два мне позвонили сотрудники партархива и рассказали, что приехали автоматчики, всех выселили из здания без личных вещей и охраняли архив несколько дней до тех пор, пока судьба документов не была решена. Их сохранили и вернули на полку.
И вот опять заговорили о вероятности уничтожения архивных документов. Порядки новые, а нравы за 30 лет не изменились. За это время в Пензе отмечен настоящий бум интереса к изучению истории Сурского края. И вдруг такая, как говорили в «староглиняные времена», «отрыжка прошлого».
Не сомневаюсь, что никакого интереса широкой общественности это событие не вызовет. И партархив может постигнуть судьба музея завода им. Фрунзе.
Уже в наше время заброшенный музей, как ни умоляли передать его уникальные экспонаты и фото в фонды областного краеведческого музея, был попросту разворован. А массив личных дел заводчан с момента создания Трубочного (позднее – Велосипедного) завода просто пропал.
Подумаешь, ценность! Подумаешь, что масса людей не смогла из-за этого подтвердить свой стаж для получения более высокой пенсии! В конце концов, денег на пенсии в стране все равно не хватает.
В представлении обывателя архив сродни склепу. Списали туда какие-то бумажки, и можно забыть, пусть лежат там, пока ни обратятся в прах.
В массовом сознании уничтожение каких-то там никому не нужных бумажек вообще не проблема.
Сейчас в моде рассуждать о патриотизме и сыпать обвинениями в непатриотичности. Так вот, патриотизм – это не расхожий штамп. Это не управляемая шумиха о голосовании за присвоение имени Лермонтова местному аэропортику. Пошумели и уже забыли.
Патриотизм – это не только постоянное ощущение ответственности перед будущим, но и перед «отеческими гробами». Он начинается в тот момент, когда мы пытаемся понять, кто мы такие и откуда.
Самое непатриотичное, что можно сделать сегодня, это, на мой взгляд, уничтожить архивные документы. Эти бесценные свидетельства своего времени, по сути, овеществленная история. А без истории нет у народа даже названия. Если историей, конечно, не считать те байки, которые про наше прошлое периодически сочиняют на потребу дня.
Вы скажете, что я увожу разговор в сторону. Ведь речь идет о списании документов временного хранения с истекшим сроком – в строгом соответствии с инструкцией. Интересно, если б эти документы списали в 70-80-е годы, то не было бы, например, целой полки книг Олега Савина, который в прямом смысле оживил историю Сурского края именами наших земляков – участников событий разных лет. Он буквально большую часть жизни в те годы, что я работал в архиве, проводил в нашем читальном зале и в госархиве. И не он один.
Не бывает истории без людей, как нет нашего первенства в освоении космоса без имен и судеб Королева и Гагарина, которые и творили эту историю.
Когда закончилась в стране власть Советов, Пензенский государственный архив вместе с влившимся в его состав партархивом буквально накрыла волна биографических запросов, которая уже многие годы порою натуральным образом парализует его работу.
В эпоху «диалектического материализма» сознательно стиралась память о прошлом, многие люди старались не рассказывать детям о происхождении предков. Зачастую из страха, порожденного массовыми репрессиями, которые с 17-го и по 53-й годы унесли многие миллионы жизней людей разных возрастов, сословий, взглядов, профессий.
Спросите наших архивистов об их работе. И они в один голос скажут, что задыхаются от биографических запросов, постоянно поступающих не только от жителей различных уголков Пензенской области, но и от наших земляков, которых судьба разбросала по всей России и далеко за ее пределами.
И тут не бывает срока давности. Если бы уничтожили документы, я бы не смог отследить судьбу своих предков на несколько веков назад, не узнал бы, где, когда и почему был расстрелян мой 70-летний прадед. Для меня это важно. Это становится все более важным для многих наших современников.
Работать с архивными документами все равно что мыть золотой песок. Крупицы данных разбросаны по разным документам разных лет, которые могут оказаться в фондах разных организаций, да и вообще в архивах разных городов.
И в этом смысле личные и персональные дела – очень удобный ресурс, своеобразная биографическая квинтэссенция.
Биография из пердела для кого-то может оказаться единственным источником для подтверждения пенсии (!), для написания воспоминаний своим потомкам, для поиска корней рода своего.
А для историка-исследователя это бесценный материал, который можно изучать и обобщать бесконечно в различных тематических исследованиях. Уничтожить персональные данные (временного хранения!), на мой взгляд, равнозначно уничтожению, например, ревизских сказок – переписи «живых душ» крепостных крестьян XVIII-XIX веков.
Тот период истории страны, когда возникли эти личные дела, завершен. Фонд, в котором они хранятся, больше пополняться не будет. Не важно, что какая-то часть его используется редко. Это не значит, что когда-то не возникнет потребность в их изучении.
Кстати, пусть не пугает читателя приведенная в ответе г-на Бибарсова цифра с четырьмя нулями, коей исчисляется величина «временных» документов. Основная их часть – объемом всего в несколько страничек.
Господа! Не уничтожать надо, а строить.
Теперь к вопросу о необходимости капитального ремонта здания.
Если не ошибаюсь, планируется переселение документов партархива в Бессоновку – из четырехэтажного здания в двухэтажное.
Это все равно что документы из нынешнего здания гос-архива на ул. Дзержинского переместить в прежнее место – церковное здание по Гоголевскому переулку.
Партархив на ул. Володарского действительно требует к себе внимания, как и любое другое здание. Не так давно там была сделана автономная система отопления – решили проблему без выселения. Там необходима система кондиционирования воздуха в хранилищах – это тоже не потребует выселения. Окна можно сменить, крышу обновить – тоже невелика проблема.
А такого капремонта, чтоб все вывезти, по моим представлениям, не требуется.
В этом строении, представьте себе, межэтажные перекрытия выполнены как для промышленного предприятия. Сама коробка тоже надежная.
Тем, кто действительно заботится об истории края, я бы посоветовал обследовать фундамент, потому что, вполне вероятно, при таком запасе по возможной нагрузке можно было бы надстроить еще один этаж.
Есть и еще один вариант, раз уж так необходимо выселить партархив с ул. Володарского. Пустуют огромные корпуса бывших заводов. И хотя у них новые хозяева, но корпуса пустуют.
Одного такого здания хватит на несколько архивов с запасом площадей для пополнения современными документами на многие годы вперед. Пожалуйста, проявите волю, договоритесь. Считаю, что из всех названных мною вариантов решения проблемы это наиболее разумный выход.
Резюмируя свое отношение к затронутой газетой теме, могу сказать, что вся эта затея может привести к утрате важных источников исторической информации. Уничтожение собственной истории – это преступление.
Обращаюсь к руководству области. Если хотите достойно увековечить свое имя в истории Пензы, найдите возможность возвести новое архивное здание, оборудованное по современным требованиям обеспечения сохранности документов прошлого. Это не менее важно, чем возвести мост через Суру или построить новый спортивный комплекс.
Еще не так давно известный историк, академик Сигурд Шмидт выделял Пензу на карте страны как уникальное
место с точки зрения сохранения местной истории. Мне
посчастливилось лично общаться с ним, так что вполне могу представить, что бы он сказал сейчас по ситуации вокруг архива.
Александр Яхонтов,
переводчик, архивист, журналист,
кандидат исторических наук

Прочитано 586 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту