Анти-Орбаан

A A A

Знакомьтесь: человек, который может прогнать Виктора Орбаана, венгерского диктатора! Гергей Кораачонь хочет, чтобы его страна перестала быть олицетворением кумовства.

Трудно найти более непохожих людей, чем Гергей Кораачонь, полгаарместер (глава – ред.) Будапешта, и Виктор Орбаан, премьер-министр Венгрии.
Кораачонь руководит космополитичной столицей, а Орбаан считает своей политической базой деревню.
Орбаан почти полностью контролирует Фидес – партию, которая с 2010 г. почти полностью контролирует Венгрию, – а Кораачонь обязан своим постом неуклюжему альянсу шести партий.
Футбольный болельщик Орбаан построил стадион на 3800 мест в своей родной деревушке, где живёт всего 1700 человек, а Кораачонь, в прошлом учёный, ведёт кампанию против строительства нового дорогостоящего стадиона в своём городе с в 1000 раз большим населением.
Если кто-то ещё не уловил разницу, им поможет сам Кораачонь, который как-то сказал: «Он низенький и толстый, а я высокий и худой».
Не только различия между Кораачонем и Орбааном, но и вся венгерская политика теперь приобрела освежающе ясный характер. Отныне это Фидес Орбаана против всех остальных.
После трёх подряд тяжёлых поражений на всеобщих выборах, партия Кораачоня и другие основные оппозиционные группировки объединились, чтобы свергнуть Орбаана во время следующего голосования, которое состоится через год.
По отдельности каждая из этих партий набирала в лучшем случае немногим более 10%. Объединившись же в альянс, они получают, согласно опросам общественного мнения, около 50% голосов, идя вровень с Фидес.
В альянс вошёл широкий спектр партий от некогда крайне правого Йоббик до социалистов. Вступили в него и центристы-либералы. В результате впервые более чем за десятилетие появилась возможность вышвырнуть Орбаана.
Неудивительно, что сейчас внимание приковано к вопросу, кто возглавит альянс. Первичные выборы, на которых будет определено имя единого кандидата оппозиции на пост премьер-министра, пройдут летом.
Неожиданная победа Кораачоня в Будапеште в 2019 г. доказала успешность такого подхода. 45-летний бывший социолог выиграл тогда первичные выборы, будучи наименее неприемлемым кандидатом. Он смог заручиться поддержкой избирателей с самыми разными взглядами.
Прошло два года, и Кораачонь, согласно опросам, обходит своих соперников в борьбе за выдвижение единым кандидатом в премьер-министры. Впрочем, пока он ещё стесняется заявить о выдвижении своей кандидатуры. Все эти колебания укрепляют критическое отношение к Кораачоню, ведь его природная кротость воспринимается некоторыми избирателями как слабость.
Выбор кандидата предопределит и выбор стратегии. Кораачонь упивается своей репутацией миротворца, способного сгладить противоречия между столь разными группами своих сторонников. Он не хочет вступать в борьбу с Орбааном на его условиях. Раз премьер-министр питается противостоянием, то логично было бы не предоставлять ему такой возможности.
Другие вероятные кандидаты предпочитают более резкий тон. Пеетер Йокоб, вождь некогда крайне правого Йоббик, недавно сказал Орбаану: «Я никогда не встречал большего труса, чем Вы». (А однажды он был даже оштрафован за попытку вручить Орбаану в парламенте мешок с картошкой, обвиняя его в зависимости от сельских избирателей.)
Неизвестно, помогут ли Кораачоню его повадки за пределами столицы.
В Венгрии огромную роль играет не только идеология, но и география. В Будапеште, где живёт пятая часть венгров, избиратели полагаются на всё ещё сохранившиеся интернет-издания, тогда как в деревне всецело господствуют поддерживающие правительство радио и бульварные газеты.
В октябре прошлого года оппозиция, даже объединившись, не смогла выиграть на дополнительных выборах в парламент в одном из сельских округов. К тому же этим летом оппозиционные партии должны определиться не только со своим кандидатом в премьер-министры, но и провести первичные выборы по определению единого кандидата в депутаты в каждом из 106 одномандатных округов.
Тем за границей, кто хочет помочь, следует держаться подальше.
Иностранное вмешательство, даже осуществляемое из лучших побуждений, не всегда приветствуется, говорит Кораачонь.
Орбаан любит изображать своих противников марионетками глобалистов, получающих указания из Брюсселя. Так что слишком восторженная международная поддержка оппозиции может нанести ей ущерб. Впрочем, ей может помочь само изменение международной атмосферы.
В этом году лопнуло терпение в отношении Орбаана у его европейских союзников. Он был вынужден покинуть влиятельную Европейскую народную партию – этот клуб правоцентристских политиков – по доброй воле, не дожидаясь, когда его принудительно исключат. Была подорвана его репутация хитрого игрока на европейской арене.
Выборы в Венгрии свободные, но нечестные. Нет, здесь не набивают урны для голосования фальшивыми бюллетенями, а оппозиционные политики никуда не пропадают.
Зато в Венгрии широко практикуется перекраивание границ избирательных округов в интересах правящей партии, государственные средства массовой информации во всю используются для пропаганды в её пользу, а оппозиционным партиям обрезается финансирование из казны.
Тем не менее разговоры о диктатуре являются преувеличением: Орбаан может проиграть и знает об этом. Его недавние шаги (например, передача университетов в руки частных структур, управляемых приближёнными Орбаана) говорят о том, что он намерен удержаться у власти, даже если потеряет свой пост.
«Он строит глубинное государство, – говорит Пеетер Крекоо из мозгового треста Политический капитал. – Будь вы уверены, вы бы так не поступали».

ТЕПЕРЬ ЧТО-ТО СОВЕРШЕННО ДРУГОЕ
Но победить на выборах – это лишь самая лёгкая часть задачи. Если оппозиция придёт к власти, ей придётся начать «деорбанизацию». Надо будет разрушить государство, которое Орбаан создал ради обогащения своих друзей и укрепления собственных позиций. Это займёт многие годы.
Кораачонь объясняет это, цитируя англо-немецкого политолога Ральфа Дарендорфа, который однажды сказал, что для того, чтобы написать конституцию, требуется шесть месяцев, для того, чтобы развить рыночную экономику, – шесть лет, и 60 лет – для того, чтобы изменить общество.
Сохранить единство коалиции в масштабе всей страны будет сложнее, чем в масштабе Будапешта. Сейчас у оппозиционных партий нет иного пути, как держаться вместе. Только так они могут победить. Это способствует сосредоточению всех умов на решении этой задачи.
Но, оказавшись у власти, они могут счесть задачу демонтажа глубинного государства Орбаана не столь важной, так что придётся предпринимать серьёзные усилия для сохранения единства в их рядах.
Но если всё сделать правильно, то результатом будет нечто большее, чем преобразование одной только Венгрии. Ведь Орбаан стал примером для целой группы самодержцев в рамках ЕС.
Маленькая бедная страна, не имеющая выхода к морю и говорящая на непонятном языке, стала одним из самых влиятельных государств блока, правда, со знаком «минус». Венгерские методы разрушения демократических правил теперь применяются повсюду: от Польши до Болгарии и Словении.
Распри и бездействие оппозиции позволили Орбаану более чем на десятилетие закрепиться во главе венгерского государства. Долгие годы Венгрия была примером того, как не нужно поступать.
Если Кораачонь и его союзники добьются успеха, то она, наконец-то, станет примером, достойным подражания.
The Economist, 8 мая 2021 года.

Прочитано 750 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту