Самое читаемое в номере

Снова 1989 год?

A A A

Сможет ли афганская армия сдержать натиск талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») после того, как уйдут американские войска? Сегодняшние правительственные силы слабее тех, что оставил после своего ухода Советский Союз. Но и сегодняшняя оппозиция слабее тогдашней.

14 апреля президент Джо Байден заявил, что к сентябрю выведет все американские войска из Афганистана. Теперь кажется всё более вероятным, что полный вывод войск завершится уже в июле. Генералы говорят, что подготовка к выводу и передача ответственности афганской армии почти завершены.
Натиск со стороны повстанцев во главе с талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ») растёт, но Байден не собирается откладывать вывод. Он давно был критиком американского военного присутствия в Афганистане.
Чем быстрее уйдут войска, тем меньше будут потери американцев (впрочем, они и без того крайне невелики). Огромная военно-воздушная база в Кандагаре, где всегда было полно самолётов, вертолётов и беспилотников, опустела. Почти равная ей по размерам военно-воздушная база в Баграме, что под Кабулом, скоро тоже будет передана афганскому правительству.
Стремительно сворачивают своё присутствие и другие страны НАТО. Афганской армии придётся самостоятельно сражаться с талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ»).
Для Атикуллы Амархеля это хорошо знакомая сенсация. Бывший генерал командовал афганскими ВВС после ухода советских войск в 1989 г. Тогда казалось, что правительство во главе с диктатором Мухаммадом Наджибуллой рухнет под натиском бойцов джихада, поддерживаемых Америкой и Пакистаном, в течение нескольких недель.
Однако в действительности Амархель и его товарищи сдерживали боевиков на протяжении целых трёх лет, несмотря на то, что бойцы джихада организовали серию дорогостоящих, но безуспешных наступлений на ряд городов, в частности на Джелалабад, что находится близ границы с Пакистаном. Лишь позднее, когда Россия перестала платить по счетам, Наджибулла пал, и страна погрузилась в безвластие.
После ужасов четырёх последних десятилетий стоит прислушаться к эху истории. Сейчас афганцы пытаются провести параллели между ситуацией 30-летней давности и тем положением, в котором оказалось правительство Ашрафа Гани, имеющее дело с находящимися на подъёме и воодушевлёнными талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ»).
Амархель уверен, что русские, уходя, оставили ему и его товарищам вооружения лучше тех, что американцы оставляют нынешним афганским военным.
«Я никогда ни на секунду не сомневался в нашем успехе, – говорит он. – Армия, которую мы тогда создали, была гораздо сильнее той, что сейчас оставляют американцы». В частности, говорит он, ВВС, которыми он командовал, были больше и лучше, чем нынешние.
С ним согласен один из его тогдашних врагов. Будучи вождём группировки бойцов джихада, называвшейся Исламской партией, Гульбуддин Хикматьяр получал в 1980-е годы львиную долю той помощи, что ЦРУ и Саудовская Аравия направляли через Пакистан.
Сидя в своей конторе недалеко от здания парламента, он говорит, что армия, которую Советский Союз оставил сражаться с ним, была «несомненно» лучше, чем та, что оставляет НАТО. Она могла похвастать танками и прочей тяжёлой бронетехникой, артиллерией и ВВС. Напротив, Америка и её союзники по НАТО оставляют лишь легковооружённые силы внутренней безопасности, призванные бороться с повстанцами.
Впрочем, сравнение военной мощи тогдашней и нынешней афганской армии – это лишь один из элементов, необходимых для того, чтобы предсказать развитие ситуации, говорит Джонатан Шрёден из Центра военно-морского анализа.
Партизаны 1980-х годов получали щедрую поддержку вплоть до зенитных ракет. Талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ»), возможно, могут укрыться в Пакистане. Они кажутся наиболее сплочённой группировкой бойцов джихада. Но они довольно слабы как военная сила.
«С военной точки зрения, я полагаю, Гани находится в куда лучшем положении, чем Наджибулла», – говорит Шрёден.
Но, похоже, скорость вывода американских войск вдохновила вождей талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»). Они решили, что у них появился шанс победить в войне.
Попытки Америки усадить обе стороны за стол переговоров пока ни к чему не привели. Военное равновесие между двумя противникам должно пройти испытание серией летних сражений, в ходе которых талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») попробуют вытеснить правительственные войска из ряда земель и городков.
Согласно данным ООН, обнародованным 1 июня, сегодня 50-70% территории страны либо находится под контролем талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), либо переходит из рук в руки.
Численность рядового состава полиции и армии в последние месяцы таяла под натиском повстанцев. Даже хорошо оснащённым войскам НАТО нелегко было справиться с партизанской тактикой талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), которые используют засады и самодельные мины. Что уж говорить о рядовых полицейских на заставах, которым часто задерживают жалованье, не поставляют еду и боеприпасы, говорят старейшины племён под Кандагаром.
Когда на них нападают талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ»), им не хватает смелости сражаться. Порою они быстро сдаются и начинают переговоры при посредничестве местных жителей.
Шер Мохаммад, крестьянин из района Панджваи, вспоминает, как местный командир талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») вынудил его пойти к ним на службу во время наступления в конце прошлого года. Ему приказали постучать в ворота местной военной базы и передать её гарнизону ультиматум.
«Я крикнул, но ответа не последовало. Я пробрался внутрь и увидел, что она покинута. Солдаты уже ушли», – говорит он. Это было ещё до решения американцев о выводе войск.
Десятки застав и небольших воинских частей вот так же перешли из рук в руки в последние месяцы. Из-за проблем с полицией и основными воинскими частями правительство всё в большей степени полагается на хорошо подготовленные подразделения особого назначения. Они часто сражались бок о бок с войсками НАТО и не раз доказывали свою способность побеждать повстанцев. Их перебрасывают из одного района в другой. Они теснят партизан и освобождают земли от них. Число погибших с обеих сторон и среди гражданского населения очень велико.
Талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») наступают на крупные города, но пока не в состоянии их взять. Они отчаянно сражаются с силами особого назначения. Большинство аналитиков уверены, что так всё и будет продолжаться, поскольку у талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») нет ни живой силы, ни вооружений, необходимых для победы.
Американские генералы твёрдо намерены не повторить ошибку русских, которые слишком рано прекратили финансирование правительственных войск. Однако до сих пор неясно, какую именно поддержку они окажут сразу после своего ухода.
2 июня Пентагон заявил, что помощь будет преимущественно финансовой (чтобы платить жалованье силам безопасности). А ещё американцы немного помогут с техническим обслуживанием военной авиации.
Своей неожиданной стойкостью после ухода Советского Союза Наджибулла был обязан не только своей армии и русским деньгам. Он оказался ещё и очень гибким и хитрым политиком. Россия предоставила ему полную свободу в борьбе за выживание собственного режима, говорит Шрёден.
С этой точки зрения, позиции Гани не столь хороши. Он должен сплотить беспринципные враждующие фракции в правящем лагере, при этом постоянно находясь под давлением со стороны американцев, требующих заключить мирное соглашение с талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ»). Его главной задачей в ближайшие месяцы будет сохранение целостности Афганистана, предотвращение его распада на враждующие феодальные владения.
Талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») сейчас находятся в приподнятом настроении. Прогнозы, что слышны из Вашингтона, мрачны. В этой ситуации решающее значение приобретает боевой дух афганских военных.
«Главное сейчас – это психология. Если этим летом мы выдержим натиск, то всё будет хорошо», – считает один афганский дипломат. С ним соглашается Амархель: «Если наши силы продержатся два месяца, то смогут выжить».
The Economist, 12 июня 2021 года.

Прочитано 781 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту