Вход для пользователей

Банки и банкиры

A A A

В преддверии выпуска нового издания каталога «Компания года» «Улица Московская» продолжает анализировать итоги рейтингования прошлых лет.  На этот раз наша тема – «Банки».


Как рейтинговались банки
В каталоге «Компания года» раздел, посвященный банкам, всегда стоял несколько наособицу, отдельно от прочих таблиц. И это не случайно: банковская деятельность настолько специфична, что ее сложно сравнивать с другими видами деятельности, не упустив при этом некой специфики отрасли.
Поэтому в каталоге «Компания года» с самого первого его выпуска присутствовала отдельная номинация «Надежный партнер». Она предназначалась для оценки деятельности банков Пензенской области.
Рейтинг каждого из этих финансовых учреждений рассчитывался, исходя сразу из нескольких критериев: доброжелательность персонала, комфортные условия обслуживания, оперативная реакция на запросы клиентов, оперативность принятия решения о выдаче кредита, соответствие потребностям клиентов. Средний балл, рассчитанный на основе оценок экспертов по этим критериям, определял место банка в итоговой таблице.
В 2008 г. 1 место занял банк «Тарханы» – 7,89 балла. Эксперты сочли самым сильным местом банка комфортные условия обслуживания его клиентов. Чуть ниже расположились филиалы «ВТБ» и «ВТБ-24», а также Банк «Кузнецкий». Такой крупный и серьезный игрок, как Сбербанк, в 2008 г. занял лишь 8 место из 10 имеющихся.
Впрочем, в первом каталоге «Компания года» таблица для лучших банков оказалась небольшой, всего в 10 мест, и разница в баллах между банками была невелика. Она варьировалась от  7,89 у первого до 6,83 у последнего места. Фактически в 2008 г. это был не столько рейтинг, сколько список примерно равнозначных игроков – лучших, по мнению экспертов, банков региона.
В следующем году борьба за первые места в номинации «Надежный партнер» обострилась. Теперь таблица состояла из 20 позиций. На вершине рейтинга 2009 г. оказался филиал «Россельхозбанка». Больше всего баллов он получил по критерию «соответствие потребностям клиентов». Банк «Кузнецкий» оказался на 2 месте, ВТБ-24 – на 3, Сбербанк – на 4 месте.  
А вот лидер 2008 г. банк  «Тарханы» опустился с первого на 15 место. Учитывая то, что с ним произошло за год, это вполне логично. Напомним: банк не выдержал кризиса 2008 г. и на некоторое время прекратил проведение клиентских платежей. Напуганные вкладчики при первой же возможности бросились забирать свои деньги из «Тархан», чем еще больше усложнили жизнь этому финансовому учреждению.
В 2009 г. положение в таблице номинации «Надежный партнер» стало играть более значительную роль: теперь разница между первым и последним местом составляла почти 2,5 балла – от 7,74 до 5,35.
В 2010 г. в рейтинге банков было уже 26 мест. На первом месте прочно обосновался банк «Кузнецкий». Второе место – Россельхозбанк, третье – ВТБ-24, четвертое – Сбербанк РФ, пятое – Банк ВТБ.
В 2010 г. в каталоге «Компания года» появляется новая номинация «Авторитетный банкир». Как понятно из названия, в ней отмечаются не сами банки, а их руководители. Победителей в номинации эксперты определяли по 14 критериям.
Первая тройка выглядела так: Юрий Егоров (Сбербанк), Сергей Кочергин (Россельхозбанк) и Анатолий Петрухнов (Банк «ВТБ-24»). Андрей Андреев и Михаил Дралин из банка «Кузнецкий» расположились на 4 и 7 местах соответственно.
Можно констатировать, что победа в «личной» номинации сильно зависела от того, насколько высокое место в рейтинге «Надежный партнер» занимает банк, в котором работает человек.
2013 год. Первое место – снова у банка «Кузнецкий». Как и в предыдущем году, эксперты сочли самым главным его преимуществом хорошие условия обслуживания. ВТБ-24 занял 2 место, Россельхозбанк – 5 место. Но в пятерке лидеров появились и два новых банка: «Экспресс-Волга» – 3 место
(в 2010 – 7 место) и Промсвязьбанк – 4 место (12 место в 2010 г.). Сбербанк держится в непосредственной близости от «пьедестала почета» – на 6 месте. А вот банк ВТБ заметно просел – с 5 на 13 место.
Впрочем, в 2013 г. разница между первым и последним (24-м) местами таблицы снова была незначительна – всего в 1,7 балла. Так что лидеры и их непосредственные преследователи в рейтинге на самом деле были очень близки по оценкам экспертов.
Михаил Кисель, перешедший на работу в Сбербанк, вошел в тройку лидеров номинации «Авторитетный банкир» вместе с Сергеем Кочергиным и Михаилом Дралиным.
В целом за 6 лет, в которые выходил каталог «Компания года», ситуация в банковском секторе Пензенской области выглядела достаточно стабильной (не считая отдельных взлетов и падений). Основные игроки определились, а успешные банкиры лишь укрепляли свой авторитет.

kuzbank


Региональные и общероссийские банки
В последние годы число российских банков постепенно сокращается. Государству проще контролировать небольшое число банков. И эта тенденция к сокращению в большей степени касается не федеральных, а местных, региональных кредитных организаций. Банки, работающие в основном в своих родных регионах, «вымирают» несколько быстрее.
К середине 2016 г. в России насчитывалось в среднем 3-4 региональных банка на одну область. Но их распределение очень неравномерное: есть регионы, где действуют только федеральные организации.
Есть много точек зрения насчет того, сколько нужно каждой области региональных банков. В 2010 г. председатель правления Банка «Кузнецкий» Андрей Андреев высказал мнение, что его Банк является единственным местным банком. Хорошо это или плохо – другой вопрос.
Причиной нынешней тенденции в банковском секторе – укрупнения и сокращения числа игроков – можно назвать рост влияния государства в данном секторе экономики.  
В Пензенской области пока что действуют и общероссийские структуры, и региональные банки. Интервью их представителей для каталога «Компания года» могут показать нам, насколько сильно различаются стратегии поведения разных типов банков в одних и тех же условиях.
Вот, например, как вели себя в кризис 2008-2009 гг. банки «Кузнецкий» и Россельхозбанк.
kocherginСергей Кочергин, директор Пензенского филиала Россельхозбанка отмечает, что в этот сложный период было принято стратегическое решение –  не экономить на основном бизнесе: «Мы не отказались от приема новых сотрудников. Мы практически не отказались от рекламы своих услуг. То есть все, что было связано с обслуживанием клиентов, с самим банковским бизнесом, мы решили не подвергать затратам серьезным. Это объяснимо: масштабы бизнеса Россельхозбанка в Пензе за это время увеличились. И это требовало от нас не сокращения, а увеличения расходов.
Единственное, что было сокращено, это бытовые статьи. У нас большая сеть отделений в каждом районе, большой аппарат... Мы вместе с нашей хозяйственной службой проанализировали, на чем можно сэкономить без ущерба для бизнеса. Например, на расходах по обслуживанию помещений».
Сравните это с рассказом о жизни в кризисные годы председателя правления банка «Кузнецкий» Андрея Андреева: «Экономить пришлось на всем. Расходы были урезаны до минимума. Мы вынуждены были закрыть одно из подразделений, которое работало нерентабельно. Мы ограничили доходы сотрудников. На 2 месяца даже уменьшились суммы окладов, не говоря уже о премиях и надбавках. Были минимизированы расходы, связанные с арендой, коммунальными платежами, аннулированы программы приобретения оборудования, транспорта и прочего».
Интересен, кстати говоря, взгляд на кризис 2008 г. Андрея Андреева. Он полагает, что это был даже не экономический кризис.
Андрей Андреев: «Это кризис общественной модели развития, построенной на потреблении. В этом смысле наша страна – ярчайший представитель наихудшего варианта этой модели.
Наша экономика базируется на продаже сырья или продуктов его первичной переработки... При этом за последние 25 лет у нас выросли новые поколения людей – потребленцев, хронически зараженных денежным фетишизмом...
Поэтому и выход из кризиса не только и не столько в отстройке  экономических пропорций, сколько в изменении общественного сознания. Мы должны вспомнить, что человек рожден не потреблять, но созидать, творить».
Даже когда кризис проходит, перед региональным и федеральным банками встают несколько разные вызовы.
Например, для «Кузнецкого» было важно выстоять и продолжить развиваться в условиях жесткой государственной политики в финансовой сфере (с массовыми отзывами лицензий и кризисом ликвидности).
Михаил Дралин, председатель правления банка в 2013 г.: «Выяснилось, что в этой ситуации банк чувствует себя совершенно замечательно и спокойно. В ситуации конца прошлого года и начала нынешнего мы почувствовали ответную реакцию наших клиентов, их полное доверие.
В нынешней сложной ситуации мы не потеряли, только приобрели новых партнеров и клиентов. Мы почувствовали поддержку от тех людей, с которыми работаем, почувствовали общность со своими клиентами».
А для Россельхозбанка после кризиса важно было доказать, что он может успешно работать с новой категорией клиентов.
Сергей Кочергин (2011 год): «До последнего времени в работе с населением Россельхозбанк был на 90% ориентирован на жителей села.
Сейчас, не сокращая работы с сельским населением, мы активно вышли на рынок кредитования и обслуживания городских жителей по всем направлениям. И это стало для банка самым важным изменением в 2010 г., потребовавшим, в том числе, изменения образа мышления самих сотрудников банка.
Ведь теперь нам надо суметь убедить всех, что Россельхозбанк, несмотря на название, вполне может обеспечить интересы людей и предприятий, не связанных с сельским хозяйством».
В общем, перед двумя разными банками и вызовы стояли качественно разные.

Поиск по сайту

Реклама