Самое читаемое в номере

Вынося всё это

A A A

Почему русская экономика продолжает держаться лучше, чем ожидалось? Мало кто полагал, что она устоит после шести месяцев СВО.

Даже в обычные времена прозрачность русской экономики напоминала видимость во время сибирской метели. А нынешние времена далеки от нормальных.
С момента начала СВО России на Украине Банк России (БР) и Росстат прекратили публикацию широкого круга данных – от торговли до инвестиций. Многие сомневаются в достоверности и тех цифр, что ещё продолжают обнародоваться. Инвестиционные банки больше не консультируют своих клиентов по русским компаниям и сократили свои исследования. Зарубежные финансовые организации отозвали своих экономистов из этой страны.
В условиях этой снежной бури разгорелись яростные споры о том, как на самом деле сейчас работает народное хозяйство России.
В привлёкшей всеобщее внимание недавней статье пяти учёных из Йельского университета говорится, что уход западных компаний вкупе с санкциями нанёс ему «существенный вред». Его кажущаяся мощь – это мираж.
Другие специалисты менее мрачны. «Экономика не рушится», – написал в своём недавнем докладе Крис Уифер, уважаемый знаток России. Так кто же прав?
Russia economic 1

На первом графике показана динамика указателя текущей деятельности (оперативного показателя экономического роста; в % от уровня предыдущего месяца в годовом исчислении) Соединённых Штатов, России и Германии в 2021–2022 годах. На второй диаграмме показана динамика ВВП России (в % от уровня предыдущего года) за 1990–2022 годы. Источники: Goldman Sachs; Haver Analytics; Всемирный банк.

После начала СВО России на Украине её народное хозяйство оказалось в свободном падении. Рубль потерял более четверти своей стоимости относительно доллара. Фондовый рынок рухнул, что заставило регуляторов приостановить торги. Западные компании стали сотнями покидать Россию на фоне санкций, которые одну за другой вводили их правительства. Оставшиеся фирмы обещали вскоре последовать за ними.
В течение месяца аналитики пересмотрели свои прогнозы относительно ВВП России на 2022 г. с +2,5% до –10%. Некоторые делали ещё более мрачные предсказания.
«Специалисты прогнозируют сокращение в этом году ВВП России на 15%, что уничтожит экономические достижения последних 15 лет», – сообщал Белый дом.
Обе стороны согласны с тем, что Россия находится в тяжёлом положении. Резкое повышение процентной ставки весной, призванное стабилизировать падающий рубль, и уход иностранных фирм привели к кризису.
Во II квартале ВВП упал на 4% по сравнению с тем же периодом прошлого года, гласят официальные данные. Санкции ввергли в полноценный кризис многие из 300 моногородов этой страны. Значительная часть образованного населения бежала за границу.
Другие принялись выводить из России свои активы. В I квартале 2022 г. (это последний период, за который имеется статистика) иностранцы вывели из этой страны 15 млрд долл. прямых инвестиций. Это худший показатель за всю историю. В мае 2022 г. сумма переводов из России в Грузию в долларовом выражении оказалась в 10 раз больше, чем годом ранее.
Russia economic 3

На третьем графике показана динамика инфляционных ожиданий в ближайшие 12 месяцев (в %) для России и остального мира в 2021–2022 годах.
На четвёртом графике показана динамика импорта в Россию из Белоруссии, Китая, Франции, Германии, Италии, Японии, Южной Кореи и Соединённых Штатов в долларовом выражении в 2019–2022 годах. За 100 принят уровень января 2020 г. Данные за II полугодие 2022 г. – оценка, основанная на информации лишь по Китаю, Японии и Южной Корее. Источники: Morning Consult; Федеральный резервный банк Кливлэнда; Рэйфл Шёнле; поток данных Refinitiv; The Economist.

Однако анализ The Economist широкого круга данных показывает, что экономика России находится в лучшем состоянии, чем говорилось в самых оптимистичных предсказаниях, поскольку продажа за рубеж углеводородов принесла этой стране рекордный профицит счёта текущих операций.
Возьмём, к примеру, «указатель текущей деятельности», публикуемый банком Goldman Sachs. Это измерение темпов экономического роста в реальном времени. Он резко упал в марте и апреле. Это было сравнимо с падением в период мирового финансового кризиса 2007–2009 годов или во время 2014 г. Но в последующие месяцы он стал восстанавливаться.
Ту же самую картину рисуют и другие показатели. Мы видим кризис, но неглубокий, по крайней мере, по меркам неустойчивой России. В июне промышленное производство, согласно данным банка JPMorgan Chase, упало на 1,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года.
Индекс роста сектора услуг, составляемый путём рассылки опросников управляющим, говорит о том, что удар, нанесённый по этой части народного хозяйства, оказался слабее, чем в предыдущие кризисы. После первоначального падения вновь растёт потребление электричества. Держится на прежнем уровне и объём грузовых железнодорожных перевозок, что позволяет делать выводы о состоянии спроса на товары.
Тем временем сократились темпы инфляции. За первые 5 месяцев 2022 г. потребительские цены выросли примерно на 10%. Падение рубля привело к подорожанию импортных товаров. Уход западных компаний ограничил предложение.
Но теперь, по данным Росстата, цены падают. На те же тенденции указывает и такой независимый источник, как публикации консалтинговой компании State Street Global Markets и занимающейся сбором информации фирмы PriceStats, которые отталкиваются от анализа цен в интернете. В своих публичных заявлениях БР теперь выказывает беспокойство дефляцией, а не инфляцией.
Сильный рубль привёл к падению стоимости импортных товаров. Упали и инфляционные ожидания. Согласно данным, публикуемым Федеральным резервным банком Кливлэнда, консалтинговой компанией Morning Consult и Рэйфлом Шёнле из Университета Брандайса, если в марте предполагалось, что в течение ближайшего года цены вырастут на 17,6%, то в июле ожидалась уже лишь 11%-ная инфляция. Россия имеет огромные запасы газа, а значит, ей не грозит всплеск инфляции европейского типа, вызванный высокими ценами на энергоносители.
Но не только падение цен помогло домохозяйствам. Правда, уровень безработицы (а он в июне упал до исторического минимума в 3,9%) может ввести в заблуждение. Многие компании, чтобы скрыть сокращения персонала, отправляют его в длительные отпуска, часто без содержания. Но другие источники пока не отмечают какой-либо катастрофы с занятостью.
Как показывает HeadHunter – русский сайт для поиска работы, – отношение числа соискателей к числу вакансий в целом по экономике выросло с 3,8 в январе до 5,9 в мае (следовательно, работу стало найти труднее), но затем вновь слегка сократилось. По данным Сбербанка – крупнейшего банка России, – с весны резко увеличилась средняя реальная заработная плата.
Отчасти из-за того, что рынок труда удерживается на прежних значениях, люди могут позволить себе сохранять былой уровень расходов. Данные Сбербанка показывают, что в июле реальные потребительские расходы практически не отличались от январских показателей. Весной упал импорт, отчасти из-за прекращения поставок многими западными фирмами. Впрочем, если сравнивать с прежними кризисами, его падение не было столь уж значительным, а сейчас он быстро восстанавливается.
Три причины объясняют, почему Россия продолжает превосходить самые радужные ожидания экономистов.
Во-первых, это её политика. Сам Владимир Путин мало что понимает в экономике, но он успешно наделяет соответствующими полномочиями тех, кто знает своё дело. Аппарат БР укомплектован высококвалифицированными зубрилами, которые предприняли решительные меры, чтобы предотвратить экономический крах.
Повышение процентной ставки в 2 раза в феврале в сочетании с контролем над движением капитала позволило укрепить рубль и сбить инфляцию. Всем хорошо известно, что глава БР Эльвира Набиуллина твёрдо намерена сдерживать рост цен. Впрочем, это всё равно не способствует её популярности.
Вторая причина – это новейшая экономическая история. Возможно, что русский министр обороны Сергей Шойгу был в чём-то прав, когда, согласно The Washington Post, заявил в феврале британскому правительству, что русские «умеют выживать, как никто другой». Это уже 5-й экономический кризис, который переживает эта страна за последнюю четверть века. До этого были потрясения 1998, 2008, 2014 и 2020 годов.
Все, кому за 40, помнят ужасные экономические потрясения, сопровождавшие падение Советского Союза. Люди привыкли приспосабливаться, а не паниковать (или восставать).
Часть народного хозяйства России была уже достаточно давно оторвана от стран Запада. Заплатить за это пришлось низкими темпами роста, зато это сделало не столь болезненным недавнее усиление изоляции.
В 2019 г. объём накопленных в экономике России прямых иностранных инвестиций равнялся примерно 30% её ВВП, тогда как в среднем по миру этот показатель составляет 49%.
Перед 24 февраля 2022 г. всего 0,3% русских работало на американские компании, тогда как в богатых странах этот показатель превышает 2%. Эта страна относительно мало зависит от импорта сырья. Так что усиление изоляции не оказало на сегодняшний день большого влияния на экономические показатели.
Третья причина – это углеводороды. Санкции оказали ограниченное влияние на добычу нефти в России, показывает недавний отчёт Международного энергетического агентства. С момента начала СВО на Украине Россия продала ЕС ископаемого топлива на сумму в 85 млрд евро.
То, как Россия тратит накопленную таким образом иностранную валюту, остаётся загадкой, учитывая санкции, введённые против её правительства. Впрочем, нет никаких сомнений, что эти продажи помогают ей продолжать импортные закупки, не говоря уже о выплате жалованья солдатам и приобретении оружия.
До тех пор, пока Путин не покинет своё кресло, западные инвесторы будут неохотно иметь дело с Россией. БР признаёт, что хотя Россия мало зависит от импортного сырья, она отчаянно нуждается в поставках иностранного оборудования. Со временем санкции дадут о себе знать. Качество производимых товаров упадёт, а их себестоимость вырастет. Но пока экономика России всего лишь спотыкается.
The Economist, 27 августа 2022 года.

Прочитано 923 раз

Поиск по сайту