Был ли порядок при Сталине?

A A A

«Улица Московская» начинает цикл публикаций, посвященных теме социальной памяти. И в качестве пробного образца мы выбрали статью Юрия Гана, публиковавшуюся ранее (в 2012 г.) в журнале «Парк Белинского». Ввиду того, что сайта журнала не существует, мы решили дать новую жизнь его материалам.
Напоминаю, что в 1985–2000 гг. Юрий Ган работал учителем истории в средней школе с. Зелёновка Сердобского района Пензенской области, а с 2000 г. проживает в ст. Динской Краснодарского края, где работает учителем истории в средней школе № 1.

С недавних пор в российских политических дискуссиях вновь зазвучала тема Сталина. Казалось бы, после того как приоткрылись архивы и появилась возможность говорить то, что думаешь, столько про Иосифа Виссарионовича переговорено и написано, столько диссертаций защищено, что и говорить-то особо нечего: трагическая роль этого человека в истории нашей страны вроде бы ясна и понятна.
Но когда читаешь комментарии в интернете, видишь результаты различных онлайн-голосований и опросов общественного мнения, становится как-то не по себе. Оказывается, в глазах многих россиян Сталин – величайшая личность в российской истории.
Рост популярности Сталина в глазах россиян объясняется просто. Режим Сталина стал олицетворением порядка. Интересно, что эта точка зрения среди наших граждан не нова. Я помню, как в 70-е годы двадцатого века, при приснопамятном Леониде Ильиче Брежневе, всякий уважающий себя дальнобойщик обязательно помещал на лобовом стекле своего грузовика большой портрет Сталина. В государстве, каким был тогда СССР (океан государственной лжи, поголовное воровство и коррупция), тоска по порядку была понятна. Но СССР больше нет. А тоска осталась. Выходит, вышеуказанные симптомы и для современной России актуальны?
Однако вся проблема в том, что пресловутый сталинский порядок – это величайший идеологический миф. Ведь что такое порядок для обычного гражданина нашей страны? Это не абстрактный порядок в государстве вообще, а порядок в его селе, в его городе, на месте его работы. Это значит, что общественный транспорт ходит строго по расписанию. В общественных учреждениях красиво и уютно. Обслуживающий персонал улыбчив и приветлив. Общественные туалеты – образец чистоты. В столовых кормят прилично. На улицах – ни мусоринки. Коррупции нет. Местные чиновники – на службе народу.
А было ли такое при Сталине? Как проверить? Да очень просто. Прочитать документы той эпохи. Нет, конечно, не отчеты о проделанной работе. Все мы знаем, как они пишутся. А, к примеру, документы, отражающие обычную повседневную внутреннюю жизнь маленьких советских учреждений, в которых жили и работали простые советские люди. Документы, отражающие так называемую текучку.
К такого рода документам относятся приказы руководителей различных учреждений. Они не предназначались для печати, их не читали вышестоящие руководители. Они предназначались для внутреннего пользования, были способом управления коллективом учреждения.
А значит, отражают реальную картину, существовавшую в ту эпоху. Чтение, я вам скажу, прелюбопытное.
Недавно у меня на руках оказался такой документ. Это книга приказов директора обычной семилетней школы № 1 станицы Динской в Краснодарском крае. Обычный школьный журнал, на страницах которого красивым почерком, чернилами прописаны приказы. Начат журнал в июле 1952 г. Время-то какое! Как пишут историки, апогей сталинизма.
Великую Отечественную войну уже выиграли. Всех «врагов народа», «иностранных шпионов» и «троцкистов», которые нагло и цинично мешали строить счастливое будущее, давно пустили в расход или стерли в лагерную пыль.
В общем, расцвет сталинской системы управления. Следовательно, думалось мне, на пожелтевших страницах книги приказов должен предстать образцовый сталинский порядок в «самой передовой в мире советской школе» во всей своей красе.
Начинаю листать страницы. Ничего особенного. Первые приказы осени 1952 г. отражали типичную текучку начала учебного года: приход и уход учеников, распределение обязанностей.
И вдруг первый тревожный звоночек. В приказе от 13 ноября 1952 г. отмечается сбой в работе школы: в питьевых баках в помещении школы не работают краны, а сами баки не закрыты крышками.
Директор школы, понятно, такое безобразие стерпеть не мог (а безобразие, судя по всему, длилось не один день, так как такие приказы пишутся тогда, когда на устные замечания исправить ситуацию подотчетное лицо не реагирует) и потребовал от завхоза товарища И. Г. Маляровского в четырехдневный срок исправить ситуацию. Заодно и наказание выписал вышеуказанному лицу в виде предупреждения.
Ну, думаю, порядок в школе восстановлен. Завхоз, наверное, порхал как пташка, устраняя недостатки. А как же, время-то суровое было.
Но я жестоко ошибся. Уже в приказе от 9 декабря 1952 г. (и месяца не прошло!) предстала следующая картина. Оказывается, никто к утру не заправлял лампы керосином и не приготовлял дрова для топки печей. А ведь это декабрь, по утрам темно и холодно.
Короче, уборщицы школы во главе с завхозом забили на свои тогдашние непосредственные служебные обязанности, и школа по утрам тратила урочное время на заправку ламп и топку печей. То-то ученикам было весело!
Директор школы на форменное безобразие отреагировал жестко. Думаете, для острастки на лесоповал отправил? Нет, вынес всем предупреждение.
Думаете, подействовало? Как бы не так.
Прошел год, и в приказе от 1 декабря 1953 г. перед нами в полной красе предстает так называемый пресловутый сталинский порядок.
Цитирую документ с сохранением орфографии: «Несмотря на неоднократное предупреждение завхоза школы т. Маляровского мною и во время инспекторской проверки членами комиссии, завучем школы о том, что в школе много беспорядков: антисанитарное состояние школы, отсутствуют чистелки для пола, швабры для поломытия; дверные ручки, бассейн вовремя не ремонтируются, не замыкаются ящик для топлива, стол с лампами, мелом, тряпками, хотя замки имеются; не приведены в порядок крючки и шпингалеты на дверях, двери не замыкаются, ключи от дверей растеряны».
В общем, исходя из духа и представлений той эпохи, перед нами явный факт вредительской деятельности в школе «троцкистско-зиновьевской» организации во главе с ловко замаскированным под завхоза «иностранным шпионом» Маляровским. Явно тянет на расстрел.
Ан нет, всего лишь выговор с предупреждением и угрозой применить «более строгие меры дисциплинарного взыскания, вплоть до освобождения от работы».
Непростительная гуманность! Товарищ Маляровский распоясался не на шутку, и уже в приказе от 27 марта 1954 г. директор школа вновь ярко описала порядки в советской школе на закате сталинской эпохи.
Не документ, а крик души: «В школе царит грязь, беспорядок. Несмотря на неоднократное распоряжение следить за чистотой панелей, своевременным мелким ремонтом мебели в школе; удалением пыли и паутины, своевременным стеклением шибок (так в документе – Ю. Г.) в окнах, тов. Маляровский остается глух и нем. Много времени проводит дома и в учительской, а не смотрит за порядком в школе.
Не организовывает контроль за работой сторожа, в результате чего в 1953–1954 годах в школе было 5 случаев воровства, в то время, когда на посту был сторож т. Хавренко. Два раза была обворована библиотека, и 3 раза было воровство из подвала и сарая. Никакой работы с техслужащими не проводит. Для стекления выбитой шибки с ученика берет 10 рублей для приобретения стекла и остекления, а сам стеклит кусочками школьного стекла, а деньги забирает себе… Двери в сарае скоро отвалятся, двери библиотеки исковыряли.
Тов. Маляровский не пользуется авторитетом в целом ряде организаций, подшефных школы за то, что он часто говорит неправду. Такое бездушное отношение к порученному делу завхоза школы т. Маляровского несовместимо с дальнейшим пребыванием на работе».
Прочитав сей пассаж, подумал, что все, допрыгался завхоз. Ночью к нему постучатся выпестованные Сталиным бдительные органы и предъявят счет за многолетнюю «антисоветскую» деятельность. Ничуть не бывало: всего лишь «строгий выговор с последним предупреждением».
Видимо, от сильного испуга школьного завхоза просто понесло. В течение последующего месяца товарищ Маляровский (что зафиксировано в приказе директора школы от 30 апреля 1954 г.) не только продолжил «допускать бесхозяйственность по школе», но и расширил ее географию. По его вине «нет порядка в организации питья воды для учащихся…, затягивается вспашка и посадка приусадебного участка; затягивается привоз строительных материалов для ремонта школы». Более того, тов. Маляровский «по несколько часов (в рабочее время) бывает дома (28 марта и в другие дни)».
Не знаю, чего добивался школьный завхоз, но, наконец-то, 13 мая 1954 г. его уволили. Правда, с предоставлением трудового отпуска до 4 июня 1954 г. Видимо, сильно умаялся завхоз на ниве двухлетнего поддержания «сталинского порядка» в школе.
При чтении приказов о ситуации в краснодарской школе начала 50-х годов меня постоянно преследовала мысль, что где-то я о подобном уже слышал. И меня осенило.
Когда я работал учителем в Зеленовской школе Сердобского района Пензенской области, мне принесли найденный на чердаке журнал протоколов собраний сельской организации КПСС. В нем описывалась жизнь сердобского села Зеленовка как раз в эпоху позднего сталинизма 1952–1953 годов. Так вот, хочу сразу сказать: «сталинский порядок» в это время в пензенской глубинке был такой же, как и в краснодарской школе.
Просматривая журнал, я наткнулся на протокол собрания, если не ошибаюсь, 1952 г., на котором рассматривалось персональное дело председателя сельского совета Белякова. Я вам прямо скажу: краснодарский завхоз отдыхает.
В вину председателю сельского совета (а это представитель власти, а не школьный завхоз) вменялось многомесячное беспробудное пьянство и полный завал в работе сельсовета. Здание сельсовета постоянно находилось на замке, вследствие чего колхозникам было невозможно получить различные справки.
Сам председатель, находясь в подпитии, нередко прятался на крыше от назойливых просителей. А когда они расходились по домам, спускался с крыши и бил жену. На собрании присутствовал представитель райкома партии, поэтому товарищ Беляков благоразумно признал свою вину.
Как нам рассказывают учебники, после такого в сталинском СССР вышеуказанный товарищ должен был кушать баланду где-нибудь на Колыме. Однако суровые товарищи по партии объявили виновнику выговор и оставили на прежнем посту.
Ободренный доверием, товарищ Беляков продолжил в том же духе. Поэтому через некоторое время сельская партийная ячейка вновь рассмотрела персональное дело вышеуказанного представителя власти в присутствии вышестоящего представителя из райкома.
Все безобразия вновь подтвердились, товарищ Беляков опять покаялся, и строгие товарищи по партии объявили ему уже строгий выговор. Чем завершилась эта эпопея, мне неизвестно, так как на этом журнал прерывается. Однако аналогия с краснодарской ситуацией один к одному.
На протяжении двух лет в обычной советской школе царил жуткий беспорядок – и хоть бы хны. Несколько лет носились с виновником бардака как с писаной торбой, грозили пальчиком, увещевали, а беспорядок только усугублялся.
Несколько лет председатель сельсовета в пензенской глубинке «творил черное», а ему – выговор за выговором и как с гуся вода.
А нам пытаются доказать, что при Сталине был жесткий порядок, что все боялись и ходили по струнке. А за малейший провал в работе стреляли. Ложь и провокация. Сталинский порядок – это типичный советский бардак.
Юрий Ган, учитель истории средней школы № 1, ст. Динская Краснодарского края

Прочитано 513 раз

Поиск по сайту