Малоизвестный Керенский: рассказывает внук Стивен

A A A

Настоящий материал специально для читателей «Улицы Московской» прислал историк-краевед Александр Соболев. Он состоит в переписке с внуком Александра Керенского и подготовил с ним интервью, приуроченное к 100-летию революционных событий 1917 г.

Внук священника из Пензенской губернии Александр Фёдорович Керенский (о пензенских корнях А. Ф. Керенского читайте статью Татьяны Евневич в журнале «Парк Белинского», 2012, № 1) был одной из ключевых фигур Февральской революции 1917 года. За несколько месяцев своей кипучей деятельности на посту председателя Временного правительства он успел провести несколько реформ и провозгласить Россию республикой. Но вскоре за ярким карьерным взлётом последовало стремительное падение. После краха своей политической карьеры он уезжает за границу, откуда не вернётся уже никогда. На чужбине вырастут потомки опального вождя.
Его внук Стивен Керенский, один из последних представителей знаменитой когда-то фамилии, родился в Глазго и живёт сегодня в небольшом городе Моркам на северо-западе Англии. Большой любитель рок-музыки и английской классической литературы, он не забывает о своих корнях, вторую столицу России называет на русский манер Питером и считает, что его дед хотел как лучше…
stiven– Вы говорили об Александре Керенском с британскими историками, политиками. Как они оценивают его личность и вклад в историю?
– Большинство придерживается большевистской версии, которую преподавали в школах или университетах более 20 лет назад. В 1917 г. члены Британского правительства очень боялись здесь революции, а Керенский был одним из революционеров.
Опыт Российской империи убеждал английский истеблишмент в том, что революции должны подавляться. После отречения Николая II они отказались предоставлять убежище семье Романовых. Зато хотели, чтобы Временное правительство расстреливало солдат и непослушных рабочих.

 


– Некоторые историки пишут, что Керенский не смог противостоять большевикам, когда возглавлял Временное правительство. Может быть, это одно из главных обвинений, которое ему предъявляют от лица истории. Так ли это?
– Ничего подобного. Безусловно, он мог им противостоять. После июльского переворота в 1917 г. многие большевистские руководители пытались скрыться, а Ленин и Троцкий вообще думали, что им пришёл конец. Но потом англичане с помощью Корнилова не дали им пропасть.
Председатель Временного правительства Александр Керенский и Верховный Главнокомандующий генерал Лавр Корнилов были оба против правления Николая II. Казалось бы, у них одинаковые взгляды, но разгоревшийся между ними конфликт имел далеко идущие последствия.
В августе 1917 г. произошло событие, известное как Корниловский мятеж. Известный специалист по русской истории, профессор Гарвардского университета Ричард Пайпс объясняет этот конфликт тем, что Керенский видел в Корнилове соперника. До сих пор неизвестно, действительно ли стремился Корнилов к установлению диктатуры.
Есть и другая версия – в решающий момент они просто не поняли друг друга. Так или иначе, после ареста генерала Керенский потерял поддержку «справа». Раскол сыграл на руку большевикам, что в конечном итоге помогло им захватить власть.
Направляя войска в Петроград, Корнилов собирался расстреливать рабочих, хотя в его распоряжении находилось мало сил. Даже британский посол понимал, насколько это безнадежное дело. Такие действия могли расцениваться как предательство идеалов Февральской революции, что привело бы к гражданской войне.
И дело тут не в страхе Керенского потерять власть, а в стремлении не допустить кровопролития. После поражения Корнилова и ввиду политики Британии, подталкивавшей Временное правительство к самоубийственным решениям, нужно было отказаться от британской поддержки и своими силами вести борьбу против большевиков.
К сожалению, англичане поддержали Корнилова. Подвергаясь нападкам со всех сторон, Керенский понял, что его позиции сильно подорваны, а влияние потеряно.


– Ваш дед так и не достиг целей, к которым стремился. В чём его главная ошибка?
– После мятежа генерала Корнилова он сожалел, что не опубликовал все секретные соглашения – хитроумный клубок политических интриг, которые британские дипломаты старой школы на протяжении многих лет вели на Ближнем и Среднем Востоке. В историю это вошло под названием «Большая игра». Также, как я уже говорил, он считал, что следовало перейти к борьбе против большевиков в одиночку.
В результате ему пришлось нести ответственность за решения британских политиков, а большевики придумали ему одиозный образ, чтобы противопоставить его их мудрому и успешному руководству.


– Несомненно, прослеживается роль британских политиков в событиях, которые происходили в России сто лет назад. Известный английский писатель Сомерсет Моэм, а по совместительству агент британской разведки, неоднократно встречался с Керенским. В Петроград он прибыл с миссией не допустить выхода России из войны. Но, с другой стороны, англичане отказались принимать у себя Николая II и его семью, тем самым косвенно способствовали их гибели и уничтожению российской монархии в целом. Не остановили революцию, хотя боялись, что её эхо отзовётся в Великобритании. Они не смогли этого сделать или не захотели?
– 17 сентября 1919 г. на заседании Британского парламента премьер-министра Ллойда Джорджа спросили, всё ли возможное было сделано для того, чтобы победить большевиков.
В ответ он привел цитату Дизраэли, занимавшего пост премьер-министра задолго до него и говорившего, что вовсе не в интересах Британской империи видеть сильную и успешную Россию, расширяющую свою экспансию до берегов Индийского океана. Эти его слова сохранились в официальных отчетах о заседаниях парламента.


– Вам в детстве приходилось видеть своего деда? Каковы Ваши впечатления о нем?
– У него никогда не было денег. Зачастую люди, которых он, будучи до революции адвокатом, защищал в судебных процессах, не имели возможности заплатить ему. Вот, например, пишут всякую чепуху, будто бы у деда был золотой чайный сервиз. У него никогда в доме не было такой вещи!
После своей опалы он уехал в Англию, но там ему не разрешили остаться, так как он многое знал о поддержке Корнилова со стороны Британского правительства, а также из-за его точки зрения на войну. Он считал, что Первая мировая война должна быть закончена без каких-либо контрибуций и аннексий, за исключением Эльзаса.
Его отношения с сыновьями нельзя назвать хорошими. У бабушки Ольги Львовны случился выкидыш на третьей беременности, и, по-моему, в 1910 г. их брачный союз распался.
Мы встречались с дедом, когда ездили на каникулы в Испанию. Ездили туда с 1952-го по 1969 годы при режиме Франко. В 1965 г. он приехал и оставался с бабушкой, пока мы были там на каникулах. Даже в 84 года от него исходила мощь и что-то слегка пугающее. Но мы хорошо с ним ладили. Много шутили, часто совершали прогулки. Проходили по пять миль в день, хотя он был уже почти слеп. Я регулярно читал ему вслух иностранные новости из газеты «Таймс».
Мне было всего 16 лет, и я не знал о России ничего, кроме того, что, если советские олимпийцы не завоюют «золото», их обязательно сошлют на соляные копи. Бабушка, отец и дядя Олег старались не вспоминать события, связанные с революцией. Мы носили английские имена и русский язык не изучали…


– Не могу не спросить о Пензе. Вы что-нибудь слышали об этом городе от своих старших родственников?
– Ни отец, ни бабушка ничего не знали. Дед упоминает Пензу в своих воспоминаниях. Ещё о пензенских корнях писал Ричард Абрахам в своей книге «Александр Керенский – первая любовь революции». После того как брак с дедом распался и он уехал, бабушка при Ленине три года одна с детьми жила в России. Это было время невзгод. Несколько недель она провела в камере на Лубянке.
Если бы тогда, в 1918 г., они попытались уехать из России, то, скорее всего, их схватили и убили бы. Его сестра Елена была врачом в Петрограде и погибла в ГУЛАГе где-то в 1937 или 1938 годах. Зять замучен в застенках ЧК.


– Насколько советская и современная Россия далека от того экономического и политического идеала, за который боролся Александр Керенский?
– Как в свое время пели Пинк Флойд: «Увидимся на темной стороне Луны…» В том смысле, что советский режим со всеми его ограничениями был как раз такой «темной стороной», о чем Солженицын писал в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ».
Для Керенского эта «темная сторона» была под запретом. Вообще, он верил в свободу и в то, что свобода невозможна без справедливости.
Что касается моего поколения, то здесь, в Британии, мы тогда презрительно относились как к капитализму, так и к идеям марксизма-ленинизма. Смеялись над всем этим и хотели найти какой-то другой путь. По-моему, сегодня Россия идёт в правильном направлении, но Путин вынужден действовать медленно и осторожно.


Насколько мне известно, Александр Керенский хотел посетить Советский Союз в 1968 году. По этому поводу велись даже какие-то переговоры. В качестве обязательного условия советская сторона потребовала от него признания успехов социализма в СССР, но Керенский так и не приехал. Почему?
– Не думаю, что у него был какой-то шанс приехать. Он тогда всё время находился в больнице, вплоть до своей смерти в 1970 г. В начале войны с Германией он выступал по радио с обращением, в котором призывал граждан СССР защитить свою родину и поддержать Сталина в борьбе с врагом.
Археограф из Санкт-Петербурга Белодубровский говорил мне, что в США хранится документ, подтверждающий, что была идея воспользоваться семейными связями Керенского с финским генералом Маннергеймом, чтобы тот повлиял на Гитлера и уговорил его не бомбить исторические здания Ленинграда. Не знаю, правда ли это, но я вспомнил слова Белодубровского, когда приехал в Петербург и увидел много сохранившихся исторических достопримечательностей.


– Родство с Александром Керенским сыграло какую-нибудь роль в Вашей жизни?
– Честно говоря, я иногда думаю, что родство с Гитлером или Сталиным сыграло бы куда большую роль. Александр Федорович настолько здесь малоизвестен, что родство с ним не имеет никакого значения.


– Вы всю свою жизнь живете в Великобритании. Чувствуете ли в себе что-нибудь «русское»? Можете говорить или писать на русском?
– Иногда я могу понять что-то сказанное на русском языке, прочитать названия, написанные печатными буквами. Знающие люди говорили мне, что я спорю, веду дискуссии очень по-русски. Посетив Питер в 1997 г., я почувствовал себя дома. По-моему, я по-русски чувствую и воспринимаю окружающий мир.


– Хотели бы Вы посетить Ульяновск, бывший Симбирск, родной город Вашего деда, или Пензу?
– Не уверен…

Прочитано 619 раз

Поиск по сайту

Реклама