Самое читаемое в номере

Турция на пути к диктатуре?

A A A

События, разворачивающиеся в этой стране после провала попытки военного переворота, заставляют всё более сомневаться в демократической природе её политического режима, полагает эксперт «Улицы Московской» Михаил Зелёв.  


Оставим историкам будущего разбираться в подробностях неудачной попытки военного переворота в Турции 15-16 июля 2016 г., в результате которой погибли от 270 до 350 человек. Сейчас мы не имеем достаточно информации, чтобы со знанием дела говорить о том, кто и с какими целями готовил переворот, кто к нему присоединился, а кто нет, какова была его политическая программа, знало ли о заговоре правительство, и почему он провалился.
Важнее другое. Провал попытки переворота против клерикального правительства Реджепа Эрдогана и Бинали Йылдырыма не привёл к торжеству в стране демократии. Напротив, он, похоже, стал спусковым крючком для начала другого переворота – ползучего контрпереворота сверху. Р. Эрдоган воспользовался провалившимся выступлением военных для свёртывания демократических свобод.
В авторитарных устремлениях Р. Эрдогана и часть руководства правящей клерикальной Партии справедливости и развития (ПСР) подозревали давно. Они последовательно уничтожали все сдержки и противовесы своей власти. Клерикалы не только постарались лишить политического влияния армию (что было совершенно правильно), но и постепенно брали под контроль суды и прокуратуру.
Шёл систематический зажим прессы. Ведущие телеканалы, радиостанции и газеты переходили под контроль лояльных правящей партии предпринимателей. Неугодные журналисты подвергались запугиванию, нападениям и арестам по обвинениям в угрозе национальной безопасности и поддержке террористов. В Интернете усиливалась цензура.

turkey


Когда в июне прошлого года избиратели лишили клерикалов абсолютного большинства в парламенте, Р. Эрдоган ради того, чтобы вновь получить его, пошёл на прекращение мирного диалога с курдами, развязывание новой войны с курдскими повстанцами и раскручивание националистической истерики в стране. И клерикалы вернули себе абсолютное большинство на новых выборах в ноябре, сплотив в шовинистическом угаре избирателей.
Р. Эрдоган последовательно отстранял от власти умеренных из своей партии. Речь прежде всего идёт о бывших премьер-министрах Абдулле Гюле и Ахмете Давутоглу.
Зловещим звонком для оппозиции стала отмена в мае этого года депутатской неприкосновенности.
Однако до сих пор Турция всё же оставалась демократическим государством, где свободно действовала оппозиция, проводились свободные и честные выборы, работал парламент, который формировал правительство.
Контрпереворот
Р. Эрдогана
То, что происходит сейчас в стране, заставляет говорить о качественно новой ситуации.
Если бы за неудавшимся выступлением военных последовали массовые чистки в армии (сейчас арестовано 103 генерала и адмирала), то в этом бы не было ничего удивительного. Однако правительство далеко вышло за рамки наказания мятежников, перейдя к систематическому разрушению демократического режима в Турции.
По стране прокатилась мощная волна репрессий. Их главной целью являются многочисленные высокопоставленные последователи умеренного исламского просветительского движения «Служение» во главе с бывшим сподвижником Р. Эрдогана Фетуллой Гюленом, с 1999 г. живущим в США. Это движение было призвано приспособить ислам к современному миру, примирить его с возросшей ролью науки, организовать диалог мусульман с представителями иных конфессий, агностиками и атеистами, противодействовать мусульманским радикалам и фундаменталистам. Резкое обострение отношений между Р. Эрдоганом и Ф. Гюленом относится к 2013 г., когда сторонники последнего сыграли решающую роль в разоблачении продажности правительства и лично премьер-министра.
Сейчас Р. Эрдоган, борясь со сторонниками «Служения», нанёс мощный удар прежде всего по системе правосудия – важнейшей гарантии от произвола правительства. Были арестованы 755 судей и прокуроров. Были смещены со своих постов более 36% всех судей Турции. Среди арестованных оказались два члена Конституционного суда.
Грандиозной чистке подвергся государственный аппарат. Общее число уволенных там перевалило за 10 тыс., в том числе 8 тыс. – в полиции, 1,5 тыс. – в министерстве финансов, 257 человек – в канцелярии премьер-министра. Смещены губернаторы 30 илов. Уволены 2 посла и более 600 сотрудников Управления по делам религий. Распущена президентская гвардия.
Тяжелейшим репрессиям подверглась пресса. Закрыты 23 радиостанции, 16 телеканалов и 45 газет. 91 журналист арестован. Можно говорить о почти полном разгроме независимой прессы.
Правительство Р. Эрдогана отстранило 1577 ректоров университетов и деканов факультетов. Им порекомендовали написать заявления об увольнении по собственному желанию. Было запрещено заниматься преподавательской деятельностью 36,2 тыс. учителей, преподавателей и профессоров частных и государственных школ и университетов. Были закрыты 1043 частные школы,
15 университетов, 35 медицинских учреждений, 1229 благотворительных учреждений и фондов.
Учёным и чиновникам было запрещено покидать страну. Заграничные паспорта многих из них были аннулированы. Запрещены 19 профсоюзов.
Чистки обрушились и на бизнес. Уволены 250 сотрудников Turkish Airlines – четвёртой по объёму перевозок авиакомпании Европы. Среди уволенных и заместитель генерального директора.
В другой авиакомпании AnadoluJet смещён весь руководящий состав, включая трёх президентов и двух вице-президентов. Ведущий турецкий оператор связи Turk Telecom, 30% акций которого принадлежат государству, «в сотрудничестве с силами безопасности» уволил 189 сотрудников. Ряд его управляющих теперь вынужден ходить на допросы.
Общее число уволенных и отстранённых от профессиональной деятельности перевалило за 60 тыс. человек, общее число арестованных превысило 15 тыс. человек, из них уже приговорено к различным тюремным срокам свыше 6 тыс. человек.
В стране (пока на 3 месяца) введено чрезвычайное положение. Оно позволяет правительству издавать законы, минуя парламент. Конституционный суд лишается возможности блокировать противоречащие конституции законодательные акты и распоряжения властей. Ограничены свобода печати и собраний. Максимально облегчена практика арестов.
Власти приостановили действие Европейской конвенции по правам человека. Стране обещано возвращение смертной
казни.
Турция вплотную подошла к установлению диктатуры. Однако последний решающий шаг в этом направлении пока не сделан: репрессии не затронули оппозиционные парламентские партии. Ни один из депутатов Великого национального собрания пока не лишён полномочий. Более того, ведущая оппозиционная партия Турции – социалистическая Народно-республиканская во главе с Кемалем Кылычдароглу – полностью одобряет деятельность правительства по подавлению выступления военных.
Оппозиционные социалисты совместно с правящими клерикалами даже провели 24 июля грандиозный митинг на знаменитой Таксим-мейданы в Истанбуле, в котором приняли участие десятки тысяч людей. Он явился демонстрацией трогательного единства правящего лагеря и оппозиции в поддержке действий президента.
Речь К. Кылычдароглу даже передавало в прямом эфире государственное телевидение, чего обычно не происходит. В ней вождь оппозиции, правда, призвал к борьбе с авторитарными поползновениями, откуда бы они ни исходили, то есть намекнул на угрозу демократии и со стороны правящих кругов, а не только разгромленных мятежников.
Тучи над Турцией
Однако президент укрепил свои позиции только на первый взгляд. Как отмечает Наталья Ульченко из Института востоковедения РАН, экономика Турции при всём внешнем благополучии сейчас находится накануне тяжёлых потрясений.
Турецкие предприниматели долгое время имели возможность сравнительно легко привлекать иностранные кредиты. Заёмный капитал охотно шёл в Турцию, где бурно развивалась экономика и установились высокие по мировым меркам процентные ставки. Это привело к огромным дефициту по счёту текущих операций платёжного баланса (более 10% ВВП) и внешнему долгу (411 млрд долл.).
Обратной стороной большой зависимости турецких фирм от внешних займов стала низкая норма сбережений (14-15% ВВП) и инвестиций (немногим более 20% ВВП) в экономике. Длительное отсутствие давления на внутреннее потребление привело к бурному росту зарплат. Минимальный уровень почасовой оплаты труда в Турции оказался выше, чем в Чехии. В результате страна утратила преимущества, связанные с дешевизной рабочей силы.
Сейчас страна оказалась перед дилеммой: либо резкая девальвация лиры, а значит, и резкое падение реальной заработной платы для восстановления конкурентоспособности существующих отраслей промышленности, либо удержание достигнутого уровня зарплаты за счёт быстрой модернизации экономики и перехода к новой стадии индустриализации, характеризующейся развитием высокотехнологичных отраслей.
Реальность быстрого воплощения в жизнь второго варианта представляется сомнительной, учитывая, что доля в турецком экспорте высокотехнологичной продукции составляет всего 3,5%, а доля расходов на НИОКР в ВВП – всего 1% (в Китае – 2,1%).
К тому же пока не ясно, каковы будут последствия учинённого Р. Эрдоганом погрома турецкой науки и высшей школы. Известный русский экономист Константин Сонин сравнивает его последствия с разгромом национал-социалистическим правительством Адольфа Гитлера немецких науки и высшей школы в 1930-е годы, приведшим к тому, что Германия навсегда уступила ведущие позиции в мировой науке США.
Такие раны не заживают очень долго. Следовательно, и в этом случае неизбежны, как минимум, потеря темпов роста и продолжительное падение доходов населения, которое будет усугублено неизбежным сворачиванием социальных программ. Вполне возможно, что Р. Эрдоган вообще на десятилетия перечеркнул своими действиями перспективу перехода турецкой промышленности на более высокотехнологичный и наукоёмкий уровень.
До сих пор политика клерикалов идеально совпадала с ожиданиями их избирателей. Предстоящие трудности будут крайне болезненно восприниматься народом. Существует реальная угроза размывания в ближайшем будущем социальной базы правящего режима.
Но экономикой проблемы Турции не исчерпываются. Турецкий Курдистан охвачен пламенем партизанской войны. При этом мы пока не понимаем, как отразится на боеспособности турецкой армии прокатившаяся по её командному составу волна репрессий. По-видимому, сейчас многие офицеры и генералы будут заняты не военными действиями и боевой подготовкой, а доказательством своей непричастности к деятельности заговорщиков.
Над страной тяготеет бремя содержания, удержания в повиновении и интеграции более миллиона арабских беженцев из Сирии, обитающих в лагерях на территории Турции. После 20 лет спокойствия Турцию вновь накрыла волна террора.
С тревогой взирают на происходящее в Турции ЕС и США. Уже очевидно, что перед Турцией теперь закрыта перспектива вступления в ЕС. «В её нынешнем состоянии Турция не сможет стать членом ЕС ни в ближайшее время, ни в отдалённой перспективе», – заявил председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер.
Сколько удастся продержаться в этих условиях правительству клерикалов?
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 630 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту