Новый джихад

A A A

Сахель – новый фронт джихада против Запада. Несмотря на оказываемую им помощь, местным правительствам с трудом удаётся сдерживать повстанцев-исламистов.

inopress jihad
Нигерийские солдаты столпились вокруг капитана, который даёт им указания. Некоторые бросили свои винтовки прямо на песок, который может попасть в них и испортить.
Во время взятия приступом импровизированного лагеря террористов многие забыли, чему их учили, начали вести беспорядочную стрельбу и выбегали за линию продвижения. После взятия лагеря они разбрелись в разные стороны, не обращая внимания на близящуюся артиллерийскую канонаду. Наконец их заставляет остановиться раздражённый окрик шотландца: «Ибрахим, Вы убиты!»
Учебное нападение, которое трудно назвать успешным, происходило близ городка Бобо-Диуласо (Западное Буркина-Фасо). Это была часть проходивших в этом году под руководством Америки учений, в которых были задействованы порядка 2000 элитных подразделений из более чем 30 стран. Двухнедельные учения – самая заметная часть предпринятой Западом попытки сдержать новое обострение идущей здесь забытой и кровавой войны.
Воины джихада прошлись по всему Сахелю – этой засушливой и поросшей кустарником полосы, тянущейся вдоль южной кромки Сахары через всю Африку. Они же бесчинствуют и в Сомали.
Америка, Британия, Франция и другие страны Запада пытаются помочь армиям 16 местных государств дать отпор воинам джихада. Но пока о больших успехах говорить не приходится.
После падения «халифата» в Сирии и Ираке Исламское государство (ИГ) (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») стало искать новые места, где могло бы поднять свой чёрный флаг.
Самой уязвимой оказалась Африка, и в особенности Сахель. Правительства здесь слабые, непопулярные, и часто плохо контролируют отдалённые районы своих стран.
Абу Бакр аль-Багдади, вождь ИГ (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), высоко оценил здешние возможности. На видеозаписи, опубликованной 29 апреля, чтобы подтвердить, что он жив (это его первое появление на экранах за последние 5 лет), бородатый фанатик делился своим восторгом по поводу Африки.
«Ваши братья в Буркина-Фасо и Мали… Мы поздравляем их, поскольку они присоединились к движению халифата», – заявил он.
Генерал-майор Марк Хикс, командующий американскими частями особого назначения в Африке (он участвовал в учениях в Буркина-Фасо), опасается, что ИГ (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») – не единственная группировка, действующая здесь.
«Основа (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») очень серьёзно подходит к расширению своего присутствия в Сахеле. Ей сопутствует настоящий успех», – говорит он. По оценке подчинённых ему офицеров разведки, в контролируемые ею группы входит около 10500 воинов джихада.
Большинство из них сражается с собственными правительствами. Но некоторые нападают и на западные цели.
«Если мы не будем сражаться с ними здесь, нам придётся бороться с ними на улицах Мадрида и Парижа», – говорит офицер из разведывательной службы одной из европейских стран.
Говоря об африканских группировках бойцов джихада, следует избегать ненужных обобщений. Некоторые преследуют исключительно местные цели, берясь за оружие, чтобы захватить сельскохозяйственные угодья или ради борьбы с разложившимися местными властями.
Некоторые навешивают на себя ярлык «воинов джихада» только потому, что сами являются мусульманами. Многие молодые парни присоединяются к таким группировкам потому, что их ограбили чиновники или избила полиция, или они видели, что так поступили с их друзьями.
Другие объединения, например «Молодые» в Сомали, пропитаны учением Основы (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») – группировки, стоявшей за нападениями на Америку 11 сентября 2001 г. Они склонны сосредоточиваться на организации захватывающих дух зверств, вроде подрыва грузовика в 2017 г. в сомалийской столице Могадишо, в результате которого погибло почти 600 человек.
Самые опасные – это те приверженцы ИГ (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), что пытаются утвердить свою власть в отдельных районах. Например, организация «Западное образование – грех!» создало свой протохалифат в Северной Нигерии.
Множество групп воинов джихада обосновалось в Сахеле и в окрестностях озера Чад. Только в прошлом году столкновения с ними унесли жизни более 9300 человек, в основном мирных жителей. Это почти столько же, сколько погибло во время джихада в Сирии и Ираке вместе взятых.
Около двух пятых этих смертей приходится на Сомали, где «Молодые» часто взрывают начинённые взрывчаткой автомобили на многолюдных улицах. Большая часть остальных смертей приходится на Нигерию, где похитители школьниц из организации «Западное образование – грех!» и его ответвления «Западноафриканская провинция Исламского Государства» (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») расстреливают крестьян и обезглавливают медицинских сестёр.
Однако больше всего сотрудники организаций, распространяющих гуманитарную помощь, и западные разведчики беспокоятся по поводу Сахеля. В Нигере, Мали и Буркина-Фасо число погибших в результате деятельности воинов джихада удваивается каждые два года. В 2018 году число жертв превысило 1100 человек.
Насилие ширится, переливается через границы и угрожает разорвать на части эти бедные хрупкие государства с плохими правителями и стремительно растущим населением. Эти места измучены засухами, по-видимому, вызванными глобальным потеплением.
В долгосрочной перспективе «Сахель – наша основная головная боль», – говорит Марк Лоукок, который отвечает в ООН за организацию срочной помощи.
Петер Маурер, президент Международного комитета Красного Креста, обеспокоен тем, что столкновения и климатические изменения приведут к возникновению огромных потоков мигрантов из Сахеля.
Страх перед беженцами – одна из главных причин, почему европейские державы пытаются добиться устойчивости в этом регионе. Франция отправила сюда 4500 военнослужащих для борьбы с воинами джихада. Германия и Италия держат в Африке по 1000 солдат.
Британия направила два специализированных пехотных подразделения, призванных обучать солдат в Нигерии и Сомали. Америка, которую беспокоят не столько потоки беженцев из этой части мира, сколько террор, держит в Африке более 7000 военных.
Большинство западных военных не задействованы напрямую в сражениях с воинами джихада, за исключением Сомали, где запускаемые с беспилотников ракеты убили множество боевиков из числа «Молодых».
Большинство занято обучением местных военных. Часто приходится начинать с азов. Например, в Нигерии воинам джихада удаётся проникать и опустошать военные базы потому, что вокруг них не вырублен кустарник. Или они побуждают обороняющихся израсходовать весь свой запас патронов для стрельбы по маленькому головному отряду, делая их беспомощными, когда начинается основной приступ.
Очевидно, что попытки сдержать джихад подготовкой местных армий или убийствами вождей повстанцев не срабатывают. Возьмём Мали, где в 2012 г. туарегские сепаратисты и воины джихада, связанные с Основой (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ»), пришли из пустыни и захватили северную часть страны с помощью оружия, похищенного из арсеналов убитого ливийского диктатора Муаммара Каддафи.
Повстанцы уже были готовы двинуться на столицу Бамако и Юг, где живёт 90% населения и сосредоточена основная часть народного хозяйства.
Французские войска отогнали их от основных городов. Но ни их опыт, ни огневая мощь не помогли разгромить повстанцев, которые просто растаяли в пустыне. Там они выдержали 6-летнюю кампанию.
Специалисты в Париже называют Мали «французским Афганистаном». И для этого есть веские основания. ООН теперь держит в Мали более 16000 миротворцев.
195 из них погибли. Это самая опасная для «голубых касок» операций за всю их историю. А тем временем воины джихада продолжают просачиваться на юг, в Нигер и Буркина-Фасо.
Правительство Мали выказывает мало интереса к попыткам восстановить безопасность в северной половине страны, довольствуясь контролем над богатым золотом Югом.
«Они фактически уступили землю и не желают за неё сражаться», – сетует офицер одной из западных армий. Но хуже всего то, что правительство позволяет – если не поддерживает деятельно – формирование отрядов добровольцев, ответственных за резкий рост числа нападений на мирных жителей из числа этнических меньшинств.
Наплыв оружия из стран Гвинейского залива создаёт питательную среду для насилия. В Мали теперь так много штурмовых винтовок, что их цена упала за два года с 600 до 260 долл., говорит один чиновник.
Западные правительства и армии теперь больше внимания уделяют не Мали с Нигерией, а Нигеру с Буркина-Фасо, надеясь, что именно эти страны станут защитным валом против джихада.
«У нас есть окно возможностей, чтобы помочь этой стране провести линию, которую она будет способна удержать», – говорит Эндрю Янг, американский посол в Буркина-Фасо.
Увы, многие ошибки, допущенные в Мали, повторяются и здесь. Быстро увеличивается численность отрядов добровольцев, что вновь запускает цикл этнического насилия.
Слишком мало делается для решения проблем, лежащих в основе конфликта, в частности развала сельского хозяйства, низкого качества государственного управления и бедности. Местная элита не хочет покончить с обогащающей её коррупцией и не стремится к демократической ответственности, которая ограничит её власть.
Более того, угроза джихада подвигла некоторые западные правительства к идее тихо прекратить продвижение демократии в Африке. Это напоминает холодную войну, когда они готовы были поддерживать самые чудовищные режимы, если те были антикоммунистическими.
Теперь такой подход кажется очевидным: почти любой правитель, выступающий против джихада, считается подходящим союзником. Например, в этом году французские самолёты бомбили повстанцев в Чаде, чтобы защитить Идрисса Деби, который правит с 1990 г.
В Камеруне подготовленные Западом силы особого назначения были вовлечены в жестокое насилие против противников Поля Бийи, который является президентом с 1982 г.
Сахель столь неустойчив, что иностранные войска останутся там, возможно, на долгие годы. Но с угрозой джихада не будет покончено до тех пор, пока не улучшится качество государственного управления.
Как задумчиво сказал один западный чиновник: «Не строим ли мы замки из песка во время отлива?»
The Economist,
4 мая 2019 г.

Прочитано 399 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту