Самое читаемое в номере

Испания: мучительный выход из кризиса

A A A

20 декабря в 46-миллионной Испании пройдут всеобщие выборы. Рассказывает эксперт «Улицы Московской», кандидат исторических наук Михаил Зелёв.
Что будет, если одновременно давить на газ и на тормоз? Что будет, если в охваченной кризисом перепроизводства стране одновременно проводить сверхмягкую денежно-кредитную политику, стимулирующую экономический рост, и сверхжёсткую фискальную политику, этот рост убивающую? Ответы на эти вопросы даёт современная Испания.

«С крейсерской скоростью»
Пережив за последнее десятилетие две тяжелейших рецессии (вторая из которых (2011-2013) носила искусственный характер, поскольку была вызвана безумной монетарной и фискальной политикой финансовых и политических властей еврозоны), испанская экономика со II полугодия
2013 г. вошла в полосу уверенного роста. Как заявил консервативный испанский министр экономики и конкуренции Луис де Гидос Хурада, экономика страны развивается «с крейсерской скоростью».
В этом году ожидается, что ВВП Испании вырастет
более чем на 3%. Стремительно растёт экспорт. С 2009 г.
по 2014 г. он увеличился в 1,5 раза. Очень быстро сокращается дефицит внешнеторгового баланса (в 4 раза с 2008 г. по 2014 г.).
Локомотивом роста испанской экономики стало автомобилестроение. В 2014 г. объём производства автомобилей вырос на 11%. Страна шагнула с 12-го на 9-е место в мире по этому показателю, обогнав Канаду, Россию и Таиланд. В этой отрасли Испания теперь прочно закрепилась на 2 месте в Европе (после Германии).
В 2015 г. испанцам, похоже, удастся обогнать и Бразилию и выйти на 8-е место в мире. Как показывает статистика за I полугодие, темпы роста только ускоряются.
Испания находится среди мировых лидеров в таких наукоёмких и высокотехнологичных отраслях, как альтернативная энергетика, телекоммуникации, биотехнологии, фармацевтика.
В лучших университетах планеты изучают модель ведения бизнеса испанской компании Inditex, работающей в сфере розничной торговли одеждой. (Ей принадлежит торговая марка Zara). Эффективность компании поражает воображение: от разработки нового товара до его появления на прилавках проходит 14 дней. Пока так не получается больше ни у кого в мире.
Испанские ТНК развили бешеную инвестиционную и производственную активность за рубежом. В 2013 г. Испания заняла 11-е место в мире по размерам накопленных прямых инвестиций в зарубежных странах (643 млрд долл.).
Быстрому росту испанской экономики способствуют несколько факторов.
Во-первых, кризис привёл к некоторому сокращению стоимости испанской рабочей силы, что повысило конкуренто-способность производимых в стране товаров и услуг.
Во-вторых, начатое Европейским центральным банком в марте этого года количественное смягчение оказывает некоторое благотворное воздействие на испанскую экономику. Хотя в основном это сказывается на облегчении ситуации с государственным долгом и возможностях кредитования бизнеса. А вот покончить с дефляцией пока так и не удалось.
В-третьих, параллельно с количественным смягчением идёт резкая девальвация евро, что укрепляет конкуренто-способность испанских товаров. С апреля 2014 г. евро подешевел на четверть.
В-четвёртых, Испания крупно выигрывает от обвального падения цен на нефть и газ.

spain2

Консервативное правительство 60-летнего Мариано Рахоя Брея, пришедшее к власти в 2011 г., продолжило политику социалистов по повышению гибкости испанского рынка труда. Его реформы способствовали расширению возможностей для подготовки и переподготовки кадров, предоставили бизнесу новые возможности для увольнения работников или их перевода на неполную рабочую неделю.
В этом году началось воплощение в жизнь реформы по повышению пенсионного возраста. Его собираются плавно поднять к 2027 г. с 65 до 67 лет.


Теневая сторона экономического подъёма
Однако успехи испанской экономики меркнут на фоне фантастической безработицы. Она равна сейчас 21%. Такого нет ни в одной развитой стране. Это страшно много, по сравнению с докризисным уровнем в 7%. А ещё в 2013 г. уровень безработицы составлял все 26%.
Такая ситуация является результатом противоречащей всем учебникам по макроэкономике фискальной политики испанских консерваторов. Вместо того, чтобы стимулировать экономический рост с помощью увеличения бюджетного дефицита, они его безжалостно сокращают. При этом их ещё и подгоняют требования еврозоны о том, что этот показатель не должен превышать 3% ВВП.
В результате, с 2009 г. по 2014 г. бюджетный дефицит снизился с 11 до 5,7% ВВП. В случае своего переизбрания консерваторы обещают не дрогнуть в деле обескровливания экономики страны и сократить бюджетный дефицит к 2018 г. до 0,3% ВВП. И происходить это должно не за счёт роста доходов бюджета, а за счёт сокращения расходов. Они должны снизиться с 43,6 до 38,4% ВВП.
Такой антинаучный подход гарантирует, что до докризисных показателей в области занятости страна доберётся нескоро, если вообще когда-нибудь доберётся. Сокращение государственных расходов приводит к резкому сжатию совокупного спроса, что не позволяет быстро расширять производство и увеличивать занятость.
Как отмечается в опубликованном в апреле докладе о социальном состоянии нации, в начале 2015 г. в 13% домохозяйств не имел работы ни один член семьи.
Катастрофическая ситуация с занятостью приводит к резкому падению доходов населения. В 2013 г. 36% испанцев едва сводили концы с концами, а средние доходы были на 11% ниже, чем в 2009 г. С 2008 г. по 2012 г. подушевой национальный доход испанцев снизился с 73% до 66% от уровня средних показателей по 15 старым членам ЕС.
Фискальная политика властей приводит к стремительному росту неравенства в доходах. Если в 2008 г. доходы 20% наиболее состоятельных испанцев превышали доходы 20% самых бедных в 5,3 раза, то в 2011 г. – уже в 7,5 раза. Если динамика не изменится, то в 2022 г. разрыв может составить 15,5 раза. Только с середины 2013 г. по середину 2014 г. число миллионеров в Испании выросло на 24%.
В результате социальные лифты застряли на нижних этажах, а миллионы молодых испанцев лишились привлекательной жизненной перспективы. О нынешней испанской молодёжи всё чаще говорят как о «потерянном поколении».
В январе в Мадрид приезжал выдающийся французский экономист Тома Пикетти. Он выписал испанской экономике такой рецепт: надо повысить максимальную ставку подоходного налога с нынешних 49% до 80%.
Это позволит и снизить уровень неравенства, и избежать сокращения государственных расходов, и стимулировать рост спроса, производства и занятости, и, в конечном счёте, ускорить выход экономики из кризиса.
Конечно, правящие консерваторы к нему не прислушаются, но вот 43-летний вождь ведущей оппозиционной Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) Педро Санчес Перес-Кастехон, который сам является профессором экономики одного из университетов Мадрида, с восторгом воспринял эту идею. Правда, планку в 80% он посчитал слишком высокой.

spain3


Сокращение государственных расходов негативно сказывается не только на занятости, уровне жизни и совокупном спросе, но и способствует возникновению долгосрочных негативных эффектов в сфере накопления человеческого капитала.
Испанские консерваторы режут все расходы, включая траты на образование и здравоохранение. Нам только ещё предстоит осмыслить, как скажется на человеческом капитале Испании сокращение с 2008 г. по 2013 г. ежегодных расходов на здравоохранение на 10 млрд евро.
Особенно печально, что под нож идут расходы на образование. Испанская школа и без того не блещет успехами. Как показало проведённое в 2012 г. исследование PISA, 15-летние испанские школьники уступали в знании математики не только своим сверстникам из таких новых индустриальных стран, как Польша, Вьетнам, Чехия и Португалия, но и из экспортно-сырьевых Австралии и Норвегии.
Испания традиционно отстаёт от других развитых стран в области финансирования НИОКР. На эти цели Мадрид расходует лишь 1,2% ВВП, тогда как средний показатель по ЕС составляет 2%, а в наиболее передовых странах превышает 3%.
Следствием подобной ситуации стало то, что безработица широко затронула ряды наиболее образованных испанцев. В результате кризис ознаменовался новым ошеломляющим явлением – массовой эмиграцией высококвалифицированных работников. (Всего с 2008 г. страну покинуло более 200 тыс. граждан). Обычно испанские высококвалифицированные специалисты направляются в Германию, Францию, Англию, США.
Как горько констатировал в прошлом году один из испанских экономистов, «проблема не в отъезде учёных и других высококвалифицированных специалистов, а в том, что при их подготовке мы не знаем, как их использовать, что ведёт к обесценению их талантов, невозможности сделать карьеру в родной стране, в любом случае, к потере национального человеческого капитала».
Правда, в этом случае консерваторы осознают проблему и обещают увеличить в перспективе долю расходов на НИОКР до 3% ВВП.
В целом можно констатировать, что политика «бюджетной экономии», которую проводят испанские консерваторы из правящей Народной партии (НП), слишком дорого обходится стране.


Перспектива консервативно-либеральной коалиции
Несмотря на все проблемы в области экономики, испанцы, похоже, собираются с оговорками поддержать на выборах нынешний экономический курс.
Традиционное перетягивание каната между консерваторами и социалистами на этот раз скорее окончится победой первых. Испанское общество, несмотря на все проблемы, слишком дорожит успехами послекризисного восстановления и готово закрывать глаза на негативные стороны экономической политики правительства. К тому же на социалистов бросают тень негативные воспоминания испанских избирателей о первых трёх годах кризиса, когда страной правила ИСРП.
Однако сохранить абсолютное большинство в парламенте консерваторам не удастся. Тогда их естественным партнёром по правящей коалиции станут либералы из партии «Граждане» во главе с 36-летним юристом Альбертом Риверой Диасом.

spain


Экономические взгляды консерваторов и либералов очень похожи. «Граждане» в целом поддерживают идеи «экономики предложения» и «бюджетной экономии», которые применяли на практике в последние 4 года консерваторы.
Либералы даже идут дальше консерваторов, предлагая снизить максимальную ставку подоходного налога с 49% до 40%.
«Граждане» выступают также за более жёсткий курс в отношении неиспанских регионов. В частности, они призывают отменить налоговые льготы для Страны Басков – самой развитой в экономическом отношении области страны.
Рост популярности «Граждан» в последнее время столь стремителен, что некоторые опросы общественного мнения даже указывают на возможность оттеснения ими социалистов на 3-е место. Если это произойдёт, то можно будет констатировать слом существовавшей с 1982 г. партийной системы, когда у власти чередовались консерваторы и социалисты.


Каталонский вопрос
Нынешний кризис привёл к резкому обострению проблемы отделения от Испании 7-миллионой Каталонии – одной из наиболее развитых областей страны.
Фундаментальные причины нынешнего всплеска национально-освободительного движения каталонцев носят исключительно экономический характер. Будучи регионом-донором, Каталония ежегодно безвозмездно отдаёт в испанский бюджет не менее 8 млрд евро.
Естественно, что кризис и политика затягивания поясов резко увеличили обеспокоенность деловых кругов Каталонии по поводу утекающих из области денег на содержание более отсталых собственно испанских регионов. Они уверены, что могут найти этим суммам лучшее применение в самой Каталонии.
Вождь победившего на сентябрьских выборах в Каталонии сепаратистского движения «Вместе за ответ: да!» Артур Мас-и-Гаварро, представляющий крупный каталонский капитал, пообещал провозгласить независимость этой области в марте 2017 г. Правда, пока ему не удалось даже сколотить коалицию и сформировать правительство.
Правящие в Мадриде консерваторы непоколебимы и решительно отрицают право каталонцев на самоопределение, не идя при этом и на уступки по финансовым вопросам.
Конечно, печально, что испанская конституция не позволяет каталонцам реализовать своё право на самоопределение. Но более интересен другой вопрос: насколько далеко готовы идти сегодняшние каталонские сепаратисты в своём противостоянии с Мадридом? Готовы ли они реально пойти на одностороннее провозглашение независимости, или всё это пустые слова?
Для ответа на этот вопрос следует обратиться к результатам прошлогоднего референдума о независимости, проведённого каталонскими властями. На нём за независимость было подано 80% голосов. Вот только явка составила всего 41%. Это значит, что по-настоящему пламенных сторонников отделения от Испании в Каталонии всего 1/3 взрослого населения.
То, что сторонники независимости сейчас являются меньшинством, показывают все опросы общественного мнения. Пик популярности идеи независимости пройден несколько лет назад. Как только постепенно стало выправляться экономическое положение, а каталонское общество начало вместо бравирования идеей независимости пытаться трезво разобраться с последствиями её реализации, популярность сепаратизма стала резко убывать.
Любое правительство Каталонии не может не понимать, что идея провозглашения независимости будет означать резкое ухудшение экономического положения региона. Мадрид заблокирует принятие независимой Каталонии в ЕС, что будет означать автоматическое разрушение режима свободной торговли со странами, на которые приходится 90% каталонского экспорта.
Независимая Каталония не будет признана никем из крупных стран мира до тех пор, пока на это не согласится сам Мадрид. И это только самые очевидные из экономических и политических рычагов воздействия, имеющихся у испанского правительства. Опираясь всего на 1/3 населения, пускаться в такую авантюру было бы совершенно безрассудно.
Трудно заподозрить в непонимании всех последствий одностороннего провозглашения независимости и такого тесно связанного с деловыми кругами региона политика, как
А. Мас-и-Гаварро. Очевидно, что на экономическое самоубийство Каталонии он не пойдёт, а его политику не стоит воспринимать как что-то большее, чем инструмент торга с Мадридом в вопросе о налогах и межбюджетных трансфертах.
Ответ на вопрос о перспективах независимости Каталонии однозначен: в ближайшие годы ничего подобного не произойдёт.
Кстати, одним из ярких представителей той части населения Каталонии, что выступает решительно против её отделения от Испании, является уже упоминавшийся вождь испанских либералов А. Ривера Диас. Он уроженец и житель Барселоны. Родился в рабочей семье. Его отец – каталонец, а мать – испанка. Но более яростного борца за единство Испании трудно найти и в собственно испанских регионах страны.
Михаил Зелёв, кандидат исторических наук

Прочитано 753 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту