Размышления у памятника Дзержинскому

A A A

«Улица Московская» нечаянно-негаданно обрела, кажется, нового внештатного автора, который, будучи добротным профессионалом, не пришелся ко двору. Но, судя по своему авторскому стилю, имеет шанс вписаться в формат стиля «УМ». Слово Татьяне Резеповой.

fed
Честно говоря, новость о продаже земельного участка вместе с памятником Ф. Э. Дзержинскому произвела на меня глубокое впечатление.
Прогуливаясь по одноименному скверу, где в советские времена располагалась популярная танцплощадка, на которой «зажигали» в том числе и высокопоставленные ныне люди, и который в последнее время стал пензенским Гайд-парком, невольно стала размышлять…
Историю как предмет всегда воспринимала неоднозначно. В школе у нас преподавание исторической науки было организовано как-то лоскутно и тенденциозно. Только посмотрев цикл лекций по истории Андрея Фурсова, ситуацию по России прояснила для себя.
При этом всегда считала, что история – наука точная: события, даты, имена. Оказывается, вовсе нет. У каждого историка своя правда.
Для примера. В 2014 г. Борис Акунин опубликовал версию истории государства Российского, пересказав Карамзина в своей неподражаемой манере.
Его тут же раскритиковали, как это обычно бывает у историковедов, за якобы неточности и несоответствия. И каждый приличный историкознай стоит на своей версии.
В этой ситуации непонятно: куда деваться нам, рядовым дилетантам, которые, начитавшись, к примеру, Гумилева, не знают, что и подумать об историках.
Но есть в исторической науке и другие подводные камни. Раз уж заговорили про Гайд-парк, пример из жизни туманного Альбиона. Был, он и сейчас есть, фильм «Ричард III», по Шекспиру, там Лоуренс Оливье играет.
Красивая историческая картина, в стиле фильма ужасов. Здесь этот Ричард – воплощенный злодей. Идя к власти, получает корону и сопутствующие ей атрибуты, обильно залив свой путь кровью родных, близких и друзей. Между тем в Википедии читаем, что Ричард III – вовсе и не злодей, много сделал для укрепления экономического могущества своего государства. Убит в бою, как настоящий герой.
Суть интриги. Оказывается, следующий за Ричардом III король Генрих был человеком весьма продуманным. Ему тоже нужен был имидж героя, отца нации и т. д.
Он привлек Шекспира, который очень кстати оказался его современником. И вот из-под пера гениального творца выходит бессмертная трагедия «Ричард III». И Генрих «в шоколаде».
Вот это, я понимаю, пиар! С другой стороны, как показала многовековая практика, сколько историю не переписывай, правда все равно промелькнет, просочится, проскользнет, и все обнаружится.
Философы объясняют это законом отрицания отрицания, который является основой материалистической диалектики и позволяет соблюдать, ни много ни мало, преемственность и новаторство.
И стало радостно мне от того, что мы, пензенцы, народ дальновидный. Мы, если что, можем и по столу кулаком стукнуть, и замечание губернатору сделать в соцсетях. Но в то же время нам присущи и преемственность, и новаторство.
Поэтому памятник пламенному революционеру, легендарному чекисту и создателю ВЧК, министру путей сообщения и другу всех беспризорных детей России Ф. Э. Дзержинскому в Пензе продолжает быть.
P. S. Пензенский драматический театр носит имя А. В. Луначарского – писателя, переводчика, искусствоведа, первого наркома просвещения РСФСР, а также – внимание всем! – активного участника революции 1905-1907 годов и Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года.
При этом, опять же, никто не выступает с инициативой продать театр вместе с землей, на которой он стоит, так как Луначарский был революционером, и сегодня время его вышло.
А то ведь и туристам, и гостям высоким показать-то было бы нечего.

Фото Даниила Мануйлова

 

Прочитано 723 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту