Старая Пенза как яблоко раздора

A A A

14 июня состоялось заседание Общественного совета при Комитете охраны памятников истории и культуры Пензенской области.

Собрание людей, каждый из которых неоднократно выступал за сохранение исторического наследия Пензы и области, обернулось противостоянием молодых и дерзких борцов за историческую среду и опытных членов совета. Поводом стал деревянный дом по ул. Гоголя, 14.
Дом расселен, и городская администрация уже заключила контракт на его снос.
Включить этот дом с уникальными наличниками в реестр памятников требовали общественный активист Михаил Кириков (не член Общественного совета при КОПиК, но хотел бы в него войти) и архитектор, руководитель бюро «Вещь» Евгений Кутай (член Общественного совета, но редко участвующий в заседаниях).
Общественный совет при КОПиК на осеннем заседании (по рекомендации Управления внутренней политики совет собирается раз в квартал) не посчитал дом по Гоголя, 14 достойным присвоения статуса памятника истории и культуры. Большинство тогда согласилось, что наличники уникальны, но решили, что достаточно будет сохранить только их.
Бурная полемика на заседании 14 июня затянулась на два часа, потому что затронула огромный пласт явных и неявных проблем, сопряженных с развитием городской среды Пензы.
Михаил Кириков желал услышать научное обоснование в отказе. Евгений Кутай объявил протест: его физически не было на осеннем заседании общественного совета, а в протоколе значится, что был. Между тем он не согласен с общим решением и тоже настаивает на включении дома по Гоголя, 14 в реестр памятников.
Молодые люди вели себя так, словно были уверены, что остальные члены общественного совета не хотят защищать исчезающие памятники деревянной архитектуры Пензы.
Председатель совета профессор Геннадий Белорыбкин заявлял, что «горло перегрызет» за историческую среду и «морду набьет», если его обвиняют в пособничестве ее разрушению.
Олег Ягов, вице-премьер и доктор исторических наук, в начале заседания благожелательно высказался о проектах с участием Михаила Кирикова (выставка фотографий старинных домов, фестиваль «Том Сойер Фест», который будет в этом году проходить в Пензе).
Однако был вынужден напомнить, что члены Общественного совета работают на общественных началах, то есть совершенно бесплатно тратят свое время. К тому же их решения носят рекомендательный характер. Юридическую силу имеют решения КОПиК, которым руководит Сергей Муштаков-Лентовский.
Муштаков-Лентовский подтвердил, что в нашей области закреплен следующий порядок выявления объектов культурного наследия. Заявление о включении объекта в реестр памятников выносится на рассмотрение Общественного совета. Если совет рекомендует, то КОПиК, по закону, обязан в течение года организовать экспертизу (на это нужны средства).
«Заключение эксперта носит уже правовой характер, нравится мне оно или не нравится», – пояснил Муштаков-Лентовский.
Лариса Рассказова и Геннадий Белорыбкин заявили, что совет всегда голосует «за», если «документ хорошо подготовлен».
Чтобы члены совета могли принять решение о рекомендации к включению в реестр выявленных памятников, должны быть ссылки на архивные данные, подтверждающие связь дома со значимыми событиями или людьми. Нужна также качественная визуализация.
Дом на ул. Гоголя, 14 в существующем виде назвали похожим на сарай, облепленный пристроями.
Михаил Кириков и Евгений Кутай заявляли, что все пристрои в дворовой части дома можно легко убрать, как и наружную обшивку.
Они апеллировали к советскому (нереализованному) постановлению 1980-х гг. о создании музея деревянного зодчества и сохранении ряда зданий на своих местах. В списке из 41 дома, подлежащего сохранению на своем месте, значился и дом № 14 по ул. Гоголя.
Михаил Кириков ссылался на авторитетных пензенских краеведов, которые называли этот дом памятником. Ссылался на исследование, проведенное в Университете архитектуры и строительства.
Но большинство присутствующих членов Общественного совета не пошли дальше признания ценности наличников и сохранения их «в сухом хорошем месте» до лучших времен.
gogol

Дом на ул. Гоголя, 14.
Фото предоставлено Михаилом Кириковым.

Евгений Кутай обращал внимание на то, что памятники надо сохранять в исторической среде, а не в окружении новостроек, как это происходит в Пензе: дом по ул. Красной, 70, около памятника архитектуры, в этом году также собираются снести. А вот на ул. Гоголя у дома № 14 пока еще расположены интересные деревянные здания.
Олег Ягов и Геннадий Белорыбкин предлагали молодежи «опуститься на землю». Можно якобы принять любое решение, но это не выход: «гнилушки эти через пять лет рассыплются». Денег едва хватает, чтобы планетарий и музей народного творчества отреставрировать.
Евгений Кутай и Михаил Кириков предлагали пойти по пути консервации и последующей реставрации, например, с помощью того же «Том Сойер Феста».
Член совета архитектор Марат Каскеев вспомнил, как на дипломной практике он занимался обмерами ул. Ключевского. И ничего с тех пор не изменилось. И предложил локализовать хотя бы на одной улице деревянное наследие Пензы. Может быть, перевозить и восстанавливать дома там.
«Ребята хотят попытаться сохранить кусок исторической застройки, – заметил архитектор Лев Ходос, который занимался восстановлением многих объектов культурного наследия. – И мы понимаем, что иначе завтра на этом месте построят очередную 20-этажную красно-синюю свечку.
И изуродуется вся историческая среда. Я солидарен с вами, я бы тоже хотел все это сохранить. Но с молодым задором наскакивать на уважаемых людей: «Почему вы не признали это памятником?»
Ну, потому что их еще сто пятьдесят тысяч, о которых даже никто не вспомнил. Нужно решать проблему в комплексе».
Молодые защитники исторической среды всколыхнулись, по их признанию, когда увидели, что этот конкретный дом пойдет «под нож».
Некоторые члены Общественного совета пугали молодежь тем, что после признания всех старых домов памятниками протестовать выйдут их жители. Потому что жить в аварийных домах невозможно, а реставрировать их у собственников чаще всего нет денег.
Лариса Рассказова предложила сохранять образцы, по которым «при желании все можно восстановить», и «не мешать людям, которые строят наш город и которые хотят жить в новых зданиях». По ее словам, люди на Гладкова «все прокляли уже» (деревянный дом признан памятником уже в новой Росиии), и «историческое здание – их несчастье».
Она предложила вернуться к улице Ключевского, наметить хранилища, куда можно будет свозить и сохранять элементы наружного убранства, «из которых потом наши люди все восстановят и получат открыточную старую Пензу». По мнению Ларисы Рассказовой, среды-то уже и нет. Поэтому, кроме наличников, на Гоголя, 14 и нечего сохранять.
Михаил Кириков и Евгений Кутай безуспешно доказывали, что на ул. Гоголя историческая среда еще есть, как она еще сохранилась в ряде кварталов на ул. Красной.
Сергей Муштаков-Лентовский сообщил, что включать ценные здания в реестр выявленных памятников надо своевременно, а не тогда, когда полдома уже утрачено. Чтобы избежать подобных ситуаций в будущем, необходимо согласованное взаимодействие с муниципалитетом Пензы. Договоренность вроде бы появилась, но у муниципалитета свои сложности с бюджетом.
Секретарь совета Елена Дмитриевская рассказала о другой стороне проблемы. Есть жилые дома-памятники, которые расселять никто не хочет (потому что сносить нельзя, а реставрировать денег надо). И фонд капитального ремонта фактически от них отказался: износ якобы слишком большой.
Евгений Кутай высказал свое мнение о переносе сохранившихся памятников в одно место: а что будет с городской средой?
Для характеристики высотной застройки на ул. Куйбышева и слова-то нельзя подобрать. К тому же в Пензе нет ни одного примера переноса дома. Все, которые разбираются, потом гниют: усадьба Тенишева, дом с окнами-птицами на ул. Куйбышева, 24.
Городская застройка не интересна, когда она вывезена куда-нибудь в этнопарк, отметил Евгений Кутай. Городская застройка нужна прежде всего горожанину.
И в этом редакция «Улицы Московской» полностью солидарна с молодыми защитниками исторической среды.

Прочитано 803 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту