Мужская работа Михаила Миронова

A A A

21 июня исполнилось 50 лет Михаилу Миронову, кандидату медицинских наук, ассистенту кафедры хирургии Пензенского медицинского института, заведующему урологическим отделением Пензенской областной клинической больницы им. Н. Н. Бурденко, главному внештатному урологу Министерства здравоохранения Пензенской области.
«Улица Московская» предлагает читателям интервью с юбиляром.

mironov
– Михаил Анатольевич, традиционный для юбилейного интервью вопрос: каким было начало Вашего жизненного пути?
– Я родился в Пензе. Отец, Миронов Анатолий Иванович, был главным конструктором завода «Электромеханика», а мама, Алевтина Ивановна, – начальником отдела подготовки кадров часового завода.
Классе в 8-м я стал задумываться о выборе профессии. Взвешивал, конечно: стать юристом, инженером, педагогом? Но эмоционально меня влекла всегда профессия врача. Хотя никто меня не направлял и медицинских работников в семье не было.
Я окончил школу № 41 с отличием и без проблем поступил в Куйбышевский мединститут им. Д. И. Ульянова. А закончил уже Самарский мединститут.
Когда поступал, мечтал быть именно хирургом. И мединститут показал, что хирургия действительно одна из самых интересных специальностей, мужская работа. Во-первых, находишься на острие борьбы с болезнями и сразу видишь результаты своего труда. И, во-вторых, ты делаешь то дело, которое полезно и всегда востребовано: в любом обществе, во все времена.
На выбор специальности, прежде всего, повлияли люди, которые произвели на меня впечатление как личности. У меня были очень хорошие педагоги-урологи: доцент Том Прокофьевич Сидоров, заведующий кафедрой профессор Кудрявцев Лев Анатольевич.
И был еще момент, из-за которого я решил стать урологом: возможность более быстро начать самостоятельную хирургическую деятельность. Потому что спектр заболеваний более узок в сравнении с общей хирургией.
Кроме того, урология всегда относилась к числу наиболее престижных врачебных специальностей. Она затрагивает интимную жизнь человека – очень важную ее часть. Жизнь пациентов после излечения становится более полноценной. И это всегда вызывает благодарный эмоциональный отклик у пациентов.
Немаловажным для меня было и то, что урология – самая технологичная хирургическая специальность, поскольку большая часть операции совершается с использованием эндоскопического оборудования, малоинвазивными методиками, под контролем рентгена, УЗИ. Техника в урологии на пике среди всех хирургических специальностей. Неслучайно первые операции с использованием роботов в мире стали выполняться именно по поводу урологических заболеваний.
Поскольку мочеполовая система имеет естественные отверстия в организме человека, то есть возможность оперировать вообще без разрезов, через просвет мочевыводящих путей. Поэтому урология – это деликатная медицина, мало повреждающая организм хирургия, не оставляющая следов вмешательств. Даже эстетика выполнения этих операций другая в сравнении с прочими хирургическими специальностями.
В урологии большинство операций излечивающие, с низкой летальностью и инвалидизацией пациентов. Если, конечно, речь не идет об онкологии или травмах.
Все это в совокупности подтолкнуло меня стать урологом.
Когда я оканчивал институт, впервые разрешили части студентов, которые хорошо учились, выбрать специальность и заниматься на 6-м курсе узким направлением. И я был единственным из всего курса, кому разрешили пойти в урологию. Моя субординатура была полностью посвящена этой специальности. По окончании института я имел навыки оказания основных видов помощи, диагностики и лечения урологических заболеваний.
Приехав в Пензу, устроился на работу в городскую больницу № 5. Возглавляла урологическое отделение Маликова Валентина Ивановна. Мой наставник и учитель. Урологическое отделение больницы № 5 считалось в городе лучшим, там были сосредоточены ведущие специалисты, которые затем составили костяк урологической службы Пензенской области и больницы им. Бурденко.
В этой больнице я проработал 8 лет врачом экстренного урологического отделения. Дежурил, до 10 дежурств в месяц, плюс еще работа в день. Интенсивно, конечно, но такая работа – в экстренном режиме – даёт бесценный опыт, позволяет врачу чувствовать себя уверенно в сложных ситуациях, учит принимать самостоятельные решения. Это мобилизует и позволяет быстро войти в профессию.
Тогда технологии не были так развиты, как сегодня. В основном преобладала традиционная «открытая» хирургия, но уже стали появляться новые виды специальностей – андрология, эндоскопическая урология, лапароскопическая урология. Я старался использовать свои отпуска не только для отдыха, но и для того, чтобы ездить учиться на циклы усовершенствования в Москву, Санкт-Петербург, Казань, Самару или для участия в научных конференциях. Учился часто за свой счет.
– А Вы уже были семейным человеком?
– Да, я уже был женат. Моя супруга – тоже врач. Она окончила институт на 2 года позже меня. Приехала в Пензу и стала работать в областной больнице им. Бурденко терапевтом. Она относилась с пониманием к моим поездкам и связанным с этим расходам. Постоянная учеба – это тоже часть нашей профессии. Врач, который не учится всю жизнь, останавливается в своем развитии и безнадежно отстает.
В течение 8 лет я освоил основные виды операций, получил специальность врача-андролога, который занимается мужскими болезнями: бесплодием, импотенцией, получил сертификат специалиста ультразвуковой диагностики, начал заниматься эндоурологией.
В 2000 г. Никольский Валерий Исаакович, на тот момент новый главный врач областной больницы, пригласил меня на работу. Он сделал акцент на привлечение молодых докторов, которые чем-то себя проявили в других больницах. В больнице им. Бурденко я активнее стал заниматься эндоурологией, первым из урологов начал выполнять лапароскопические операции, внедрил малоинвазивные вмешательства под контролем УЗИ. Отработал 8 лет врачом-урологом в составе урологического отделения.
А в 2008 г. по инициативе губернатора Василия Бочкарева было принято решение о создании в Пензенской области первого в России «Центра мужского здоровья». Мне предложили его возглавить. И с нуля – с момента ремонта помещения, оснащения, подбора кадров для Центра – я стал этим заниматься.
– В чем была уникальность Центра мужского здоровья, созданного в Пензенской области?
– Это был первый такой Центр в России, аналогов ему не было. Мы были пилотным проектом Российского общества мужского здоровья, и наш опыт планировалось тиражировать по всей стране как наиболее успешную форму оказания специализированной помощи.
У Центра были очень хорошие стартовые возможности. Собрав единомышленников врачей из разных лечебных учреждений, мы создали структуру, которая включала стационарное отделение на 30 коек, оснащенное лучшей на тот момент в Восточной Европе рентген-эндоурологической операционной, и мужскую консультацию в поликлинике областной больницы им. Бурденко.
Консультация для мужчин была многопрофильной: здесь принимали уролог, эндокринолог, дерматовенеролог, сексолог, кардиолог, был свой физиотерапевтический кабинет. То есть была создана стройная система поликлинической и стационарной помощи. Оказывалась помощь мужчинам практически с любыми заболеваниями: аденома, простатит, бесплодие, варикоцеле, импотенция и т. п., включая высокотехнологичную помощь.
Учитывая, что наши сотрудники были очень хорошо подготовлены, отделение оснащено современным оборудованием, мы также оказывали специализированную помощь и женщинам, хотя они составляли лишь четвертую часть от общего количества пациентов: лечили недержание мочи, делали операции при мочекаменной болезни с помощью малоинвазивных технологий.
За 10 лет работы мы выполнили порядка 15 тысяч операций. Причем 90% из них – это операции лапароскопические, эндоскопические, чрескожные, малоинвазивные, пункционные. У нас практически не было операций по удалению камней с использованием разрезов. Как это во всем мире и принято.
Но с течением времени актуальность Центров мужского здоровья перестала быть приоритетной. Акценты на улучшение демографической ситуации в стране из вопросов охраны репродуктивного здоровья были перенесены в сторону борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями (инфаркты, инсульты), онкологической патологией, то есть туда, где необходимо снижение смертности.
Центр оптимизировали. Объединили наше плановое отделение с экстренным отделением областной больницы в одно большое 60-коечное отделение.
– Опыт работы Центра мужского здоровья был систематизирован, экстраполирован на другие регионы?
– За 10 лет работы Центра, помимо того, что мы оказали помощь большому количеству людей, нами были подготовлены кадры.
Мы внедрили порядка 100 видов новых операций и манипуляций, которые до этого в нашей области не выполнялись, научили выполнять их специалистов других медучреждений Пензенской области. На базе нашего отделения были проведены 3 сертификационных цикла, 2 цикла по эндоурологии. К нам приезжали также на учебу врачи-урологи из Тольятти, Самары, Мордовии, Тамбова.
Были проведены 7 мастер-классов с участием ведущих специалисты из Москвы, Саратова, Казани, которые проводили показательные операции.
Кроме того, наш опыт подтолкнул медучреждения Пензы применять эти передовые методики. Потому что, когда есть положительный пример рядом, а не где-то далеко, сознание врачей тоже трансформируется. Они быстрее начинают менять свои подходы к лечению заболеваний, потому что видят реальные успехи в борьбе с урологическими заболеваниями.
Наши доклады и выступления на совместных конференциях с гинекологами, урологами, терапевтами, хирургами, врачами общей практики изменили подходы врачей этих специальностей к диагностике и лечению заболеваний урологического профиля. Они стали знать, что со многими заболеваниями, которые они считали неизлечимыми, или думали, что пациентам могут помочь только в клиниках других городов, можно справиться и в Пензе. Пациенту не надо никуда ехать.
В 2008 г. мы одними из первых в России начали программу скрининга, то есть ранней диагностики, рака предстательной железы. В этой программе тогда участвовали только Пенза, Москва и Екатеринбург.
В течение 5 лет мы показали, что исследование здорового мужского населения старше 55 лет на онкомаркер ПСА может выявлять ранние формы рака простаты и дает возможность подвергать мужчин в дальнейшем излечивающему лечению.
За 5 лет выявление рака простаты в Пензенской области выросла в 5 раз, количество радикальных излечивающих операций по поводу рака простаты также выросло. Операции эти проводил, конечно, областной онкологический диспансер. Нашей задачей было обследование и отбор пациентов, проведение биопсии предстательной железы и при подтверждении диагноза передача пациентов для дальнейшего лечения онкологам. Эта работа привела к тому, что количество заболеваний в запущенной форме уменьшилось.
Через 5 лет, когда была систематизирована информация от пилотных площадок в Москве, Екатеринбурге и Пензе, эта система по выявлению рака предстательной железы стала обязательной для всей РФ. Апробированная нами система продолжает работать.
Результаты работы Центра мужского здоровья в Пензе был оценены на федеральном уровне. Руководство Ассоциации мужского здоровья, Российское общество урологов часто ссылаются на Пензу, на наш опыт. Подтверждают, что такая система работы нужна, показывает хорошие результаты. Но она требует постоянных материальных вложений и поддержки, в том числе нормативно-правовой.
Специальность врач-андролог существует де-факто, а де-юре пока утверждена только для детских урологов. Сейчас это врач-уролог, имеющий дополнительные знания и навыки по охране мужского здоровья.
До сих пор не регламентирована структура Центров мужского здоровья, нормативы обеспеченности населения врачами андрологами, объемы финансирования, что не позволяет дальше развивать эту деятельность.
– Традиционно мужчины меньше уделяют внимания своему здоровью, чем женщины. По Вашим наблюдения, за годы существования Центра мужского здоровья вам удалось изменить сознание мужчин в этом плане?
– Да, традиционно мужчины более терпеливы, их трудно заставить пойти к врачу. Но мне кажется, что нам удалось поменять отношение ко многим вещам, на которые мужчины смотрели как на естественное состояние, на возрастные изменения и считали, что так и должно быть.
Сегодня они стали понимать, что не надо мириться с ухудшением здоровья, что им смогут помочь. Для этого есть возможности, условия, технологии, специалисты. И они, имея надежду на то, что смогут поправиться, стали чаще обращаться к специалистам.
Это касается проблем с мочеотделением, проблем с эрекцией, с бесплодием. Все эти состояния сегодня так или иначе поправимы.
– Какие задачи сегодня решают врачи-урологи объединенного урологического отделения областной больницы им. Бурденко?
– После объединения Центра мужского здоровья и экстренного урологического отделения приоритеты поменялись в связи с изменением структуры заболеваний. Большая часть наших пациентов – это пациенты с мочекаменной болезнью. Хотя мы и раньше оказывали им помощь, но в меньших объемах.
В настоящий момент скорость прироста пациентов с мочекаменной болезнью очень высокая. За последние 10 лет частота заболеваний мочекаменной болезнью выросла у нас на 15-20%. У этого масса причин: стареет население, экологические факторы, изменение пищевого поведения, плохое качество воды, стали чаще выявлять, потому что повсеместно появились аппараты УЗИ.
Мочекаменная болезнь стала главной проблемой, которую сегодня нам надо решать. Потому что это то заболевание, осложненные формы которого составляют до 80% от всех случаев смертности среди пациентов урологических стационаров.
Мочекаменная болезнь приводит либо к развитию почечной недостаточности – в тяжелых случаях, – либо вызывает осложнение в виде острых пиелонефритов, развитию гнойного воспаления, сепсиса. Это угрожающие жизни состояния, которые способны привести к смерти или инвалидизации.
Поэтому ранняя диагностика мочекаменной болезни, ее лечение еще до развития серьезных осложнений – это сейчас в приоритете. Перспективно создание в Пензенской области центра по лечению мочекаменной болезни на базе больницы им. Бурденко.
Ожидаем приобретения нового аппарата для дистанционного дробления камней в почках (без хирургического вмешательства). Мы продолжаем выполнять перкутанную нефролитотрипсию – дробление камней в почках через проколы в поясничной области под ультразвуковым и рентгенологическим контролем, лазерное дробление камней мочеточников эндоскопическими методами через естественные мочевые пути.
И в этом плане мы уступаем лишь немногим крупным центрам урологии Саратова, Москвы, Санкт-Петербурга. И в принципе, в этой области можем соперничать со многими ведущими медучреждениями России.
За последние 10 лет отток пациентов, которых направляли в Саратов и Москву, значительно уменьшился. Только очень тяжелые или необычные случаи передаются в федеральные учреждения, а также те заболевания, при которых наше оснащение пока не позволяет выполнять необходимые операции на должном уровне.
– А есть технологии, которые специалисты урологического отделения еще не освоили?
– Теоретически и технически мы можем выполнять любые операции, которые в настоящий момент существуют. Но все современные методики сопряжены с необходимостью приобретения новой аппаратуры. Просто руками уже никто ничего не делает. Мы многому научились и всё имеющееся оборудование с технологиями используем по максимуму.
Если нас обеспечат всей современной аппаратурой, мы будем выполнять операции на одинаковом уровне с Москвой, Европой, Америкой. Это не только вопрос квалификации врачей, но в большей степени проблема финансирования и обеспечения техникой.
– Вы производите впечатление человека, очень увлеченного своей работой. Что Вас еще так захватывает, кроме работы?
– Я очень люблю путешествовать. Если хочется именно отдохнуть, то предпочитаю Азию, где культура очень отличается от нашей, имеется разница в пище, в людях, в обстановке, в природе.
Европа, она и есть Европа. Она интересна в плане истории, а если хочется испытать удовольствие от новых ощущений, от окружающего мира, то надо ехать в страны экзотические.
Люблю готовить на мангале, барбекю, делать праздничные блюда из мяса и рыбы.
Всегда активно занимался спортом: выступал за сборную института по гандболу, уже в Пензе начал заниматься большим теннисом. Люблю велосипед, плавание, бадминтон, дайвинг. Но это только в отпуске, в другое время нет возможности.
Большинство людей занимается фитнесом из-за отсутствия физической нагрузки, а у врачей – фитнес на работе. И калорий врач-хирург тратит примерно столько же, сколько сталевар и шахтер, то есть люди, занятые тяжелым физическим трудом.
Когда ежедневно по 5-7 операций, особенно когда на тебе рентгенозащитный свинцовый фартук, теряешь по полтора-два килограмма за один день.
– Михаил Анатольевич, Вас можно назвать человеком успешным. Как Вам удалось его добиться: Вы ставили перед собой цели и упорно шли к ним, или все складывалось само собой?
– Не хочу сглазить, но мне по жизни всегда везло: я оказывался в нужное время в нужном месте. Если жизнь дает человеку какие-то шансы, он должен быть к ним готов: морально, интеллектуально, физически, иметь определенные навыки.
Я не ставил перед собой цель стать главным урологом области, заведующим отделением. Но если наступал момент, когда возникала потребность в таком человеке и этим человеком оказывался я, то принимал это как должное.
Понимал, что моя задача состоит в том, чтобы, когда возникает возможность в самореализации или продвижении, я оказывался к этому готов. Поэтому моей единственной целью было делать свою работу хорошо. Относиться к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. И всего можно добиться.
Это вообще мой жизненный принцип: чем бы ты ни занимался, делай это хорошо и, если получится, лучше других. Потому что, если ты хорошо делаешь свою работу, это начинают замечать окружающие: пациенты, коллеги, руководство. Человеку, который знает своё дело, рано или поздно повезет: встретится хороший наставник, появятся хорошие друзья и коллеги, талантливые ученики.
Будь готов, и шанс обязательно появится.
Интервью взяла
Марина МАНУЙЛОВА

Прочитано 825 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту