Самое читаемое в номере

Картер сделал свои ставки

A A A

Новые технологии, сдерживание России и борьба с Исламским Государством идут рука об руку.


Эш Картер, похоже, – один из самых подготовленных министров обороны США. Направленный 9 февраля в Конгресс проект военного бюджета на 2017 год на сумму в 582.7 млрд долл. – это его единственная попытка оставить после себя прочное политическое наследие.
После того как в декабре было достигнуто двухлетнее соглашение по бюджету, склок по поводу финансирования будет меньше, чем в былые годы. Но поскольку этот военный бюджет будет принят лишь после президентских выборов, требуется поддержка обеих партий, чтобы не пострадало картеровское видение развития армии.
На прошлой неделе Картер обнародовал свою стратегию. Из Пентагона мир, говорит он, выглядит «драматически изменившимся» по сравнению с тем, каким он был в последние 25 лет.
Он определил пять вызовов: возвращение великого силового соперничества в свете русской агрессии в Европе; подъём Китая, угрожающий равновесию в Азиатско-Тихоокеанском регионе; Северная Корея как ядерное пороговое государство; сохранение, несмотря на ядерное соглашение, враждебных намерений у Ирана; и «опухоль» террора бойцов джихада, прежде всего в виде Исламского Государства (ИГ), «дающего метастазы» по всему миру.
В этом списке нет ничего противоречивого, но он означает, что Пентагону придётся сдерживать искушённых военных противников, которые стараются (причём, довольно успешно) подорвать привычное технологическое превосходство Америки.
Он должен также успокоить тех своих союзников, что чувствуют себя уязвимыми со стороны региональных задир. И при этом он ещё должен жёстко противодействовать разнообразным и гораздо более реальным угрозам, исходящим от негосударственных группировок.
Есть от чего пасть духом даже при росте военных расходов. Но в этом бюджете будет заложено уже на 22 млрд долл. меньше средств, чем в бюджете предыдущего года, так что с деньгами будет туго (всего-то полтриллиона долларов). Свою главную ставку Картер делает на внедрение передовых технологий, способных обеспечить военное первенство Америки.
Расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы должны вырасти на 4% по сравнению с текущим годом (до 71,8 млрд долл.). Созданному Картером в 2012 г. отделу стратегических возможностей поручено в кратчайшие сроки внедрить новое передовое вооружение.
В частности, Картер увлечён всеми видами «роящихся автономных устройств», призванных подавить противника, и недорогими «сверхзвуковыми умными снарядами», позволяющими сбивать ракеты с помощью уже существующей артиллерии.
А пока придётся иметь дело с текущими угрозами. Европейская успокаивающая инициатива – ответ на русское вторжение на Украину – получит 3,4 млрд долл. Это в 4 раза больше, чем в этом году. Она предполагает постоянное обновление боевых бригад в Европе и размещение там большего числа танков и боевых машин пехоты.
Кампания по уничтожению Исламского Государства получит 7,5 млрд долл. (на 50% больше, чем в этом году). В связи с расходом умных бомб и ракет с лазерным наведением в ходе военных операций против бойцов джихада, будет дополнительно потрачено 1,8 млрд долл. на закупку 45000 новых бомб и ракет.
Война с ИГ также привела к продлению срока службы легендарного штурмовика А-10 (танкового чуда, как его называют в народе). Он способен нанести большой урон низкотехнологичному противнику. Так что он останется в строю до 2022 года.
Помимо политиков, главной проблемой  бюджета Картера – а он предполагает 7 млрд долл. затрат на кибербезопасность – является поиск статей, которые можно сократить ради финансирования новых расходов. Он планирует небольшие урезания уймы доставшихся ему по наследству военных программ.
Среди крупных сокращений – противоречивая программа строительства боевых судов для береговой зоны (в следующем году построят на 1 корабль меньше, а в целом программа сокращается с 52 до 40 судов) и проект строительства многоцелевого истребителя F-35A (в следующем году построят на 5 самолётов меньше, а в течение пятилетки – на 45 самолётов меньше).
Единственный способ покрыть нехватку средств для военного бюджета, предлагаемый республиканцами в Конгрессе, – это увеличение на хотя бы 15 млрд долл. расходов на зарубежные военные операции (весьма полезная из-за своих размытых границ статья) с нынешних 58,8 млрд долл.
Также возможно соглашение между следующим президентом и Конгрессом по снятию ограничений, заложенных Актом о контроле над бюджетом 2011 года. Если следующий президент поддержит предложенные планы дополнительным финансированием, Картер будет просто счастлив.
The Economist, 13 февраля 2016 г.

Прочитано 622 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту