Вход для пользователей

Иван Белозерцев: неявное лидерство

A A A

По результатам экспертного опроса Института региональной политики, май 2016 г.

 

Настоящий опрос был задуман и проведен в преддверии года пребывания Ивана Белозерцева на посту губернатора Пензенской области. Цель опроса состояла в том, чтобы выявить уровень его лидерства, понять, в какой мере формальные параметры, составляющие основу его лидерства, сопрягаются с неформальными. Или, иначе, в какой мере сила, данная ему должностью, поддерживается весом личных качеств.
belozercevВ основу была положена методика, разработанная мною еще в 2000 г. Тогда она была сориентирована на изучение политического пространства Пензы в преддверии выборов мэра. И результаты были представлены (но не опубликованы) как рейтинг публичных политиков.
Проблема нынешнего времени состоит в том, что сфера публичного пространства, сравнительно с 2000 г., существенно уменьшилась. И число персон, притязающих на публичность в сфере политики в нашей области, тоже сократилось.
Конечно, в потенциале имеется некоторое число персон, которые хотели бы быть публичными политиками, но им приходится вести себя по принципу «и капитал приобрести, и девственность соблюсти».
Поэтому мне пришлось добавить в методику 2000 г. два новых критерия, которые, как я полагал, должны были дать более точную или дифференцированную картину публичного поля Пензы. В принципе, чем больше критериев заложено в исследовательскую процедуру, тем более дифференцированную картину получаем в результате. Можно сказать, что примененная в мае с. г. исследовательская процедура есть многокритериальный экспертный опрос фигур влияния.

В качестве критериев были даны:

«Ранг» – формальная влиятельность или значимость занимаемой персоной должности и полномочий, даваемых этой должностью, степень независимости от других должностных лиц.
«Вес» – реальная влиятельность, степень и характер причастности персоны к принятию ключевых политических и управленческих решений, имеющих значение для всей области.
«Информация» – наличие источников информации, уровень и характер информированности персоны.
«СМИ» – уровень и характер поддержки персоны в региональных средствах массовой информации.
«Авторитет» – уровень уважения персоны среди населения.
«База» – размер социальной базы, качество электората, который поддерживает персону или способен поддержать.
«Центр» – наличие связей в федеральных органах власти, характер и надёжность поддержки персоны в федеральном центре.
«Места» – наличие связей и поддержки персоны среди административной и деловой элиты в городах и районах области.
«Связи» – широта и интенсивность связей персоны среди высшего руководства и политических лидеров области.
«Ресурсы» – величина финансовых, материальных, технических и людских ресурсов, который персона способна привлечь для реализации своих целей.
«Харизма» – масштаб личности персоны, умение превращать людей в своих последователей и сторонников и вести их за собой.
«Структуры» – наличие государственных, партийных, общественных, коммерческих структур и лоббистских группировок, открыто или скрытно поддерживающих персону.
«Публичность» –  склонность и умение персоны быть публичной фигурой.
«Боец» – наличие у персоны собственной позиции, умение ее отстаивать, способность сопротивляться внешнему давлению.

(Таблицу  можно посмотреть по ссылке  https://drive.google.com/file/d/0B_CGWlxlbweKQW1EN1hieW5HNjA/view?usp=sharing)
В качестве экспертов выступили лица, известные мне своей компетентностью по теме исследования. Часть из них дала согласие на упоминание их имени в общем списке экспертов, это открытые эксперты. Часть приняла участие в исследовании на условиях анонимности, это закрытые эксперты. Всего свои рейтинг-листы передали для подсчета 30 экспертов.
В список для рейтингования, который получал эксперт, мною после консультаций были включены 54 персоны. В итоговый рейтинг вошли 49 персон. Пять человек отсеялись, ибо барьером для вхождения в итоговый рейтинг было получение от 11 оценок экспертов и выше. Те, кто получил 10 оценок и менее, настолько не известны экспертам, что их правильнее назвать непубличными политиками.
Каковы первые ощущения и мысли при знакомстве с результатами рейтингования?
Первое. Бросается в глаза четкое деление итогового рейтинга на две равных части. Первая часть – это публичные политики, в нее входят 24 персоны, получившие от 21 до 30 оценок экспертов. Вторая часть – это малопубличные политики, в нее входят 25 персон, получившие от 13 до 20 оценок экспертов.
Второе. Совершенно очевидно, что более высокий уровень публичности сказывается на результатах. В 13 рейтингах персоны публичные занимают до 70% мест в верхней половине. Исключение – рейтинг «Ресурсы», здесь доминируют в верхней половине малопубличные персоны.
Третье. Сравнительно высокие места, полученные в интегральном рейтинге персонами, не имеющими по факту ни влиятельных должностей, ни масштабных ресурсов, отражают положение этих персон в общественном мнении. Это то, что социологи именуют символическим капиталом, а проще говоря, это репутационный капитал.
Четвертое. Интегральный рейтинг публичного политика (среднее значение по 14 критериям) не равен рейтингу влияния. Он характеризует место, который персона занимает в общественном мнении, что коррелирует с его местом в информационном пространстве, понимаемом не только как публичная сфера, но и как сфера слухов и домыслов.
Пятое. Публичные политики являются таковыми потому, что более активны в публичном пространстве. В том числе считаются таковыми во мнении экспертов по инерции.
Малопубличные политики – это те, кто мало проявляет себя в информационном пространстве, локализует или нейтрализует информацию о себе. Но они имеют потенциал. Если малопубличный политик начнет активничать, он за считанные месяцы способен продвинуться наверх.
Шестое. Если среднее значение итогового рейтинга (интегральный рейтинг) выше среднего значения по критерию «Ранг», значит, персона умеет эффективно использовать свой символический капитал в местной элите.
Этих персон можно назвать «активными», или «деятелями». Это Рафик Ибрагимов, Роман Чернов, Сергей Жулябин, Александр Мухин, Анна Кузнецова, Рашид Хайров, Александр Кислов, Валентин Мануйлов, Вадим Подложенов.
И наоборот, если среднее итоговое значение меньше среднего значения «Ранга», имеет место недоиспользование ресурса своей должности, статуса и символического капитала.
Таких персон можно назвать «пассивными», или «наблюдателями». Это Иван Белозерцев, Олег Трошин, Юрий Рузляев, Наталья Канцерова, Валерий Лидин, Виктор Кувайцев, Валерий Савин, Лариса Рябихина, Валерий Савельев, Виктор Кондрашин, Сергей Есяков, Валерий Беспалов, Владимир Симагин, Вячеслав Космачев, Дмитрий Каденков.
Учитывая то, что группа «наблюдателей» более чем в  полтора раза превышает по численности группу «деятелей», можно предположить, что «наблюдатели» выступают символами и гарантами стабильности или неизменности сложившегося на территории области политического порядка. Наблюдая за деятельностью «наблюдателей», можно предположить, что они словно опасаются нарушить сложившееся и устоявшееся равновесие внутри региональной элиты.
Седьмое. Внутри рейтинга можно обнаружить фигуры притяжения, вокруг которых могут формироваться группы поддержки и влияния. В качестве способа обнаружения фигур притяжения мною взято количество мест фигуры в первой десятке.
Соответственно, Бочкарев место в топ-10 получил в 14 рейтингах, а Белозерцева – в 13. Они являются двумя фигурами, вокруг которых могут формироваться значительные группы влияния.
За ними следуют четыре фигуры, имеющие место в топ-10 в 9 рейтингах. Это два представителя силового блока (Наталья Канцерова и Юрий Рузляев) и два представителя крупного бизнеса (Игорь Руденский и Рафик Ибрагимов).
На следующем уровне – персоны, вошедшие в топ-10 в 7 и 6 рейтингах. Это представители власти Валерий Лидин и Виктор Кувайцев, а также представитель крупного бизнеса Рашид Хайров (место в топ-10 в 7 рейтингах). И два представителя некоммерческого сектора: Валентин Мануйлов и Анна Кузнецова (место в топ-10 в 6 рейтингах).
Четвертый слой фигур притяжения – это Валерий Савин (место в топ-10 в 5 рейтингах), Юрий Кривов, Вадим Супиков и Олег Мельниченко (место в топ-10 в 4 рейтингах), Роман Чернов и Сергей Жулябин (место в топ-10 в 3 рейтингах).
Наконец, есть группа персон, вошедших в топ-10 в двух рейтингах (Ольга Атюкова, Георгий Камнев, Сергей Есяков, Вадим Подложенов, Владимир Подобед, Александр Гуляков) и в одном рейтинге (Ильдар Акчурин, Виктор Кондрашин, Владимир Симагин, Людмила Коломыцева, Валерий Беспалов, Дмитрий Каденков, Дмитрий Лаврентьев).
Восьмое. На фоне картины, что является в итоговом рейтинге, лидерство губернатора Ивана Белозерцева неоспоримо, но в то же время пока неявно. Он не на треть превосходит своих ближайших последователей, как это было у Бочкарева в его губернаторство, а только на 15-20%.
Его показатели по критериям формальным, которые ему дает должность («Ранг», «Вес», «Информация», «СМИ», «Связи», «Ресурсы»), выше показателей в рейтингах, где значим личный ресурс («Авторитет», «Харизма», «Боец»).
Впрочем, возможно, просто Белозерцев знаменует своей манерой губернаторства новый тип лидера. Он не готов ломать сложившиеся отношения и людей: он не «драчун». В беге на «губернаторскую дистанцию» (срок 5 лет) он, наверное, не спринтер, а скорее средневик. Но это станет понятно после второго года его губернаторства.  
Если подытожить, конфигурация региональной элиты слабо изменилась после ухода Бочкарева с поста губернатора. Фигуры, которых он назначал и которых ввел в элиту, по-прежнему на статусных позициях: за ними и финансовый капитал стоит, и административный ресурс, и символический капитал накопился.
Соотношение сил между теми, кто составлял некогда партию Бочкарева, и теми, кто сегодня составляет партию Белозерцева (эти силы во многом, но не во всем совпадают) таково, что его можно охарактеризовать как динамическое равновесие.
Но, по моим наблюдениям и общению с экспертами, сильно ожидание перемен. Наверное, все-таки эти ожидания не в пользу Бочкарева.
Публика ждет от Белозерцева сильных и решительных действий, неожиданных ходов, которые принесут лавры не только ему лично, но и той элите, что на него сориентировалась. И среди них не только сторонники Единой России.
Скорее эту часть элиты можно охарактеризовать как прагматиков, заинтересованных в упрочении своих позиций в экономике Пензенской области, а также и в ее политическом пространстве.
Валентин Мануйлов,
директор Института региональной политики,
кандидат философских наук
Список открытых экспертов:Арзамасцев П. В., Архангородский М. Г., Белохвостиков Е. П., Борисов А. В., Бураков А. В., Волков В. Ф., Герасимов С. А., Долженков С. Ю., Иссаков И. И., Кислов А. И., Лайко Д., Лукьянчиков Г., Малышев Е. В., Мануйлов В. И., Мануйлов Е. И., Овчинников Н. С., Романов Г. А., Рябышев А. Б., Саванкова Н., Спичкин С. В., Фомин М., Шарипков О. В., Ягов О. В.

 

Поиск по сайту

Реклама