Автосалон «Юго-Западный» возвращается с процентами

A A A

С тех пор, как изучением показаний Михаила Глебова занялась Москва, в редакцию «Улицы Московской» идут потерпевшие по уголовному делу автосалона «Юго-Западный». Они сообщают, что при получении своих похищенных денег вынуждены были отдавать определённый процент.
Если окажется, что показания бывшего владельца автосалона «Юго-Западный» Михаила Глебова соответствуют действительности, то в этом проценте могла быть заложена доля, которую якобы получал ряд высокопоставленных сотрудников Следственного Управления Следственного Комитета России по Пензенской области.

yugo zapad
Ну а в том случае, если показания Глебова действительности не соответствуют, значит, против СУ СКР по Пензенской области и его руководителя генерал-лейтенанта Олега Трошина продолжается информационная атака, в которую готовы подняться десятки потерпевших граждан.
При этом СУ СКР по Пензенской области отказывается от комментариев.

 Полный объём
«УМ» напоминает, что в выпуске № 706 от 1 декабря 2017 г. опубликован материал, в основу которого легло письмо бывшего владельца автосалона «Юго-Западный» Михаила Глебова (см. статью «Михаил Глебов на тропе войны»). Из него следует, будто некоторые следователи забирали проценты с тех денег, что возвращались потерпевшим в рамках уголовного дела.
В частности, Михаил Глебов сообщает фамилию должностного лица, которое давало ему «указания созваниваться с потерпевшими и просить у них скидку на выплату».
«По этой схеме я приносил (фамилия следователя) денежные суммы от 20 до 150 тыс. руб., – отмечается в письме Михаила Глебова. – Он не боялся ничего».
Как стало известно нашему изданию на минувшей неделе, проверкой показаний Михаила Глебова уже занимаются в Москве: в Управлении по расследованию организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД России, а также в Центральном аппарате СКР.
Ну, а в редакцию «УМ» идут люди, чтобы поделиться воспоминаниями о том, как на самом деле расследовалось уголовное дело по автосалону «Юго-Западный» и на каких условиях им возвращали похищенные деньги. Граждане не согласны с заявлениями генерала Олега Трошина, в соответствии с которыми «ущерб по делу полностью возмещён». Он многократно произносил эти слова на пресс-конференциях и даже в эфире телеканала «Россия 1» от 15 марта 2016 г.
По словам потерпевших, ущерб возмещён не полностью. Многие вспоминают, что у них забирали процент от полученной суммы. В большинстве случаев он составлял от 5% до 15%. Впрочем, иногда вынуждали отказаться от 30% и даже 50%.
Значительная часть граждан заполняла расписки, в которых указывалось, что деньги получены в полном объёме. При этом от других граждан расписки даже не требовали – просто переводили деньги на их банковские карты за вычетом процента.
Вот только некоторые цитаты из интервью с потерпевшими:
«Всем процессом руководил (фамилия следователя). Он решал, кого выкинуть из уголовного дела и кого оставить, кому вернуть деньги и кому вообще не возвращать. Однажды к нему подошёл Алексеев (представитель одного из бывших депутатов Пензенской городской Думы, который занимался выплатами – «УМ») и сказал, что ему звонят граждане, требуют денег. Следователь ему ответил: я дал тебе список, по нему и выплачивай».
«Изначально когда мы приходили в Следственный Комитет, нам сразу говорили, что мы всю сумму не получим. Но при этом требовали заполнять расписки на получение всей суммы. В них указывалось, что мы больше не имеем претензий к Глебову и в дальнейшем отказываемся от исковых требований».
«По моим оценкам, примерно 20% потерпевших отказались заполнять такие расписки. Процент от наших денег могли иметь не только следователи, но и посредники, которые передавали их нам. В итоге, объём недополученных денег мог доходить до 30-50% от суммы долга. Из них половина доставалась посреднику».
«Прямо при нас заносили пакеты к следователю, и мы сообщали об этом в прокуратуру. Сидишь со следователем, нас опрашивают, а Глебов заходит как к себе домой.
Следователь ему сразу: «Михаил Юрьевич, Вам чаю?» Нам даже воды не предлагал, а ему – чаю. Его там чуть не на руках носили. Зайдёт, на ушко что-то шепнёт следователю и пакет на спинку стула повесит. Там явно была не бутылка и не коробка конфет».
«Алексеев в присутствии потерпевшего звонил (фамилия следователя), говорил: «Пришёл такой-то, у него долг миллион триста». Следователь говорил: «Триста оставляй, миллион отдавай».
Алексеев говорил, что ещё 20% требует посредник. Следователь сказал: «Пошли её на х…» Поэтому все вопросы решал (фамилия следователя). Но и над ним кто-то сидел».
«Я готова это всё официально заявить, можете предоставить Москве аудиозапись с моим интервью. Изначально и Глебов, и его жена, и адвокаты твердили в один голос, что здесь всё куплено, у них в СКР свои покровители, и дело развалится.
Поэтому мы изначально были против, чтобы уголовное дело передавали из полиции в Следственный Комитет. И в прокуратуру обращались, чтобы оставили дело в полиции. Но его передали, а нас обманули».


Позор с процентами
Пенсионер Вера Столярова согласилась выступить под своим именем.
В марте 2014 г. её дочь поставила свою новую «Шкоду Фабия» на продажу в автосалон «Юго-Западный». Через 3 дня выяснилось, что автомобиль уже продан за 320 тыс. руб. Но деньги вернут не сразу.
«Перед этим мы как раз купили «Рено», – вспоминает Вера Столярова. – Дочь и её муж заняли у родственников крупную сумму и планировали рассчитаться с ними сразу после продажи «Шкоды».
Но деньги зависли, и в семье начался большой скандал. Все переругались, семья по сути раскололась, с некоторыми родственниками мы до сих пор не общаемся, хотя были не разлей-вода. А уже летом 2014 г. муж дочери свалился из-за этих переживаний с инфарктом. Ему было на тот момент 39 лет».

yugo zapad stolyarova1
По словам Веры Столяровой, осенью 2014 г. им вернули 50 тыс. руб. При этом посредник сразу забрал себе 10%.
Оставшийся долг в 270 тыс. руб. висел до апреля 2017 г. Его стали гасить после того, как правосудие указало на недостатки уголовного дела и вернуло его материалы в Следственный Комитет.
«3 апреля дочери позвонил Алексеев, – рассказывает Вера Столярова. – Он сказал, что в «Юго-Западном» ей должны 270 тыс. руб. Спросил, устроит ли её 250 тыс. руб.? В связи с тем, что она уже не надеялась увидеть этих денег, пришлось согласиться. И в тот же вечер 250 тыс. руб. поступили на банковскую карту, реквизиты которой хранились в материалах уголовного дела».
Вере Столяровой 68 лет. Из них 26 лет она проработала экономистом, в том числе в налоговой инспекции.
«Они даже расписку не взяли за получение этих денег, – удивляется она. – Меня это просто шокирует! Как это – не подшить финансовый документ к уголовному делу?!»
Ещё в феврале 2016 г. дочь Веры Столяровой оказалась среди 40 потерпевших, которых вывели за рамки уголовного дела. По версии регионального СУ СКР и Прокуратуры Пензенской области, в историях этих людей отсутствовал «преступный умысел по причинению материального вреда».
«К воровству мы привыкли, страна такая стала, люди такие стали, – возмущается Вера Столярова. – Но когда следователь отказался признавать мою дочь потерпевшей, я испытала такое унижение! Я плакала 2 дня и не спала. В какой стране я живу? Что это за такие законы, когда нас, обворованных, не считают потерпевшими?
Следственный Комитет должен был нас защищать, потому что нас обворовали воры. А он отказался. Очень мерзко от этого. Как будто в грязь вляпалась».
20 тыс. руб., которые им так и не доплатили, Вера Столярова расценивает как позор.
«И пусть этот позор останется на погонах тех, кто расследовал наше уголовное дело», – резюмирует она.


Показания Людмилы Егоровой
Среди тех, кто пришёл в редакцию «УМ» на этой неделе, есть и Людмила Егорова.
В 2014 и 2015 г.г. она считалась чуть ли не главным предводителем среди недовольных потерпевших. И добилась, чтобы осенью 2015 г. Пензу посетила съёмочная бригада телекомпании НТВ.
yugo zapad egorovaОднако в 2016 г. по Пензе поползли разговоры, будто ей предъявлено обвинение в мошенничестве. Как следует из интервью Михаила Глебова «Улице Московской», Людмила Егорова тоже имела проценты с тех денег, что передавались некоторым потерпевшим.
При этом Людмила Егорова сообщает, что её вина не доказана, а в возбуждении уголовных дел в отношении неё отказано.
Людмила Егорова: «Сразу после того, как журналисты НТВ сняли репортаж и показали этот позор на всю страну, против меня пытались возбудить уголовное дело за мошенничество и даже за угрозы в адрес Михаила Глебова. В тот момент я требовала ознакомить меня с материалами уголовного дела по автосалону «Юго-Западный» и сфотографировать их.
С этой же целью они исключили меня из потерпевших. Мне кажется, постановление вынесено задним числом. Если верить документу, он подписан 15 февраля 2016 г.
Но вплоть до конца февраля я и группа потерпевших встречались со следователями, они нам что-то рассказывали. То есть в тот момент я была ещё потерпевшей. И только в марте со мной перестали общаться».
Если версия Людмилы Егоровой окажется правдой, становится понятным, почему граждане, исключённые из списка потерпевших, узнали об этом только через несколько месяцев, из ответов Прокуратуры Пензенской области.
Людмила Егорова: «Когда дело зашло в Следственный Комитет, потерпевшим предлагали дать показания против сотрудников полиции, которые раньше занимались расследованием. Нам обещали вернуть долг, если мы исказим факты в отношении сотрудников полиции и дадим неверные показания против Глебова. Насколько я знаю, примерно 15 человек подписали это и действительно получили деньги, за минусом 20-30%. Это был январь-февраль 2016 г».
По оценкам Егоровой, на самом деле по уголовному делу автосалона «Юго-Западный» было не 148 потерпевших, а порядка 200: просто не все подали заявления в правоохранительные органы. Специально для «УМ» Людмила Егорова позвонила на этой неделе по 120 телефонным номерам потерпевших, что остались у неё в контактах.
«Мне удалось дозвониться до 98 человек, – рассказала она «Улице Московской». – Из них 91 человек подтвердили получение денег, а 7 человек до сих пор не получили вообще ничего. Из 91 потерпевшего, которые получили деньги, 32 заявили о том, что с них был удержано от 10% до 15%. Один потерпевший вынужден был отдать сразу 100 тыс. руб., поскольку Глебов привозил деньги лично к нему в деревню».
По мнению Людмилы Егоровой, остальные 59 человек скорее всего тоже платили какие-то проценты. Просто они не хотят возвращаться к этой истории.
«Они хотят её скорее забыть, – поясняет она. – Они говорят, что всё равно заполнили расписки на получение всей суммы, и теперь вряд ли что-то докажешь».
Впрочем, по информации «УМ», эти люди снова могут оказаться среди потерпевших.

Прочитано 1213 раз

Поиск по сайту

Реклама