Самое читаемое в номере

Олег Шаповал предлагает плясать от печки

A A A

Специально для «Улицы Московской» президент Ассоциации промышленников Пензенской области Олег Шаповал размышляет о роли и статусе отечественной промышленности.

– В СМИ регулярно публикуются разного рода статистические данные о работе региональной промышленности, в правительстве и в законодательных органах рассматривается множество экономических и социальных вопросов, касающихся деятельности тех или иных производственных предприятий. Где бы Вы расставили акценты в этом информационном потоке?
– Как говорится, плясать будем от печки. От печки, которая греет и благодаря которой жизнь в доме не угасает. От её состояния напрямую зависят уровень жизни людей и перспективы развития общества.
В данном понимании «печка» – системообразующая вещь, вокруг которой выстраивается дом, выстраивается хозяйство, выстраивается вся жизнь. Если мы печку топить не будем, нас никакой урожай не спасёт.
Если принять такую аллегорию, то промышленное производство в экономике страны по сути своей является той самой печкой. И идущее от неё тепло – это рабочие места, это поступающие в государственную казну налоги, это решение многих социальных вопросов – благосостояние людей и их благополучие.
– А сельское хозяйство, строительная отрасль?
– Сельское хозяйство не может быть печкой в полной мере, так как оно сезонное. Строительство – оно вторично: сегодня деньги есть – будем строить, денег нет – не будем.
А то, что должно и будет постоянно «греть» экономику, – это промышленное производство, и я альтернативы, честно говоря, не вижу.
К сожалению, сегодня государство относится к промышленности как к чему-то незыблемому, порой забывая, что для того, чтобы печка грела, надо заготовить дрова, в какой-то момент поправить кирпичную кладку и время от времени прочищать трубу от сажи. Промышленностью, как и печкой, надо заниматься постоянно: инвестировать и развивать, но власть не до конца это понимает.
Сегодня в Пензенской области 13% занятого населения работают в промышленности. Они создают 25% регионального ВВП. То есть работают за себя и «за того парня». А налоговые поступления от предприятий составляют 53% бюджета области. Иными словами, заводской рабочий работает за двоих – создаёт ВВП, а за четверых платит налоги.
И следом возникает вопрос: а как работают федеральные целевые программы, дотации, инвестиции и прочее?
В большей степени они сегодня направлены в сельское хозяйство, в строительство, а промышленности достаются крохи. Замечательно, что на селе и в строительстве создаются рабочие места, отлично, что там идёт работа. И так уже несколько лет всё вкладывается и вкладывается.
Но у меня вопрос: почему тогда не уменьшается доля налоговых поступлений в бюджеты от промышленных предприятий?
В абсолютных цифрах промышленность всё равно меньше платить не будет. Но, если в какие-то отрасли вложены деньги, они должны начать платить больше налогов. То есть доля промышленности должна уменьшаться в процентном отношении поступающих налогов, а она, наоборот, увеличивается.
Инвестиции в основном идут в сельское хозяйство, а налогов всё больше платят промышленники.
Поэтому я прошу власть помочь разобраться, почему существует такая диспропорция. Может быть, мы в чём-то ошибаемся? Может быть, у нас статистика не та?
А может быть, цифры не те? Может быть, что-то не видим? Может быть, в этом есть какой-то мультипликативный эффект, какие-то мультипликативные выгоды от того, что у нас продукция сельского хозяйства заполнила все полки магазинов.
Мы слезли с продуктовой иглы, а это дорогого стоит, и поэтому промышленность должна нести основную налоговую нагрузку. Может быть и так, но это власть должна сказать обществу, промышленникам, трудовым коллективам. Если её, власть, конечно, интересуют наши производственные коллективы в качестве той самой печки, дающей тепло всему дому.
Тогда сама печка должна знать, когда её будут топить, чем топить, когда ремонтировать и когда её будут чистить.
– Фермеры считают, что мы пока ещё не слезли с продовольственной иглы…
– Я не фермер. Я даже не читатель фермерских новостей. Но я вижу, сколько средств и с какой эффективностью вкладывается в промышленность, сколько вложено и с какой отдачей в сельское хозяйство.
В настоящий момент официальная статистика показывает, что с меньшими вложениями промышленность платит превалирующую долю налогов, и эта доля продолжает расти. ВВП формируется всё больше и больше за счёт промышленности.
Рационально-прагматический подход к этим статистическим данным позволяет руководителю предприятия сделать вывод: если в сельском хозяйстве, в строительстве, в малом бизнесе есть какие-то способы минимизации налогов, то эти сэкономленные средства переходят в зарплату работников этих отраслей.
У промышленников таких способов и механизмов нет. И тогда, например, простой экономист, работающий в большом заводском коллективе с большой нагрузкой, получающий 40 тысяч рублей, уходит в строительную организацию или в малый бизнес на должность экономиста с гораздо меньшей нагрузкой и там ему платят на 20 тысяч больше.
В таком случае пусть власти скажут, что делать промышленнику? Потому что при таком раскладе переток людей из успешной промышленной отрасли в неэффективную (в плане налогообложения) загубит эффективную отрасль. И мы, промышленники, власти об этом сигнализируем, чтобы она сегодня уже этим вопросом занялась или хотя бы прояснила ситуацию.
– Вы сейчас имеете в виду региональную власть или федеральную?
– И ту и другую – это по всей стране происходит.
Давайте начнём с себя.
– Как бы Вы охарактеризовали взаимодействие бизнеса и власти?
– А вы выйдите на улицу и задайте этот вопрос прохожим. Уверен, что 90% наших граждан вам ответят, что это коррупция и взятки, 5-10% – что это своего рода амбиции, и добавят ещё каких-нибудь негативных определений.
И вряд ли вы услышите в ответ, что предмет взаимодействия бизнеса и власти – это, в первую очередь, развитие промышленности и общества. Я был бы очень рад ошибиться в своём прогнозе.
Взаимодействие бизнеса и власти – это дорога с двухсторонним движением. Я во главу угла поставил бы слово «развитие» и обязал бы этим словом оперировать и тех людей, которые наделены властью, и тех, которые своей стезёй избрали промышленное производство.
И тогда появятся у нас не дутые, а реальные стартапы, совсем по-другому пойдёт развитие малого бизнеса, будут расти зарплаты – экономика заработает. Одним словом, пойдет развитие.
Кстати, в лексиконе наших зарубежных коллег из Китая, Бельгии, Германии слово «развитие» считается обязательным. Там тоже есть сложности, связанные, в частности, с арабской диаспорой, которая пришла на европейские предприятия. У них совершенно другие целеуказания, и тем не менее они «перекрашиваются» достаточно быстро и тоже оперируют термином «развитие».
В Китае на каждом рабочем месте сам работник старается сделать всё быстрее и лучше, чтобы всё эффективно работало. Мы это всё видим по растущему качеству китайских товаров, по количеству и ассортименту их продукции. В Индии сейчас то же самое происходит.
То, что мы не можем этим же похвастаться, наверное, это наши отечественные проблемы, связанные с развитием общества.
Поэтому надо всячески помогать людям, готовым работать в парадигме развития. Те, кто не готов, «отомрут» сами.
– В каком положении находятся сегодня промышленные предприятия?
– Вы затронули очень большую и многогранную тему. В журнально-газетном формате вряд ли получится дать полновесный ответ на этот вопрос. Скажу только, что, несмотря на мировой экономический кризис, несмотря на сложности, связанные с пандемией, отечественная промышленность движется поступательно.
Впрочем, это движение могло бы быть гораздо интенсивнее и мощнее, если бы в нашу практику вошли площадки для диалога власти и бизнеса, где обе стороны могли видеть друг друга, слушать друг друга, в конце концов, просто знакомиться, это уже дорогого стоит.
Всё-таки экономика, промышленность, общество и наша жизнь – это понятия сугубо коллективные. И солировать здесь вряд ли получится.
Если мы не будем слушать и слышать друг друга, если не будем думать, как развиваться, у нас так и будет чавкающее болото.
– Вы называете себя и коллег промышленниками. Что Вы вкладываете в это понятие?
– Промышленность – это, прежде всего, ремесленники. Ремесленники взяток не берут, их ремесло кормит. Если можно таким образом обобщить, то промышленные предприятия – это коллективные ремесленники, которые пляшут от печки и причину со следствием не путают.
Надо понимать, что производственное предприятие подразумевает не только выпуск продукции, но и воспитание человека в трудовом коллективе, кооперацию самих трудовых коллективов. В рабочей, как правило, многонациональной среде людям проще консолидироваться и находить межконфессиональные, межрелигиозные и прочие точки соприкосновения, а не точки разрозненности. Промышленность страны – показатель её развития и благополучия.

Интервью взял Сергей Долженков

Прочитано 591 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту