Справедливое решение судьи Липатова

A A A

Ленинский районный суд г. Пензы не обнаружил признаков административного правонарушения в действиях Юрия и Александра Ушаковых, которые были задержаны сотрудниками полиции 26 января якобы за мелкое хулиганство и провели двое суток в камере предварительного заключения.


Шатаясь и поддерживая друг друга
Судье Олегу Липатову понадобилось три заседания, чтобы понять, как всё было на самом деле.
Отец и сын Ушаковы, допрошенные 28 января, утверждали, что в день задержания были трезвыми, в общественном месте не хулиганили, сопротивления сотрудникам полиции не оказывали. По словам Юрия Ушакова, они спокойно шли по улице, а задержавший их лейтенант Уткин «бормотал, что 5 тысяч – и никаких вопросов».
В свою очередь, сотрудники полиции и свидетели, допрошенные во втором и третьем судебных заседаниях, заявили, что, по их мнению, Ушаковы «находились в состоянии алкогольного опьянения», «громко и безадресно выражались нецензурной бранью», «вели себя нагло, дерзко и вызывающе».
Нюанс заключается только в том, что свидетельские показания не сходятся между собой. Да и сами свидетели, большинство из которых имеет отношение к полиции, признались в ходе допроса, что могли «что-то напутать», «ошибиться в этой части» или вообще забыть.

sud

Например, водитель полицейского автомобиля Алексей Тинчурин поначалу утверждал, что оба Ушаковых «размахивали руками», «препятствовали задержанию» и «на замечания проходящих мимо граждан не реагировали».
Однако в ходе допроса в суде водитель Тинчурин внезапно вспомнил, что из-за руля автомобиля он не выходил и «проходящих мимо граждан не видел». Что же касается замечаний и разговоров, то он «никаких разговоров не слышал, потому что из закрытой машины сложно что-либо услышать».
Судья Олег Липатов добросовестно попытался изучить записи с 5 камер наружного видеонаблюдения, которые установлены на фасаде отделения Сбербанка России.
Но это ему не помогло: на записи не видно места происшествия.
А видеокамеры, установленные в дежурной части отдела полиции № 1, куда доставили Ушаковых, в тот день не работали.
«По чистой случайности», – пояснил судья Олег Липатов участникам и слушателям процесса.
Любопытно, но даже показания сотрудников полиции не стыкуются между собой. Так, инспектор патрульно-постовой службы, лейтенант Алексей Уткин, заступивший на охрану общественного порядка 26 января, в 17 часов, рассказал, что Юрий Ушаков практически с первых минут задержания угрожал своими связями в Государственной Думе.
Лейтенант Алексей Уткин: «Ушаков сказал: «Ты чего меня останавливаешь? Ты кто такой?» Схватил меня за форменную одежду, начал трясти. При этом всё сопровождалось нецензурной бранью. Я его оттолкнул, вызвал помощь и потребовал прекратить противоправные действия… Он говорил: «Я помощник депутата, я сотрудников полиции в упор не вижу и за людей вас не считаю!»
Однако стажёр Анастасия Ещенко, находившаяся в одном патруле с Алексеем Уткиным, опровергает показания в этой части. О том, что Юрий Ушаков является помощником депутата Государственной Думы, она узнала только на стационарном пункте, через 20-30 минут после задержания Ушаковых.
Стажёр Анастасия Ещенко: «Он позвонил жене и попросил принести документы и удостоверение помощника депутата».
По словам лейтенанта полиции Уткина, Ушаковы привлекли его внимание в связи с тем, что «они шли, шатаясь и поддерживая друг друга за руки».
Судья Олег Липатов: «А вот этими своими действиями – «шли, шатаясь и поддерживая друг друга за руки» – они какое-то административное правонарушение совершали?»
Ответ лейтенанта полиции потонул в общем смехе присутствующих.
По словам стажёра Анастасии Ещенко, в тот день она обратила внимание именно на то, что Ушаковы шли под ручку и общались друг с другом с использованием ненормативной лексики.
Судья Олег Липатов: «Из Вашего объяснения следует, что Ушаков-младший размахивал руками, кричал, на замечания граждан не реагировал, продолжал свои хулиганские действия, вёл себя нагло, дерзко и вызывающе. Происходило ли это?»
Стажёр Анастасия Ещенко: «Да. Была шатающаяся походка».
Судья Олег Липатов: «Он выражался нецензурной бранью? Размахивал руками? Кричал?»
Стажёр Анастасия Ещенко: «Да».
Судья Олег Липатов: «И всё это происходило, когда он шёл?»
Стажёр Анастасия Ещенко: «Да. Перед тем, как мы к нему подошли».
«Я не очень понимаю, как можно было руками размахивать, если они друг друга поддерживали», – громко вздохнул судья Липатов, и ответ стажёра потонул в новой волне хохота, поднявшегося в зале.
«Они жестикулировали», – попыталась пояснить Анастасия Ещенко.
«Но это не запрещено законом – жестикулировать», – резонно заметил судья.


Показалось
При допросе в Ленинском районном суде г. Пензы лейтенант полиции Уткин продемонстрировал единственную видеозапись, которая была сделана на его телефон в момент задержания Ушаковых.
Запись длится чуть больше одной минуты. Из неё следует, что сотрудник полиции вежливо предлагает Ушаковым пройти на стационарный пункт для составления протокола, а Юрий Ушаков вежливо отказывается и просит объяснить, на каком основании его задерживают.
Судя по голосу, Ушаков трезвый, его речь адекватная, не сбивчивая, язык не заплетается.
Когда участники процесса обратили внимание сотрудника полиции на этот факт, он сделал очень важное заявление.
«Протокол составлен не за появление в состоянии алкогольного опьянения, – пояснил лейтенант Уткин. – Он составлен за мелкое хулиганство и невыполнение моих законных требований: за то, что он не прошёл со мной на стационарный пункт и выражался грубой нецензурной бранью».
«Но на этой записи ни слова нет матом», – обратил внимание судья Олег Липатов.
Ещё один свидетель, которого заслушал суд, – разнорабочий Павел Ионов, в день задержания Ушаковых он чистил снег у кафе, принадлежащего некоему дяде Жене.
По словам Павла Ионова, он вынужден был явиться в суд, потому что «участковый к моей матери подходил, и меня потом пригласили». И будто бы участковый просил, чтобы Ионов рассказал суду о том, что видел Ушаковых пьяными.
На вопрос судьи, в какой одежде были Ушаковы, свидетель Ионов ответил, что оба были в тёмной одежде. Между тем из протокола задержания следует, что в чёрной куртке и чёрных брюках находился только Ушаков-старший. А вот на его сыне была серая куртка.
По мнению Павла Ионова, Ушаковы шли пьяными: «Потому что выражались нецензурной бранью».
На вопрос судьи «А почему Вы решили, что они пьяные?» свидетель Ионов ответил: «Ну, а какой человек будет трезвым выражаться матом и нецензурной бранью?»
Реплику судьи «Да совершенно в любом состоянии выражаются матом» свидетель Ионов парировал: «Ну, когда я в непьяном состоянии, я нормально разговариваю, матом не ругаюсь. А когда чуть-чуть примешь – тогда начинаешь».
Допрошенный Павел Ионов вспомнил, что Ушаковым попадалось навстречу много проходящих граждан. Однако эти граждане замечаний им не высказывали, хотя, по версии полиции, проходящие граждане будто бы высказывали замечания. Однако сотрудники полиции не поинтересовались, как этих граждан зовут.
Единственное гражданское лицо, которое якобы делало Ушаковым замечания об их недостойном поведении, – это дворник Алексей Буров. Это ему, по словам Юрия Ушакова, инспектор Уткин выносил 25 руб. на фанфурик.
Как оказалось, судья Олег Липатов знаком с этим персонажем: он неоднократно отправлял этого свидетеля под арест по делам об административных правонарушениях. В том числе за нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения.
Алексей Буров практически сразу запутался в своих показаниях.
Обращаясь к суду с последним словом, Юрий Ушаков заявил, что «показания свидетелей ложны», и он с сыном не признаёт свою вину.
Кроме того, 67-летний Юрий Ушаков представил медицинскую справку, где говорится о том, что он страдает заболеванием опорно-двигательного аппарата. А значит, его походка может выглядеть шатающейся, особенно когда на улице гололёд.
Взвесив все пояснения по делу, судья Олег Липатов решил, что противоправных действий в поведении Ушаковых не усматривается.
В связи с чем прекратил производство по делу и полностью оправдал Ушаковых.

Прочитано 1542 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту