Потерянная ветвь Карамзиных

A A A

О своем новом открытии рассказывает краевед Дмитрий Мурашов.

Дворянский род Карамзиных стал широко известен благодаря историку и писателю Николаю Михайловичу Карамзину. Если бы не он, то Карамзины были бы одними из русских дворян, чья родовая летопись интересует только любителей прошлого.
Николай Карамзин сделал свой род достоянием мировой истории, привлек к нему внимание как у нас в стране, так и за рубежом. Поэтому любые открытия, связанные с родословием Карамзиных, вызывают сегодня интерес. Потому что все это – Карамзин, историк и писатель с мировым именем.
* * *
Историю дворянского рода Карамзиных стали подробно исследовать недавно, в постсоветской России. Центр карамзиноведения – Ульяновск, бывший Симбирск, где родился и провел детство знаменитый историк и писатель.
Но ульяновцам, как правило, больше интересна та ветвь Карамзиных, выдающимся представителем которой является сам Николай Михайлович. Родословием Карамзиных занимаются и в Нижнем Новгороде, откуда берет свое начало род Карамзиных: в крае жили и имели поместья предки Николая Михайловича, чье наличие твердо подтверждается историческими источниками.
А Пенза, Пензенский край?
Такой вопрос ничего, кроме недоумения, не вызывал. С Пензой, по известным сведениям, был хоть как-то связан только отец историка Михаил Егорович Карамзин, и только потому, что был капитаном Пензенского пехотного полка.
Но все течет и все меняется. В Пензенском государственном архиве, в фонде Дворянского собрания, сохранилось дело Ивана Михайловича Карамзина. Впервые на него обратил внимание еще Олег Михайлович Савин, наш известный краевед, но воплощения в его богатом творчестве эта находка не нашла. Почему? Я не знаю.
Предположения можно делать разные, но истина уже скрыта временем. Знакомство же с документами этого дела позволяет сделать вывод, возможно, неожиданный для пензяков: род Карамзиных связан с пензенским краем. Только не линией самого историка и писателя, а параллельной ей.
Дворяне Карамзины ведут происхождение (документально подтвержденное) с Семена Карамзина, жившего в конце XVI – первой трети XVII века.
Семен Карамзин имел трех сыновей – они указаны во всех родословных Карамзиных – Дмитрия, Курдюка и Томилу. Далекий потомок Дмитрия – это Николай Михайлович Карамзин. Линии его братьев менее известны.
В дореволюционных росписях Карамзиных линия Курдюка прерывалась на его внуке Иване, помещике Нижегород-ского уезда. Утверждалось: Иван Антипович был бездетным и скончался до 1699 г.
Однако современные нижегородские историки поставили под сомнение это утверждение. Они предположили, что дети и внуки Курдюка могли получить поместья в других уездах, где были записаны в писцовых книгах. Находка в пензенском архиве эту догадку подтверждает.
Для Ивана Михайловича Карамзина Иван Антипович – прадед. Об этом прямо говорится в родословной, представленной Иваном Карамзиным.
Согласно имеющейся в деле «скаске», т. е. документе, датированном 1679 годом, Иван Антипович Карамзин – помещик Нижегородского уезда. Он имеет 125 четвертей земли в деревне Щербинино и пустоши Спасской. В «скаске» указаны дети Ивана: Иван 13 лет, Федор 10 лет, Афанасий 5 лет.
karamzin

 Следующая «скаска» датируется 1696 годом. Она выдана Ивану Антиповичу в приказной избе Саранска. Согласно ей он вместе с сыновьями служит с поместья в деревне Зубаревке Саранского уезда.
Карамзины участвуют в двух Крымских походах – 1687 и 1689 годов, в первом гибнет сын Ивана – Федор. Брат Федора, Иван, продолжит укореняться в Саранском уезде. Он же станет помещиком села Липяги (ныне Лунинского района Пензенской области), обменявшись в 1700 г. землями с Саввой Мартыновым.
Сын Ивана Михаил, пятиюродный брат Михаила Егоровича Карамзина, отца историка, служил в XVIII веке поручиком в Пензенском пехотном полку Оренбургского гарнизона. Здесь же служил и отец писателя.
Возможно, братья виделись и знали в лицо друг друга. Михаил Егорович в 1749 г. получил чин прапорщика, а Михаил Иванович в 1742 г. вышел из этого полка в отставку. Ему было пятьдесят лет, и он был признан «к воинской службе неспособным»: «животом скорбен, в руках и ногах ломота, в голове шум, глазами мало видит».
На военной службе Михаил Иванович Карамзин находился  двадцать лет, в 1734 г. из прапорщиков Пензенского пехотного полка он был произведен в поручики.
После отставки Карамзин уехал в Саранский уезд. Здесь у него были поместья, в деревнях Жулебино и Карамзинке. В «пашпорте» Карамзина, полученном при отставке, Карамзинка указана местом его проживания. Вероятно, деревня находилась недалеко от Жулебино, рядом с Карамзинским урочищем.
На карте Саранского уезда, составленной не ранее 1765 г., Карамзинки уже нет, в то время как Карамзинское урочище указано. Жулебино – это современная деревня Чапаево Лямбирского района Республики Мордовия.
У Михаила Карамзина было двое сыновей: Иван Большой и Иван Меньшой. Они оба, скорее всего, родились в Саранском уезде. К июню 1793 г., когда Иван (Большой) подал прошение о внесении самого себя в Дворянскую родословную книгу Пензенского наместничества, его младший брат умер.
Согласно формулярному списку Иван Карамзин имел чин премьер-майора и при подаче прошения находился в отставке. Накануне ее он «числился» при Герольдмейстерской конторе в Санкт-Петербурге, однако был «не у дел», то есть за штатом.
Пензенским дворянином Иван Михайлович стал в 1793 г. Карамзин был внесен в шестую, самую престижную, часть Дворянской родословной книги.
Приехав из столицы в Пензу, Карамзин поселился в доме брата, который перешел ему по наследству. Иван Карамзин был на одиннадцать лет старше Николая Карамзина – ему было тридцать восемь лет, – и, в отличие от своего шестиюродного брата (седьмая вода на киселе?), беден.
karamzin2

За пензенским Карамзиным числились всего только дом в Пензе и четверо крепостных – слуг. Супруги, как и детей, у отставного премьер-майора не было.
В Пензенском наместничестве Иван Карамзин служил заседателем по дворянскому выбору в местном совестном суде, а с образованием Пензенской губернии, с 1802 по 1806 годы, был дворянским заседателем палаты Пензенского гражданского суда.
Выборы – процесс сложный. Но следующие цифры – единственные, которые позволяют составить какое-то представление об отношении к Карамзину местного дворянства. При выборе на должность в 1802 г. Иван Михайлович получил от пензенского дворянства 89 голосов «за» и 85 «против».
Будучи небогатым дворянином, он, вероятно, был всегда пешкой в чужой политической игре. Сильного впечатления на современников Иван Михайлович не производил – в своих воспоминаниях его никто не упоминает.
Прожив полвека, Иван Карамзин серьезно захандрил. Журналы заседаний Пензенской палаты гражданского суда начиная с зимы 1805 г. фиксируют отсутствие Карамзина по болезни. Иван Михайлович еще принимает участие в дворянских выборах декабря 1807 г., но уже никуда не баллотируется.
Последний раз фамилия Карамзина встречается в документах Дворянского собрания в 1811 г. На дворянских выборах 1815 г. Ивана Михайловича в списках дворян губернии уже нет…
С Иваном Михайловичем Карамзиным пресеклась линия рода Карамзиных, шедшая от Курдюка, родного брата Дмитрия Карамзина, предка Николая Михайловича Карамзина. Иван Карамзин умер до 1818 г., когда в свет вышли первые тома «Истории государства Российского» и началась всемирная слава историка и писателя Карамзина.
Доживи Иван Михайлович до этих радостных дней, местные дворяне, возможно, и обратили бы внимание на него – пусть и дальнего, но все-таки родственника знаменитого историографа.
А так, в известных воспоминаниях Филиппа Вигеля, сына пензенского губернатора, при котором служил Иван Карамзин, упоминается только один Карамзин – Николай Михайлович…

Прочитано 472 раз

Поиск по сайту

Реклама