Самое читаемое в номере

Расколотая действительность

A A A

Западные санкции в конечном счёте ослабят Россию. Самые вредоносные среди них как раз те, о которых меньше всего говорят.

Когда 24 февраля Россия начала СВО на Украине, Олега, высокопоставленного управляющего одной из русских авиакомпаний, охватило предчувствие беды. И она не заставила себя долго ждать. Через несколько дней страны Запада запретили самолётам его фирмы пользоваться своим воздушным пространством. Они также запретили поставки в Россию запасных частей и полупроводников для самолётов.
Это большая проблема для страны, где три четверти воздушного коммерческого флота состоит из самолётов, произведённых в Америке, Европе и Канаде, и которая зависит от поставок оттуда запасных частей для ремонта. Многие аналитики предсказывали, что эта отрасль рухнет ещё весной. Авиакомпаниям удаётся продолжать летать лишь благодаря тому, что они используют большее количество самолётов на наиболее жизнеспособных маршрутах.
Но вечно так продолжаться не может. Некоторые их них уже начали разбирать свои самолёты на запасные части. Олег ожидает, что через 1-2 года полёты на самолётах русских авиакомпаний станут небезопасными.
Отложенная, но опасная посадка русской авиации иллюстрирует всё коварство западных санкций. С февраля Америка и её союзники используют беспримерный арсенал инструментов, чтобы оказать давление на русскую экономику (11-ю по размерам в мире) в надежде остановить СВО, побудить народ и плутократов начать протестовать и удержать других своих врагов (прежде всего Китай) от повторения подобных выходок.
Некоторые из санкций, например замораживание активов друзей Кремля, представляют собой продолжение старой тактики, только с новым размахом. Те, что направлены на отлучение России от мировой финансовой системы (отключение коммерческих банков от системы сообщений SWIFT и замораживание 300 млрд долл. резервов центрального банка), демонстрируют новаторские подходы.
Третий тип санкций – всесторонний запрет экспорта – раньше касался лишь отдельных фирм, а не целых стран.
Следовавшие волна за волной наказания – ЕС в июле принял уже седьмой пакет санкций – не смогли снести крепость Россию. В то же время в условиях резкого роста цен на газ увеличивается и политическая стоимость санкций.
Так что же, Запад проигрывает экономическую войну? Не совсем.
В случае с авиацией требуется всего лишь дождаться, когда отрасль почувствует нанесённый по ней удар. Россия – страна с низким уровнем внешнего долга и кучей валютных резервов – вряд ли умрёт от финансового сердечного приступа. Даже в более успешных случаях применения санкций, например, когда в 2003 г. Ливия была принуждена к отказу от оружия массового поражения, потребовались долгие годы для того, чтобы они сработали.
Чтобы оценить эффективность западных санкций, The Economist разместил три группы принятых мер – замораживание активов олигархов, финансовые санкции и торговые ограничения – на шкале от практически бесполезных до действительно вредоносных. Наш анализ показал, что санкции со временем начнут наносить серьёзный ущерб народному хозяйству России.
Наименее эффективные санкции как раз те, что больше всего на слуху: составление чёрного списка аппаратчиков, считающихся наиболее близкими Кремлю. По оценке World-Check – компании, занимающейся сбором информации, – сейчас 1455 представителей русской клептократической элиты либо не могут выехать во все или некоторые страны Запада, либо лишились доступа к находящейся там собственности.
Замороженные активы включают банковские депозиты и ценные бумаги на счетах условного депонирования в западных банках. Сюда также относятся такие неизменные игрушки магнатов, как сельские особняки, футбольные клубы, драгоценности и яхты, которые в прямом эфире захватывали отряды полиции на морском побережье по всему миру.
Удар по олигархам – любимый ход правительств, которым надо показать, что они что-то делают. К тому же он оставляет России не так уж много инструментов для ответа. У западных магнатов в России мало собственности, а многие американские и европейские компании уже списали свои инвестиции в эту страну.
Соответственно, правоохранительные органы стран Запада стремятся получить больше полномочий для преследования пасхальных яиц Фаберже. Министерство юстиции США хочет использовать законы о борьбе с организованной преступностью, чтобы конфисковать арестованные активы и передать вырученные от их продажи средства Украине. ЕС предлагает объявить преступлением нарушение санкций, что позволит ужесточить правоприменение.
Впрочем, большая часть таких активов в конечном счёте благополучно ускользает из расставленных сетей. Андерс Ослунд, бывший советник правительств России и Украины, полагает, что пока заморожено всего лишь 50 млрд долл. из 400 млрд долл. активов в странах с минимальным налоговым режимом. Некоторые олигархи спрятали часть своих активов под 30 слоями подставных фирм, зарегистрированных на Каймановых островах, Джерси и в других райских уголках для тех, кто хочет избежать уплаты налогов. Другие сохраняют контроль над активами, регистрируя их на своих родственников или марионеток.

Пропустив лодку
При этом выполнение санкций возложено на частных хранителей этих активов – от швейцарских управляющих до пристаней для яхт в Сен-Тропе. А у них часто нет ни средств, ни желания всерьёз вникать во всё это. Крупные банки отказываются переводить средства от имени подозрительных организаций, если оказывается, что они хотя бы на 25% контролируются указанными лицами (законный порог – 50%). Зато более мелкие финансовые фирмы не столь усердны.
Компании, что должны следить за физическими активами, например управляющие портами, как правило, глубоко невежественны. Существует и несоответствие между юрисдикциями. Недавно Америка раскритиковала Швейцарию и ОАЭ, где в пустыне приземлились десятки русских частных самолётов, за недостаточное внимание к выявлению нарушителей санкций.
Неясно, позволит ли замораживание таких активов действительно затормозить развитие экономики России. Большинство олигархов не пользуются никаким политическим влиянием. Один из бывших управляющих украинской энергетикой считает, что русский президент Владимир Путин очень рад их трудностям. В то же время попытки конфисковать эти активы и отправить вырученные средства на Украину ни к чему не привели.
Финансовые меры – второй тип санкций – бьют по нервным центрам экономики России: центральному и коммерческим банкам. Последние столкнулись после вторжения с целой россыпью запретов, которые тем жёстче, чем эти банки больше и ближе к Кремлю. Самые мягкие – это санкции против рынка капитала.
Западным инвесторам запрещено покупать и продавать облигации и акции, выпущенные 19 русскими банками. 10 русских банков, включая два самых крупных по стоимости активов, изгнаны из SWIFT, которую используют для международных платежей более 11000 финансовых организаций по всему миру.
26 русских банков не могут больше осуществлять международные переводы в американских долларах, поскольку Дядя Сэм запретил своим финансовым организациям предлагать им услуги «корреспондентского банка».
Такие меры кусаются. Исследование Штефана Гольдбаха и его коллег из центрального банка Германии показало, что с 1 февраля по 30 апреля отключение от SWIFT привело к почти полному краху денежных переводов между исключёнными русскими банками и немецким филиалом Target 2 – системой клиринговых платежей между банками еврозоны. Такие альтернативы SWIFT, как телекс, неуклюжи и медленны.
Запрет на открытие корреспондентских счетов – тоже мощная мера. Сейчас доллар не только непосредственно обслуживает около 40% международной торговли, но и является промежуточным звеном во многих сделках с участием валют второго ряда. Теперь России приходится порою прибегать к такому обременительному и рискованному виду сделок, как бартер.
Впрочем, финансовые санкции не смогли остановить большую часть платежей. Банки, которые обслуживают крупные закупки Европой русского топлива, в частности Газпромбанк, по-прежнему могут использовать SWIFT. Большая часть остальных платежей на законном основании направляется через мелкие банки, которые никто не отключал от этой сети. Без долларов работать сложнее.
Индия, с февраля приобретающая русскую нефть, всё ещё ищет настоящей возможности расплачиваться за неё рупиями. Резкий скачок в мае – июле платежей через CIPS – китайcкий аналог SWIFT – показывает, что этой стране повезло больше. В последнее время объём торгов в паре юань-рубль на Московской бирже достиг рекордных значений.
Замораживание той части резервов Банка России (БР), что находилась в странах Запада (а это примерно половина от всей их суммы в 600 млрд долл.), также привело к смешанным результатам.
В течение нескольких часов после объявления об этой мере курс рубля по отношению к доллару, который Центральный банк не мог теперь защитить, рухнул более чем на 30%. Тогда БР, чтобы остановить падение, поднял ставку с 9,5% до 20%. Это привело к сокращению внутреннего кредитования, нанесло удар по спросу и подтолкнуло Россию к кризису.
rouble

На графике показана динамика курса доллара к рублю (перевёрнутая шкала) в январе – августе 2022 г. Источник: поток данных Refinitiv.

В июне санкции также вынудили Россию впервые более чем за столетие объявить дефолт по внешнему долгу, поскольку из-за них Центральный банк не смог обслужить платежи в размере 100 млн долл., причитающихся держателям его облигаций.
Впрочем, для восстановления курса рубля потребовалось всего несколько недель, что позволило БР 25 июля понизить ставку до 8%. Официальный обменный курс не отражает подлинного положения вещей: контроль над движением капитала, впервые введённый после замораживания активов БР, в основном продолжает действовать.
Но это всего лишь указывает на изъян в первоначальном замысле стран Запада. Хотя находящиеся за границей запасы долларов и евро остаются недоступными БР, Россия каждый день зарабатывает благодаря своему огромному экспорту нефти и газа свежую твёрдую валюту. Это значит, что БР не нужно брать взаймы, что делает дефолт в значительной степени несущественным.
Остаются торговые ограничения – ещё одна мера со смешанным результатом. Действия по лишению России доходов от нефтяного экспорта, который обеспечил в прошлом году 36% поступлений в её федеральный бюджет, привлекают гораздо больше внимания, чем они того заслуживают.
Америка больше не импортирует русскую нефть, но она и раньше закупала её немного. ЕС намерен прекратить с декабря закупки в России нефти, поставляемой по морю, а в феврале – закупки нефтепродуктов. Он уже начал сокращать импорт: в июле в сумме он закупал в среднем 2,4 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в день, тогда как до СВО – 2,9 млн баррелей.
Однако большая часть высвободившегося объёма нефти закупается Индией и Китаем. Они приобретают её со скидкой примерно в 25 долл по сравнению с ценой сырой нефти Brent, которая сейчас стоит 101 долл. Никакого эмбарго на русский газ не планируется. Его было бы трудно направить какому-то другому потребителю. Доходы от экспорта газа обеспечивают менее 10% бюджета Кремля.
Зарабатывает ли сейчас Россия меньше, чем до введения санкций?
Это спорный вопрос. Консалтинговая компания Rystad Energy полагает, что из-за скидок в этом году Москва потеряет до 85 млрд долл. налоговых поступлений от нефти и газа. В сумме она могла бы заработать 295 млрд долл. Но отчасти столь высокие цены на нефть вызваны именно угрозой эмбарго со стороны стран Запада.
По оценке Capital Economics – ещё одной консалтинговой компании, – Россия продаёт с февраля нефть по цене в среднем в 85 долл. за баррель. Лишь на протяжении 10% периода 2014–2022 годов она стоила дороже. Вопреки первоначальным ожиданиям, Россия продолжает экспортировать почти столько же нефти, что и раньше.
Может всё это измениться, когда через несколько месяцев вступит в силу запрет на импорт в ЕС? Найти новых покупателей, которые смогли бы поглотить 2,4 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в день, отвергнутых этим блоком, будет сложно.
Более того, с 31 декабря страховым компаниям ЕС и Британии, которые господствуют на рынке морских перевозок нефти, будет запрещено обслуживать танкеры с русскими грузами. Это может оказаться серьёзным препятствием. Многие порты и каналы могут не позволить входить в них судам, если у них нет гарантий покрытия расходов, связанных с угрозой возможного разлива нефти.
Рейд л’Ансон из собирающей и анализирующей информацию компании Kpler полагает, что такого рода трения вынудят Россию сократить добычу нефти к концу 2022 г. на 1,1 млн баррелей в день (это 14% её прошлогоднего экспорта).
Впрочем, уже сейчас ведутся разговоры, что Европа отложит введение запрета, если зима окажется суровой. Торговцы нефтью говорят, что с такими скидками на нефть всегда найдётся покупатель. Китай и Индия сами могут решить проблемы со страхованием. Россия заявила, что предложит перестраховку.
Если же экспорт нефти действительно уменьшится, то рынок окажется в таком напряжении, что цены подскочат, что сведёт на нет весь эффект от санкций. Америка, осознав это, стала пытаться убедить своих союзников установить ценовой потолок на русскую нефть.
Но такую меру крайне трудно будет претворить в жизнь. Теневые торговцы в Бахрейне или Дубае могут начать мошенничать, чтобы обеспечить большие объёмы поставок. Да и сама Россия может отомстить, остановив поставки нефти на непродолжительный период, что вызовет скачок цен и заставит страны Запада отступить.

Пусть падают микросхемы
Самые вредоносные санкции обсуждаются меньше всего. Это контроль над экспортом. Начиная с февраля правительства стран Запада обязали своих производителей получать разрешения на продажу ряда товаров в Россию. А выдаются такие разрешения крайне редко.
Эти ограничения выходят далеко за рамки товаров «двойного назначения», которые могут использоваться и в военных, и в коммерческих целях, например беспилотников или лазеров. Они охватывают и микросхемы, и компьютеры, и программное обеспечение, и энергетическое оборудование. В этот список входят также такие низкотехнологичные товары, как химикаты и сырьё. Раньше такие ограничения действовали лишь в отношении Ирана и Северной Кореи.
Размах такого рода санкций впечатляет. Что делает американские санкции просто убийственными, так это «правило прямого иностранного продукта» (ППИП). Оно распространяет контроль не только на продукты, произведённые в Соединённых Штатах, но и на иностранные изделия, изготовленные с использованием американских программного обеспечения, оборудования или комплектующих.
Когда в 2020 г. Америка впервые ввела ППИП, чтобы помешать Huawei, китайскому телекоммуникационному великану, который она заподозрила в шпионаже, приобрести передовые полупроводники, это нанесло по этой компании сокрушительный удар, хотя в самих США находится всего лишь 15% мировых мощностей по производству микросхем. На этот раз Америка утверждает, что ввоз в Россию микросхем сократился на 90% по сравнению с прошлым годом.
Это плохая новость для обрабатывающей промышленности этой страны, которая нуждается в импортных комплектующих. Путин с 2014 г. усердно работал над тем, чтобы оградить финансовую систему России от западных санкций. Он дедолларизировал её торговлю, диверсифицировал резервы Центрального банка, развивал собственные платёжные сети. Но промышленность страны оставалась вплетённой в мировой торговый порядок, хотя и в меньшей степени, чем другие страны.
В русском оружии обнаружены микросхемы и прочие электронные комплектующие более чем 70 американских и европейских компаний. Другим отраслям – от горнодобывающей промышленности до транспорта – требуются зарубежные комплектующие и экспертиза для технического обслуживания оборудования.
Один из немецких поставщиков московского метро считает, что если он прекратит оказание услуг, то через месяц в этой системе начнутся перебои, а через три она будет парализована. России также нужно отличное программное и аппаратное обеспечение для разработки новых продуктов – от бытовой электроники до электромобилей.
Некоторые последствия всего этого видны уже сейчас, когда контроль над экспортом ещё не заработал в полную силу (России милосердно предоставляется подготовительный период в 1–3 месяца).
В июне 2022 г. по сравнению с декабрём 2021 г. объём производства в обрабатывающей промышленности упал на 7%. При этом ведут автомобилестроение (90% падения), фармацевтика (25%) и электротехника (15%). В мае Россия ослабила стандарты, позволив производить автомобили без подушек безопасности и антиблокировочной системы тормозов.
Нехватка высокотехнологичных комплектующих препятствует развитию в России мобильной связи пятого поколения. Такие чемпионы страны в области облачных вычислений, как интернет-компания «Яндекс» и Сбербанк, отчаянно пытаются расширить собственные центры обработки данных. Нехватка микросхем препятствует выпуску новых пластиковых карт отечественной платёжной системы «Мир».
Нехватка специализированных судов может затормозить планы России по бурению скважин в Арктике. Нехватка иностранных технологий может даже подорвать добычу нефти и газа на старых месторождениях. Такие основные отрасли промышленности, как добыча и переработка металлов, уже находятся в кризисе.
Россия пытается отбиться. Раньше она использовала серый рынок для нелегальной закупки секретных западных технологий и вооружений, как правило, у посредников из Азии и Африки. В июне она пошла ещё дальше, разрешив «параллельный» импорт, т. е. позволив русским компаниям ввозить такие товары, как серверы и телефоны, без согласия владельца товарного знака.
Артём Старосек из украинской разведывательной фирмы «Мольфар» говорит, что сейчас наблюдается бум «кредитного туризма». Туристические фирмы, которые когда-то организовывали для русских поездки с целью привиться вакциной от коронавируса, теперь отправляют их в Узбекистан для покупки карты Visa. После начала СВО резко выросла торговля между странами Запада и такими соседями России, как Грузия и Казахстан.
Впрочем, вся экономика не сможет работать на контрабанде, особенно если нехватка некоторых товаров наблюдается по всему миру. Китайские компании, на которые обычно приходится четверть русского импорта, не спешат помочь, поскольку сами боятся лишиться доступа к необходимым западным комплектующим. Даже Huawei ограничивает свои связи с Россией.
Таким образом, дефицит сохранится. Его последствия будут только усугубляться по мере того, как будет происходить износ оборудования. Гниение будет перекидываться с одной отрасли на другую. Итогом всего этого будет медленная мучительная деградация народного хозяйства России.
Она будет усугубляться менее ощутимым эффектом санкций. По оценке Константина Сонина из Чикагского университета, с начала СВО страну покинули сотни тысяч русских. Многие из них – это высококвалифицированные работники. По данным учёных из Йельского университета, более 1200 иностранных компаний пообещали вскоре покинуть Россию. МВФ после начала СВО снизил свой прогноз по темпам роста экономики России в 2025–2026 годах примерно в 2 раза.
Пока Америка и её союзники не снимут санкции, промышленный костяк России, её интеллектуальная мощь и международные связи будут медленно угасать. Её будущее будет связано с падением производительности, отсутствием инноваций и структурной инфляцией.
The Economist, 27 августа 2022 года.

Прочитано 1320 раз

Поиск по сайту