Бравурный Белозерцев – II

A A A

Сугубо субъективное, а потому, возможно, и не вполне верное мнение по поводу документа «Стратегия социально-экономического развития Пензенской области до 2035 г.».

Получив на руки, вернее, в компьютер, файл проекта Стратегии, я тут же разослал его по почте группе товарищей, которых попросил высказаться публично или анонимно, как им эта стратегия.
Из восьми человек откликнулись трое. Причем двое согласились на публичный комментарий, а один попросил не упоминать его имени, дескать, не хочет он входить в конфликт с властями. Итак, по порядку.


Зайдман Игорь, предприниматель и общественный деятель:
«Пробежал по диагонали/заголовкам.
Общее впечатление: «Спасибо, кэп!»
Про анализ текущей ситуации ( ок. 50% объёма текста) не скажу, не стал читать.
А вот в сущностной части можно смело заменить «Пенза» на «Воронеж» или «Улан-Удэ», и всё будет нормально.
Текст ни о чём, за всё хорошее, против всего плохого. Жить будем лучше, индюки заменят голубей. Развиваем то, что и так хорошо развивается безо всяких стратегий.
А главное, что эта бумага никому, кроме тех, кто за неё деньги получил, не нужна. Любой, кто хоть немного в теме стратегического управления, знает главную догму: не важно, есть у тебя стратегия или нет.
Главное, чтобы над ней велась работа с участием всех заинтересованных лиц. Процесс в этом деле важнее результата.
А теперь скажите, кто из тех, кому предстоит реализовывать данную стратегию, участвовал в её разработке?»

 


Мухин Александр, председатель совета директоров ГК «Ростум»:
«На моей памяти это лучшая стратегия из трех, с которыми знакомлюсь.
Аналитическая часть вообще великолепно выполнена. Появилась замечательная инфографика.
Что касается выводов по направлениям развития, то они очевидны и в большинстве своем правильны.
Кластеры – очевидный приоритет экономического развития, если иметь в виду рост ВРП.
Непонятно, правда, что это за деревянное домостроение.
В части большего использования минерального сырья, в том числе для производства силикатных изделий, есть недоумение. Завод «Яснополянские стройматериалы» – пятый в России по итогам 2017 г. по объемам произведенной продукции, а сама Пензенская область – 3-я в России после Нижегородской (1 место) и Ульяновской (2 место).
На фоне падающего рынка стройматериалов увеличение показателей просто нереалистично.
Из того минерального сырья, что на сегодня в области есть, не используется для производства стройматериалов только мел и известь.
Что касается прогноза показателей строительства  стройиндустрии, впечатление, что авторы стратегии пребывают по-прежнему в оптимистичных настроениях 2014 г.
Непонятно, каким образом по итогам реализации стратегии в 2035 г. можно сделать выводы о ее успешности или неуспешности.
Альтернатив слишком много, чтобы правительство могло сконцентрироваться на их реализации».


На условиях анонимности третий эксперт сказал примерно следующее.
Документ добротный и вместе с тем бестолковый. Его составили люди, которые в первый раз видят Пензенскую область, и для них это открытие. Они и для нас сделали открытие: сказали, что Пензенская область – лидер в области дизелестроения.
На самом деле документ этот – все что угодно, но только не стратегия. Для Пензенской области стратегия – следовать в фарватере стратегии России.
Пензенская область – совершенно не имеет никакой самостоятельности. Законодательство федеральное устроено таким образом, что регионы вынуждены стоять на коленях и выпрашивать у центра подачки. А если они будут не так хвостом вилять, то останутся без штанов и без галош.
Любой регион зависит от Москвы своей нищетой. Любое усиление региона может рассматриваться в Москве как государственная измена.
Так что на самом деле эта стратегия – полная профанация.
* * *
bel2Это, так сказать, психологическое введение в тему, создание атмосферы.
Читал проект Стратегии дважды. Оба раза относительно бегло, концентрируясь на тех местах, что цепляли мое внимание.
Надо отдать должное авторам: чувствуется рука мастера пиар-посланий, написано гладко, все слова правильные, глаз бежит-бежит, но в мозг почти ничего не впивается, нет той идеи, что могла бы зацепить.
Временами кажется, ну вот-вот что-то близкое к реальности или здравому смыслу. Ан нет – опять улёт в фантазийный сценарий. Или, напротив, неспособность оторваться от глухого забора, за которым не видны перспективы, ибо авторы лежат в крапиве под этим забором.
Ну это просто образы, что рождаются
у меня при чтении Стратегии. Почитайте сами пару раз, и у вас еще не такие образы родятся.
* * *
Обратимся к тексту Стратегии, начнем с Введения.
Цитата: «В условиях отсутствия в Пензенской области коммерчески значимых запасов природных ресурсов и особо крупных бюджетообразующих промышленных предприятий, важнейшими драйверами долгосрочного устойчивого развития региона являются инновации, позволяющие повышать производительность труда, а также увеличение добавленной стоимости, производимой на территории региона за счет углубления переработки сельскохозпродукции и увеличения доли товаров конечного потребления» (стр. 5).
Итак, драйвер – это инновации.
Для меня инновации – это изобретение и внедрение в массовое, коммерчески выгодное производство компьютеров, ноутбуков, нетбуков, планшетов, сотовых телефонов, смартфонов, айфонов.
И где это в Пензе?
Надо понимать, что инновации – плод творческого труда людей свободных, которых не загнать на театрализованное зрелище типа недавних выборов.
80% проголосовавших за действующего президента говорят о том, что в Пензенской области доминирует патерналистский тип политической культуры, при котором нет свободы духа. Соответственно, нет и не будет творческого полёта для изобретения и внедрения инноваций.
Обратимся к Базовым характеристикам Пензенской области.
Тут авторы Стратегии приводят цифры, которые, по сути, обнажают глубину той пропасти, подле которой находится наша область.
Например, из 1411 населенных пунктов в 622, что составляют 44%, проживает 100 и менее человек (стр. 12 Стратегии).
Это люди, и они требуют внимания и заботы, а значит, ресурсов, которые в той глобальной конкуренции, что захватывает сегодня Россию, будут только уменьшаться.
По территории области проходят 7 транспортных коридоров, соединяющих областные центры Саратовской, Ульяновской, Тамбовской, Рязанской областей и Республики Мордовии. Транзитные перевозки по ним составляют 80% общей интенсивности движения транспорта (стр. 13).
Это свидетельствует о том, что движение транспорта внутри области сравнительно неразвито. Другими словами, жители области мало ездят внутри области: мало ездят из областного центра в сельскую местность, чтобы навестить родственников или отдохнуть, мало приезжают из сел за товарами в областной центр, мало ездят по так называемым туристическим маршрутам.
Но главное, предприниматели мало возят промышленных товаров из города в село и продовольственной продукции из села в город.
Если кто давно не ездил к родственникам в Беково, Тамалу, Неверкино или Никольск, поезжайте и посмотрите, сколько автомобилей попадется вам навстречу или обгонит вас после того, как вы съедете с большой трассы на дорогу к райцентру или еще дальше, в какое-нибудь отдаленное село.
Вот это и будет признаком современной цивилизации и тех возможностей, что есть у нашей области. И не только в чисто экономическом или бизнесовом плане. Но и в плане качества человеческого материала, что населяет Пензенскую область.  По сути, малая двигательная активность говорит о вялости, об инертности, об энергетическом дефиците жителей Пензы и области.
В конечном счете и о вялом интересе к общественной жизни, об отсутствии интереса и желания что-либо менять.
Косвенным признаком отсутствия интереса к переменам является невыполненный норматив обеспеченности области киосками и павильонами по продаже печатной продукции. В 2017 г. обеспеченность составила 32% от норматива, установленного ФЗ № 381 от 28.12.2009 (стр. 46).
Если предприниматели не идут в торговлю газетами и журналами, значит, нет на них спроса. А спроса нет потому, что отсутствует базовая потребность в информации. Если в империи все предрешено, и в нашем уездном княжестве тоже все предрешено. К чему нам информация?
* * *
Теперь – внимание. Ключевой фактор: численность населения Пензенской области на 1 января 2017 г. – 1 млн 341,5 тыс. человек, или 4,6% от численности населения ПФО.
Доля городского населения – 68,3% (в России – 74%), доля сельского населения – 32,7% (в России – 26%).
Валовый региональный продукт в Стратегии дан только за 2015 г., хотя есть уже данные и за 2016 г.
В 2015 г. он составил 248,9 тыс. руб. на душу населения в месяц, а в 2016 г. – 251 тыс. руб.
При этом на одного занятого в промышленности производительность труда в 2016 г. составила 191 тыс. руб., а в сельском хозяйстве – 233 тыс. руб.
На самом деле крайне низкий уровень производительности труда. Наверное, статистика дает неверную картину. Скорее всего статистика не учитывает теневой сектор, который, по моим оценкам, может составлять примерно 40-45%  всей экономики.
Существование теневой экономики есть признак плохого предпринимательского климата, неконкурентной экономики, сильного влияния коррупции.
Для того чтобы выжить в условиях слабо развитого внутреннего рынка и чрезмерного административного нажима на бизнес со стороны органов власти и управления, предприниматели просто вынуждены часть бизнеса уводить в тень.
Не от хорошей жизни они делают это. Они, конечно, политически инфантильны и проголосуют за любую власть, но деньги свои они считают. Потому как сами зарабатывают.
Хотя, наверное, еще неизвестно, кто больше уводит в тень – мелкий местный бизнес или олигархат федерального масштаба, пользующийся привилегиями особ, приближенных к императору.
Однако легализация теневого сектора экономики и неформальной занятости, что Стратегия относит к Возможностям, открывающимся перед Пензенской областью (стр. 84), способна на самом деле убить предпринимательскую активность.
Ибо, наряду с духом предпринимательства, или готовности вкладывать деньги в новые бизнесы, нужны собственно сами эти деньги. И отнюдь не все предприниматели жаждут брать кредиты в банках на тех условиях, что сегодня есть. А в текущей ситуации обесценивания рубля процентная ставка может только расти.
Предприниматели были бы рады, если бы Стратегия предусмотрела всякое отсутствие налоговых платежей на срок, пока бизнес не встанет на ноги. Понятное дело, у одних ноги будут длинные, а у других – короткие, у одних – тонкие, у других – толстые. А у третьих бизнес и вовсе не поднимется.
Но другого пути в условиях глобальной конкуренции, когда Россия и США грозятся поразить Сирию крылатыми ракетами, когда западные банки отказывают банкам России в дешевых деньгах, другого пути просто нет.
bel2 2И ведь на самом деле, взять ту же промышленность Пензенской области. В ней занято, если верить Стратегии, 90 тыс. человек (23% от занятых в экономике), она создает 25% ВРП, дает свыше 50% налоговых поступлений в бюджеты всех уровней (стр. 26).
Доля сельского хозяйства в ВРП составила в 2016 г. 14,5% (стр. 29).
Между тем малые и средние предприятия, в которых занято более 20% трудоспособного населения, создает около 30% ВРП (стр. 35).
Убейте налогами и административным нажимом малый и средний бизнес, и вся экономика Пензенской области повалится.
А если точнее, быстро придем к тому, что уже было – к дефициту абсолютно всего, к торжеству блата и тотального взяточничества. К тому, что продукты будут давать по талонам, и чтобы их отоварить придется еще стоять в огромных очередях. Дети и бабушки будут вставать в 4 утра, чтобы занять очередь за молоком, маслом и хлебом.
Про туристическую привлекательность Пензы придется забыть.
Любая стратегия хороша, если она определяет 3-5 основных направлений, по которым будут произведены действия, чтобы обеспечить поступательный рост. Ничего этого, к сожалению, в предлагаемой Стратегии нет.
В моем представлении, местной номенклатуре надо бы самой понять, во что вкладываться бизнесу и за что тянуть номенклатуре.
Вернемся к промышленности, сельскому хозяйству, а также к малому и среднему бизнесу, который, конечно, существует не только в торговле и услугах, но и в той же промышленности, в сельском хозяйстве и в строительстве.
Любой стратег выступает в качестве проектного менеджера. Он оценивает риски и перспективы и с учетом этого делает ставку на те проекты, что принесут немедленный успех в краткосрочной перспективе, в течении одного-двух лет.
Но также держит в поле своего внимания проекты, которые могут заработать через 3-5 лет.
Малый и средний бизнес вполне может работать самостоятельно. Ему не нужна поддержка государства. Ему нужна свобода от государственного вмешательства, от государственных поборов.
Сельское хозяйство, если взять фермеров, работающих на внутренний рынок, тоже не нуждается в помощи государства.
Крупные сельскохозяйственные предприятия работают на кредитах. Им государство тоже не нужно.
Единственная сфера экономики, которая нуждается в государственной поддержке, это промышленность. Но Стратегия предусматривает, что Региональный фонд развития промышленности выдает предприятиям в год займов под 5% на сумму всего лишь 100 млн руб. (стр. 43). И это не субсидии безвозвратные, а именно займы, которые нужно возвращать.
Вроде правильный подход. Но производительность труда в нашей промышленности столь низка (по причине слабой технической оснащенности, слабой обученности персонала, низкой капиталоемкости), что рано или поздно, пока она еще не убита, государству придется субсидировать промышленные предприятия.
И вот тут встанет вполне стратегический вопрос: каким промышленным предприятиям нужно давать средства из областного бюджета на техническое перевооружение, дабы они стали конкурентоспособными на межрегиональном рынке, на рынках сопредельных стран – Казахстана, Украины, Беларуси.
Какой из кластеров, представленных в Стратегии, на самом деле способен зарабатывать деньги для области?
В Стратегии перечислены следующие кластеры:
– инженерно-производственный кластер «Биомед» (29 предприятий);
– приборостроительный кластер «Безопасность» (31 предприятие);
– кластер информационных технологий (15 компаний);
– кондитерский кластер «Союз Пензенских кондитеров» (41 предприятие);
– кластер легкой промышленности «Легпром» (28 предприятий).
Все предприятия, что вошли в эти кластеры, возникли и поднялись в предшествующие 20-25 лет безо всякой поддержки государства. Они и сегодня мало нуждаются в государственной поддержке.
Возможно, отдельные хозяева этих предприятий хотят внимания лично губернатора, но так это просто честолюбие и тщеславие их щекочет. Никакие закупки со стороны областной власти не сделают эти предприятия еще более успешными, чем они есть.
Абсолютное большинство предприятий из этих кластеров уже давно и успешно работают на межрегиональных рынках.
На самом деле приоритетом для органов власти и управления должно стать создание инфраструктуры для жизни населения. Это, в первую очередь, дороги, тротуары, парки и скверы, это канализация и водопровод.
По данным, приведенным в Стратегии, в 2016 г. лишь 66,6% сельских населенных пунктов имели водопровод. С канализацией дело обстоит еще хуже: города области обеспечены канализацией на 90,9%, поселки городского типа – на 56,3%, сельские населенные пункты – на 2,4% (стр. 59-60).
Вдумайтесь, обеспеченность жителей области широкополосным Интернетом на скорости не менее 1 Мбит/сек, предоставляемым двумя операторами связи или провайдерами, достигла на начало 2017 г. 83% (стр. 48).
Интернет есть, а цивильного нужника нет.
bel2 1Вот куда государству деньги надо вкладывать – в дороги, в тротуары, в канализацию.
И это может стать локальным локомотивом роста для местного бизнеса, который позовут обеспечивать этот проект. При условии, конечно, что будут добросовестные тендеры. И не все достанется друзьям губернатора. Или, вернее, их там вообще не должно быть.
Очень больной вопрос, который зафиксировала Стратегия, это вопрос о школе и высшей школе. В 2016 г. за пределы области уехали учиться в вузы 18,4% выпускников школ (стр. 66). Ежегодно на учебу в вузы других регионов уезжают свыше тысячи выпускников школ (стр. 68).
С одной стороны, это можно считать положительным явлением. Школы области дают хорошую подготовку. Ребята получают качественное образование в крупных университетах.
Мое наблюдение за выпускниками медицинских институтов Москвы, Самары, Саратова, Астрахани, Рязани, Душанбе, даже если они родились и окончили школу в Пензе, показывает, что 6 лет, проведенных в другом городе, в окружении сильных студентов и сильных преподавателей, укрепляет их характер. В определенном смысле они становятся другими людьми, способными более крепко стоять на ногах, более уверенно идти в профессии. То же самое, полагаю, относится к лицам других профессий.
Вопрос, конечно, в том, возвращаются ли эти ребята в  Пензу. Скорее всего, нет. Не для этого они покидали свой город.
По характеру эти ребята уже молодые пассионарии. И уезжают они потому, что не видят своего будущего в Пензе. Потому как нет в Пензе приличной работы. Нет и условий для занятий бизнесом.
В текущей обстановке, когда лидеры страны взяли курс на конфронтацию со всем миром, а руководители регионов боятся им возразить и стать защитниками интересов подмандатного им населения, все потребности и желания скукоживаются.
Люди думают, как бы понезаметнее устроиться в этой жизни. И собственно те, кто имеет бизнес с давних пор, это просто герои по сегодняшним меркам. Могут ведь все оставить и уйти в сторону. Денег на старость вполне себе заработали.
Тема Стратегии-2035 допускает еще много комментариев и реплик. Наверняка они еще будут представлены на страницах «Улицы Московской».
Как я понимаю, документ предназначен для обсуждения членами Совета по экономической и инвестиционной политике, которое, возможно, состоится 24 апреля.
В заключение еще такая реплика. Любой документ, предназначенный для исполнения в местных условиях, должен вырабатываться местными же людьми.
К сожалению, в Стратегии-2035 отсутствует указание на то, кто именно, по фамильно, писал эту стратегию, кто и сколько раз участвовал в ее обсуждении.
Было бы правильно, если бы местная элита, прежде всего молодая поросль, понимала, кто несет ответственность за написанное и предложенное для исполнения к 2035 г.
Всего-то 17 лет осталось. В 2001 г., когда губернатор Бочкарев еще бодался с Виктором Илюхиным, никто не загадывал, что будет в 2018 г. А вот он уже пришел. Бочкарев успел избраться в 2002 г. и дважды переназначиться.
Бочкарев правил областью 17 полных лет. Мы их прожили и не заметили. Так же быстро и незаметно пролетят предстоящие 17 лет. Белозерцев столько, конечно, не прогубернаторствует.
Разве только на смену ему придет молодой Александр Белозерцев. Ему и придется отвечать по счетам, что выписал его отец.

Прочитано 1256 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту