Самое читаемое в номере

Суды в Пензе лишают жилья пенсионеров и инвалидов

A A A

В конце прошлого года президент РФ Владимир Путин поручил исполнительной власти на местах ликвидировать проблему аварийного жилья. «Эту позорную страницу надо закрывать, надо людей вытаскивать из трущоб», – цитирует главу государства Кремль.
Но поскольку президент не указал конкретно, как надо ликвидировать аварийное жильё и куда «вытаскивать» народ из трущоб, то в Пензе этот призыв восприняли по-своему, по-пензенски. Суды повсеместно начали вставать на сторону муниципалитета и отказывать собственникам аварийных домов в предоставлении безопасной жилплощади, предлагая взамен мизерную компенсацию. А это равносильно переселению обитателей трущоб под открытое небо.

УДОБНЫЙ ПОДХОД
Алексей Панкратов – инвалид с детства. Ещё в 80-х годах родители мальчика оформили его как нуждающегося в жилплощади. Да так на самом-то деле и было. Семья Панкратовых из рабочих. Глава семьи Александр Панкратов, токарь с ЗИФа, получил незавидную квартирку от завода в доме № 11 по ул. 9 Января. На скромных 54,6 кв. метрах разместились родители, двое сыновей и бабушка.
Спустя четверть века, в декабре 2010 г., отец решил разделить квартиру на троих. Оформил по закону дарственные на сыновей, но отцовское решение автоматом исключило сына-инвалида из очереди на жилплощадь. Как поясняли в тот момент муниципальные служащие, у очередника появилась собственность. И хотя эта собственность являлась только одной комнатой, или долей в общем имуществе, но нуждающимся Алексей Панкратов больше не являлся. И с этим было не поспорить.
number 9

Три года назад жители дома № 11 по ул. 9 января надеялись на цивилизованное расселение.
Фото Елены Дёминой от 3 июля 2018 г.

Однако спор о праве собственности у инвалида неожиданно возник, когда дом, как аварийный, был включён в программу переселения в марте 2019 г. А точнее, в 2020 г., когда подошёл срок изъятия у Алексея Панкратова жилплощади и предоставления взамен равнозначного жилья. И тут мэрия начала в буквальном смысле «переобуваться на ходу», ловко прикрываясь ч. 8.2 ст. 32 Жилищного кодекса РФ.
Этот пункт вступил в силу 28 декабря 2019 г., фактически через 9 месяцев после утверждения региональной программы переселения. Запомним этот нюанс, поскольку им тоже начнёт ловко жонглировать мэрия в судах. Согласно ч. 8.2., граждане, которые приобрели право собственности после признания дома аварийным, могут рассчитывать только на выкупную стоимость. О последствиях применения этого карательного пункта «Улица Московская» рассказывает на протяжении последних 6 месяцев (см. статью автора «В Пензе назревает социальный бунт?», на сайте «УМ» № 851).
Но вернёмся к нашему герою. Из новой версии от мэрии следовало, что у Алексея Панкратова право собственности возникло только в 2016 г. при разделе общего имущества и регистрации права в Росреестре. И это произошло через год после признания дома аварийным. Следовательно, он попадал под ч. 8.2. и мог довольствоваться только выкупной стоимостью, которая, по расчётам мэрии, составила 500 тыс. рублей. Тогда на каком основании Алексея Панкратова исключили из очереди в качестве нуждающегося в 2011 году?
Впрочем, у судьи Ленинского районного суда г. Пензы Татьяны Черненок на этот счёт вопросов не возникло. 8 июня 2021 г. она отказала Алексею Панкратову в иске к городской администрации о предоставлении полноценной квартиры вместо выкупной стоимости.
Причём судья Черненок не единственный судья Пензы, кто отказывает обитателям трущоб, замахнувшимся «на самое святое» – мэрию. Точнее, на её лукавое применение ч. 8.2. ко многим участникам нынешней программы переселения.
Как следует из письма областной прокуратуры от 7 июня 2021 г., поступившего лично в адрес корреспондента «УМ», в суды обратились 21 собственник с ул. 9 Января, 11. Из этого количества по 7 искам было отказано в требованиях к мэрии, 5 исков были удовлетворены, остальные находятся на рассмотрении в суде.
Получается, у пензенских судей нет единой позиции по вопросу законности применения ч. 8.2. к участникам программы переселения? Кто-то карает, кто-то милует? Тогда почему в соседних областях суды встают на сторону незащищённых слоёв населения? И не просто встают на их сторону, но блестяще защищают интересы этих людей даже в кассационной инстанции!
Да-да, читатель правильно понял, пензенская администрация не одинока в применении ч. 8.2. к собственникам аварийного жилья. Такое лукавство отмечается по всей стране. Только в каких-то регионах суды встают на сторону слабых, как в Башкирии, Липецке, Кемерове, Саратове. А где-то, как в Пензе, слабых в плен не берут. Почему так?

ОБЕЩАТЬ – НЕ ЗНАЧИТ ЖЕНИТЬСЯ
Дьявол, как всегда, кроется в деталях. Как известно, закон в нашей стране обратной силы не имеет, если в самом законе не оговорены условия этого возврата. Потому и пензенские участники программы переселения, как только ч. 8.2. вступила в силу, не посчитали её угрозой для себя.
Ведь отношения с муниципалитетом, по здравой логике, возникают, как только дом признаётся аварийным. Соответственно, возникает и обязанность его расселить. И желательно, как можно скорее, чтобы исключить трагические последствия.
По другой здравой логике, подкреплённой уже финансово, отношения появляются при включении аварийного жилья в адресную программу переселения. Тогда же под каждого собственника с учётом его квадратных метров закладываются деньги, подаётся заявка в федеральный бюджет, и на эти средства строятся новые дома. Напомним, региональная адресная программа была утверждена 29 марта 2019 г.
Но есть ещё и третья логика рекомендательного характера – от Минстроя РФ, изложенная в письме от 17.04.2020 № 15026-МЕ/06. Её взяла на вооружение мэрия Пензы и поддержали пензенские судьи, в том числе судья Ленинского районного суда Александр Турчак (решение по делу № 2-1137/2021 – прим. автора). Логика эта заключается в том, что отношения мэрии и собственника аварийного жилья возникают в момент подписания постановлений об изъятии этого аварийного имущества для муниципальных нужд.
Поскольку весь 2019 г. адресная программа в Пензе буксовала, такое постановление № 920 по ул. 9 Января, 11 появилось лишь 13 июля 2020 г. С этого момента «жених» в лице мэрии счастливо обнаружил, что предоставлять «невесте» – переселенцу – квартиру взамен изымаемого «приданного» – имущества – совсем не обязательно.
Деньги-то из центра уже получены, да и квартиры построены. Можно и ч. 8.2. ст. 32 ЖК РФ применять! Кто сказал, что законы в России обратной силы не имеют? Имеют! Главное – подобрать правильную логику!

ПРОКУРОРЫ-ФАНТОМЫ
Что самое печальное во всей этой переселенческой истории?
Даже не применение ч. 8.2. на собственников, действительно, трущоб. Программа переселения в Пензе давно уже стала неким мерилом порядочности и добросовестности властей и надзорных органов.
Печально то, что свои же судьи на фоне судебных решений в соседних регионах топят своих же малоимущих земляков. В распоряжении «УМ» находится определение Первого кассационного суда общей юрисдикции по иску Светланы Кийко к администрации г. Липецка. Ситуация идентичная с собственниками дома № 11 по ул. 9 Января. Та же ч. 8.2., применение той же логики от Минстроя РФ, выдача копеечной компенсации вместо полноценного жилья.
Разница лишь в судейском подходе. На всех уровнях судебной иерархии липецкой мэрии давался серьёзный отпор, указывалось на ошибочность логики от Минстроя РФ. Впрочем, не будем вдаваться в подробности. С данным определением можно ознакомиться на сайте суда.
Между тем, по словам собственников с ул. 9 Января, 11, людоедский подход к переселенцам стали применять и судьи Октябрьского районного суда, куда с исками о понуждении к выкупной стоимости обратилась мэрия. Октябрьские судьи даже не разбираются в законности применения ч. 8.2. Они просто назначают оценку имущества, причём за счёт собственников аварийного жилья.
Остаётся добавить, что в вышеназванном письме областной прокуратуры говорится о готовности надзорного органа участвовать в судах. И даже были поданы ходатайства о вступлении в процесс по 9 делам. Но суды, по словам младшего советника юстиции М. А. Савёлова, эти ходатайства пока не торопятся рассматривать.
Минуточку, как не торопятся?! На сайте Ленинского районного суда по делу инвалида Алексея Панкратова указано, будто бы в суде участвовал прокурор Ленинского района. То ли прокурор оказался таким незаметным, то ли истец невнимательным, но его присутствие отметила только судья Черненок. Может, в качестве охранной грамоты для самой судьи? Поскольку на иске Панкратова это фантомное присутствие положительно не сказалось. И сегодня Алексей Панкратов готовится оспорить решение в областном суде.
В свою очередь «УМ» ждёт здравого и человечного подхода уже от областных судей.

Елена Дёмина

 

Прочитано 747 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту