«Глубоководная рыба Сталин»

A A A

«Улица Московская» предлагает вниманию читателей новый текст мэтра пензенской журналистики Александра Кислова. Текст, конечно, о политике, вернее, о власти и оппозиции, то есть на тему, которая зажигает. Особенно если ее подает такой автор, как Александр Кислов, который имел возможность быть и во власти, и в оппозиции. И который однозначно всегда за то, чтобы пресса выполняла свою роль сторожевого пса.

kislovАлександр Проханов в газете «Завтра» сформулировал русскую народную экзистенцию: «В пучинах русской истории живет таинственная глубоководная рыба, имя которой – Сталин. Достоевский утверждал: «Душа русского человека – христианка». Да, душа русского человека – христианка, но народ – сталинист».
В Германии у власти сегодня христианские демократы. А мы тут, за редким исключением, христианские сталинисты. Такова, по Проханову, глубинная политическая сущность россиян. Один мой друг говорил в таких случаях: вот и весь хрен до копейки.
Неспокойно нынче на Руси. Романтичные карбонарии снова мечтают о революции и твердой руке. Правда, забывая, что любой переворот сопровождается убийствами и погромами.
А результаты революции быстро переходят из рук романтиков и дурачков в руки циников и жлобов.
Это не я сказал. Но лично я это уже проходил. Читайте книгу «Дураки и хлеборезы».
Местный предприниматель Олег Звонов в фейсбуковской дискуссии с лидером областного Левого Фронта Сергеем Падалкиным  пишет: «Маргиналы проходят во власть только через революцию. Не жалко народ российский?????????»

Если муж хороший – плохо все равно!
Давайте вспомним Ленина, его характеристику революционной ситуации. Это когда верхи уже не могут, а низы больше так жить не хотят. Как видим: верхи пока вполне дееспособны, а низы, хотя и ворчат, баррикады не строят.
Второе. Опять из Ленина. Вспомним его зажигательное: «Есть такая партия!»  Кто выйдет на трибуну и сделает столь же духоподъемное заявление? Зюганов? Жириновский? Миронов? Ведь они называют себя лидерами оппозиции.
Нет внятной программы, нет популярного в народе лидера.  
Да нет вообще ничего, поскольку отсутствует самое главное – социальная база. Нет народных масс, одержимых революционными настроениями.
* * *
Не подумайте, что я выступаю против перемен. Всякому здравомыслящему понятно: когда главной идеей, исходящей из Кремля, является сохранение  статус-кво, говорить о развитии страны бессмысленно. Нет образа будущего.
Зато есть деградация, всепроникающая коррупция, рост бедности. И это вызывает законное недовольство и возмущение масс. Которое артикулируется в основном на кухнях, в троллейбусах и магазинах. А также на редких митингах протеста организаций КПРФ, в единичных шествиях навальновцев и частых акциях активного в Пензе Левого Фронта. Да, и еще в массированной критике власти в интернете и некоторых печатных СМИ.
Ну и что? Верхи ведут себя по-прежнему уверенно, потому что за ними огромная сила. Полиция, национальная гвардия, спецслужбы, наконец, армия. А главное – электоральная поддержка.
Вот такой парадокс.
И этому есть объяснение. Массы боятся: как бы хуже не было. Они устали от перемен, которые оборачиваются новыми проблемами. Поэтому голосуют за действующую власть.
* * *
Должен заметить, что товарищи из ЦК КПРФ, как и наш областной лидер коммунистов Георгий Камнев, вполне понимают ситуацию. Поэтому не суетятся. Можно их критиковать за то, что не спешат делать революцию. С равным успехом и за то, что в знак протеста до сих пор вся фракция КПРФ не выпрыгнула из окон кабинетов на Охотном ряду.
Выходит, нет причин для беспокойства? Пока нет.  Но что будет завтра?
Успех Ленина заключался в том, что он создал образ будущего и предложил план пролетарской революции.  У Ельцина и демократов 90-х тоже была своя идея.
Что имеет предложить нынешняя оппозиция? Какой месседж? Всем очевидно, что системные КПРФ, ЛДПР, СР – это не очень оппозиция. Они так же, как и власть, заинтересованы в сохранении статус-кво. Поэтому их программы декларативны, а действия ограничиваются формальными процедурами.
Что предлагает областной Левый Фронт, нынешний авангард левого движения? Резко осуждая социальную действительность, его активисты ведут огонь по штабам, требуют отправить в отставку президента и губернатора.
Президент далеко. «А чем губернатор не угодил?» – спрашиваю. Экономика, пусть не так, как хотелось бы, но растет, социальная сфера развивается. В коррупции и бандитизме не замешан.
Вспомните предшественника. Сравните цифры и факты.
«А все равно плохой», – отвечают. Слабый. Никого из бочкаревских не разогнал. Пускай едет в свое Бараново».
Как в стихотворении Расула Гамзатова: «Если муж хороший – плохо все равно!»
Некая девочка таскает изображение губернатора по троллейбусам. У нее три зрителя: кондукторша, отвернувшая лицо к окну, и два пенсионера. Этот ролик демонстрируют как аргумент.

Плюрализм в одной голове
Ну, хорошо. Положим, случилось невероятное: президент и губернатор напугались Удальцова и Падалкина и покинули свои посты. Что дальше?
А дальше пензякам предлагается телеведущий Максим Шевченко.
– Из Пензы товарищи из Левого Фронта приглашают меня принять участие в выборах губернатора Пензенской области в 2020 г. Я с удовольствием подумаю над этим предложением. Это интересно, – сообщил Шевченко в интервью «Эху Москвы» 7 марта.
Какова же политическая платформа выдвиженца ЛФ?
– Надо просто наносить удары по этому режиму и по этой власти, – говорит Шевченко.
Это понятно. Чтобы войти во власть, нужно раскачать прежнюю.
– Нам нужна народная, демократическая, нормальная Россия, в которой каждый гражданин, каждый человек будет чувствовать себя адекватно, – заявляет Шевченко. – Поэтому я сторонник свободы. Подписываюсь под каждым словом.
Журналист М. Курников:
–  Максим, как левого либерала хочу вас спросить…
М. Шевченко: Я не левый либерал… Я, человек, выступающий за свободу, я человек левый…
А потом неожиданно заявляет: «Сталин для подавляющего большинства русского народа останется символом социальной справедливости и великой победы». Хотя у народов Кавказа и калмыков есть основание его ненавидеть. И Шевченко их понимает.
Каша какая-то. Говорит, что  за свободу. Либеральный – это свободный. И тут же: нет, я не либерал. Я левый. Сторонник народной власти.  
Но демократия, на минуточку, это и есть власть народа. Значит, демократ? Не бывает демократии левой или правой. Или она есть, или ее нет.
А в конце концов высказался за Сталина. Однако при вожде народов системой власти была диктатура. Не пролетариата, как завещал великий Ленин, а самого вождя и его бюрократии. Понятие «народная власть» было фигурой речи.
У идеологов левизны есть интересная особенность. Рассуждают про народную демократию, социальную справедливость, честные выборы.
И вдруг резьба срывается, и они начинают про Сталина. Возможно, сталинизм дает им ответ на вопрос о механизме социальных изменений. Ведь здесь  решение простое – нагонять страха. Перед арестом, тюрьмой, расстрелом. Страх – это волшебное средство заставить жить так, как скажут.
Независимые суд и СМИ, выборы, экономическая и политическая конкуренция, общественный контроль – это слишком далеко и заумно. А тут все просто.
А может, Сталин сидит у них в мозгах как мировоззренческая доминанта, и к ней подверстывается все остальное.
По свидетельству политического деятеля левого толка Дарьи Митиной, «Макс Шевченко – это человек, у которого нет взглядов. Он одинаково страстно, одинаково убеждённо может излагать любую позицию». Характеристика исчерпывающая.
Как публицист и полемист Шевченко весьма ярок. Он неплохо владеет аудиторией. Может и в нокдаун отправить, как поступил с либералом Сванидзе прямо в эфире. Это публику подкупает. Но выборы в Пензе он проиграет: в элитах и народных массах еще живо чувство самосохранения.
А вот шороху навести вполне в состоянии.

Политический  постмодерн
Оппозиция необходима. Это непременный элемент стабильности демократического общества.
Если нет оппозиции, значит, власть стоит на одной ноге. Власть и оппозиция дополняют друг друга. Контакты и постоянный диалог власти и оппозиции – это общепринятая политическая практика.
И еще одно. Оппоненты власти – а их немало, – это полноправные граждане страны. Их аргументы и точки зрения не учитывать нельзя.
В цивилизованном обществе властям оппонируют целые институты. Взять хотя бы СМИ. Они по определению оппозиционеры. Их святой долг – выявлять нарушения и недостатки, в том числе во власти, предлагать пути решения проблем.
В сущности, это азбука, и объяснять тут ничего не надо.
Оказывается, надо. Напомню, что осенью имел неосторожность предложить начать диалог власти и оппозиции.  Ну, вы знаете, что было потом. Были всякие условия, упреки, дискуссии в блогосфере. Кто-то был однозначно «за», кто-то сомневался. Это нормально, так и должно быть.
Ненормально было неприятие этой идеи  чиновниками, ответственными за политику. Приходилось убеждать их в очевидном, а они приводили свои аргументы. Главными были «а зачем?» и «это все бесполезно».
В конце концов своего они добились. Хотя губернатор заявил, что он эту идею приветствует.
Пока на политической поляне у нас все относительно спокойно. Публичные и медийные акции, которые практикуют наши левые, не обеспечивают широкого протестного подъема. Из искры пламя возгорится, если народ будет доведен до голодного состояния. Не факт, что именно так и будет.
Но нет и уверенности, что так не будет никогда.
А пока… Бегают по городу несколько бесстрашных граждан, развешивают лозунги, проводят акции, пишут гневные филиппики в Фейсбуке и на своем сайте.
Это люди неравнодушные, они требуют перемен. Гроб к минздраву, свиная голова к воротам неприятеля. Креативно. Это «наш ответ Чемберлену». Прикол такой. С политическим окрасом.
Вообще-то, это новое явление: политический театр на площадях. С лозунгами, переодеваниями, флешмобами, революционными шлемами и пластиковым маузером в нос депутату-олигарху Фомину.
Есть в социологии такой термин – играизация. Это как разогрев публики перед выступлением Филиппа Киркорова. Народ возбудился – и тут выходит Филя, весь в перьях… Чистый постмодерн.
Хорошо, если Филя. Но вот на горизонте появился вовсе не Филя. А фигура покруче.
Нужно быть готовыми к подобным сюрпризам. Перехватывать инициативу. Полемизировать и убеждать.
Вон сколько у власти сайтов и всяких взрослых и молодежных организаций. Их столько развелось, этих активистов ЕР, ОНФ, молодежного парламента, МГЕР и прочих. Они все с горящими взглядами,  в костюмчиках с галстучками.
Их особенно много на торжественных мероприятиях в ККЗ и филармонии. Они, когда возле начальства, демонстрируют верность делу партии и готовность бороться за ее идеалы.
Но что-то не видно их на площадях, на митингах оппозиции, дискуссионных площадках, эфире телепрограмм, блогосфере. Их не видно и там, где трудно людям.
Как-то по осени, во время беседы, в которой участвовали несколько больших областных руководителей, предложил ввести в штатное расписание управления внутренней политики одну нужную ставку – специалиста-профессионала по работе с оппозицией. Сократить бесполезные, а эту ввести. Последовала пауза. Она продолжается по сей день.
Поверьте, идея не такая уж и бредовая.
Фото А. Николаева

Прочитано 654 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту