Швеция: социал-демократы потеряли власть

A A A

11 сентября в 10-миллионной Швеции прошли всеобщие выборы. Власть сменилась. Новое правительство сформирует правая коалиция во главе с консерваторами. Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

Политические процессы в Швеции очень похожи на то, что сейчас происходит во многих других развитых постиндустриальных странах, где постепенно оформляются два противостоящих друг другу лагеря.
Класс интеллектуалов и образующаяся вокруг него прогрессивная социальная коалиция сосредоточиваются вокруг одной из левоцентристских партий. В Швеции такой точкой притяжения всех прогрессивных сил стала Социал-демократическая рабочая партия, которая руководила страной 2 срока на протяжении последних 8 лет.
Социал-демократы являются ведущей партией Швеции с 1917 г. Вот и сейчас они остались крупнейшей политической силой страны, получив 30,4% голосов (+2,1 процентного пункта по сравнению с выборами 2018 г.).
Только вопреки своему названию это уже вовсе не пролетарская партия, а скорее партия интеллектуалов с их приверженностью идеям технического и социального прогресса, глобализации, европейской и североатлантической интеграции.
Впрочем, несмотря на рост поддержки, социал-демократам во главе с 55-летним премьер-министром Магдаленой Андершон править уже не придётся. Их подвели другие партии левой коалиции.
Леволиберальная Партия центра набрала 6,7% голосов (–1,9 п. п.), а коммунисты из Левой партии – 6,7% (–1,3 п. п.). Не спас положения даже прорыв зелёных из Партии окружающей среды, набравших 5,1% голосов (+0,7 п. п.).
К власти в Швеции приходит правая коалиция. Крупнейшей партией в ней являются националистические «Демократы» во главе с 43-летним Йимми Окешоном, которых ждал самый большой успех на этих выборах. Они завоевали 20,6% голосов (+3,1 п. п.) и впервые в истории стали второй по влиянию политической силой страны.
Успех националистов типичен для современных постиндустриальных стран. За ним скрывается бегство рабочего класса, который сейчас стоит в основном на реакционных политических позициях, в антиглобалистский и евроскептический лагерь.
Было бы ошибкой сводить причины этого явления к недовольству рабочих ошибочной иммиграционной политикой правительств этих стран. Тем более что после миграционного кризиса 2015–2016 годов она ужесточается в большинстве постиндустриальных стран, в том числе и в Швеции.
Коренной причиной господства реакционных настроений в современной рабочей среде является глубоко затаённый и во многом напрасный страх этого класса перед техническим прогрессом и глобализацией, которые якобы лишают его всяких перспектив, грозя сделать большинство пролетариев ненужными современной экономике.
Успеху националистов способствовало и недовольство шведов резким ростом за время правления социал-демократов числа иммигрантов (сейчас из 10 млн жителей страны иммигрантами являются 0,5 млн человек), и разгул в последние годы состоящих в основном из иммигрантов шаек торговцев наркотиками, и кризисные явления в экономике, связанные с резким скачком цен на энергоносители. Сейчас инфляция в стране превышает 9%. Швеция не знала таких темпов роста цен с 1991 г.
Й. Окешон много сделал для того, чтобы придать своей антииммигрантской партии оттенок респектабельности, избавить её от обвинений в расизме, смягчить евроскептический настрой своих товарищей.
Однако до конца преодолеть существующее даже в среде правых предубеждение против националистов ему не удалось. Другие правые партии пока готовы лишь опираться на поддержку «Демократов», но не входить с ними в состав одного правительства.
Поэтому формировать новое правительство меньшинства предстоит 58-летнему Ульфу Кристершону, вождю консервативной буржуазной Умеренной партии, которая заняла лишь 3-е место, получив 19,1% голосов (–0,7 п. п.). Консерваторы выступают с традиционной программой снижения налогов на богатых и предприятия, ограничения функций государства, сокращения масштабов перераспределения доходов от богатых к бедным.
Младшими партнёрами консерваторов станут Христианские демократы, получившие 5,3% голосов (–1 п. п.).
При этом шведы стёрли в порошок одну из партий правого блока – правых «Либералов», которые набрали всего 4,6% (–0,9 п. п.).

Передовая страна
Давно уже стало банальностью, что стратегическим победителем в Северной войне оказалась не Россия, а Швеция.
После Полтавского сражения 1709 г. начался неуклонный распад шведской колониальной империи, позволивший этой стране сосредоточиться на решительной внутренней модернизации. Свою последнюю колонию – Норвегию – шведы потеряли в 1905 г.
Швеция закончила индустриализацию уже к середине 1920-х годов, что позволило ей войти в число развитых стран.
Сегодня весь мир с уважением произносит имена компаний, ставших воплощением шведского инженерного гения: Volvo, Scania, Electrolux, Ericsson, Sandvik, Atlas Copco, SKF.
Доля в общем объёме шведского экспорта (товары+услуги) продукции машиностроения, по данным Атласа экономической сложности Гарвардского университета, в 2020 г. составила 28% (в России – 4%).
По данным Всемирного банка, в 2021 г. 10-миллионная Швеция заняла 28-е место в мире по размеру сгенерированной в обрабатывающей промышленности добавленной стоимости (145-миллионная Россия – 10-е место). Но при этом показатели эти двух стран отличались всего в 3,24 раза.
В прошлом году, по данным МВФ, Швеция опережала Россию по ВВП на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности, в 1,91 раза.
Вопреки распространённому мнению, в Швеции далеко не самые высокие в мире налоги на богатых. Максимальная ставка подоходного налога там равна 52%. Среди развитых стран с более высокими значениями этого показателя – Бельгия (79,5%), Финляндия, Англия, Швейцария, Австрия, Япония, Дания и некоторые провинции Канады.
При этом среди развитых стран более низкий уровень неравенства по доходам, чем в Швеции, наблюдается лишь в Голландии, Финляндии, Дании и Бельгии. Если в Швеции коэффициент Джини, по данным Всемирного банка, в 2019 г. был равен 0,293, то в Бельгии – 0,272, в Германии – 0,317 (2018 г.), в Италии – 0,352 (2018 г.), в России – 0,36 (2020 г.), в Китае – 0,382, в США – 0,415.
Швеция – страна высочайшей нравственности и духовности. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2020 г. в этой стране было совершено 1,2 умышленного убийства на 100 тыс. населения (в Китае – 0,5 убийства; в Италии – 0,5; в Германии – 0,8; в США – 6,3; в России – 7,3 убийства).
По данным регулярных обследований ОЭСР, шведская школа неизменно относится к числу лучших в мире, наряду с сингапурской, тайваньской, японской, южнокорейской, польской, канадской, финской и английской.
По данным Центра рейтингов мировых университетов (ОАЭ), в 2000 лучших вузов планеты входят 20 шведских университетов и только 19 русских.
Важнейшим достижением внешней политики Швеции при социал-демократах стало вступление этой страны в НАТО в 2022 г. Шведам понадобилось дождаться разгара Второй холодной войны, чтобы понять, что лучше не рисковать со своей традиционной политикой нейтралитета и побыстрее укрыться под надёжным американским ядерным зонтиком.
ulf
Кто такой Ульф Кристершон?
Новый премьер-министр, которому предстоят сложные переговоры с националистами о поддержке ими извне вновь формируемого правительства, родился в семье финансового консультанта.
Изучал экономику в Уппсальском университете.
В 22 года примкнул к Умеренной партии. В 1988-1992 годах возглавлял молодёжную организацию консерваторов, а в 1991 г. был впервые избран в Риксдаг.
В 2010 г. консервативный премьер-министр Фредрик Райнфельдт (2006–2014) назначил У. Кристершона министром социальной политики. Этот пост он занимал до 2014 г., когда консерваторы потерпели поражение на выборах.
В 2017 г. он становится вождём Умеренной партии. Сегодня, похоже, осуществилась его мечта стать премьер-министром. Но достаётся ему этот пост ценой утраты консерваторами статуса второй по значению политической силы страны, которым они обладали с 1979 г., и попадания их в тяжёлую зависимость от националистов.
Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 832 раз

Поиск по сайту