Бизнес-инкубаторы: качественный прорыв в экономике или курорт для резидентов за счёт бюджета?

A A A

В нынешнем году исполняется 15 лет с момента открытия первого бизнес-инкубатора в Пензе. Это событие послужило отправной точкой масштабного проекта по активизации делового климата в регионе. И сегодня тепличные условия для начинающих предпринимателей создаёт ГКУ «Пензенское региональное объединение бизнес-инкубаторов» (ГКУ «ПРОБИ»), в состав которого входят 11 бизнес-инкубаторов, технопарк «Яблочков» и IT-парк.
Что собой представляют пензенские бизнес-инкубаторы, насколько они эффективны и, самое главное, выполняют ли поставленную государством задачу по взращиванию малого и среднего бизнеса? «Улица Московская» попробовала разобраться в этих вопросах.

В КАЧЕСТВЕ ПРЕДИСЛОВИЯ
К работе пензенских бизнес-инкубаторов корреспондент «УМ» начала присматриваться ещё пару лет назад. Когда занималась темой продажи государственного имущества весной 2020 г., на глаза мне попалась информация о продаже бывшего здания бизнес-инкубатора в Сердобске (см. статью автора «Бизнес-инкубатор по цене «трёшки», или Как помочь департаменту госимущества?» на сайте «УМ» в номере от 3 апреля 2020 г.). Нежилое 4-этажное строение площадью 2376 кв. м и земля под ним были проданы с молотка всего за 3 млн 270 тыс. рублей.
Тогда же возникли и смутные сомнения, что областное правительство не слишком-то ценит бюджетные средства, некогда вложенные в создание «теплицы» для сердобских предпринимателей.
В ноябре 2020 г. «УМ» сделала первый заход по теме бизнес-инкубаторов и направила редакционный запрос в областное правительство. Интересовал процент заполняемости объектов, сколько бюджетных средств выделяется на их содержание и сколько резиденты уплачивают налогов и сборов. Интересовала «УМ» и судьба выпускников. Типа, есть ли жизнь после бизнес-инкубатора?
Отвечал на запрос теперь уже бывший заместитель председателя правительства Валерий Беспалов. Из письма следовало, что структура бизнес-инкубаторов жизнеспособна, затраты на её содержание окупаются высокими налоговыми отчислениями резидентов, а заполняемость по Пензе достигает 100%. В районных центрах статистика приводилась поскромнее. И на этой весьма оптимистичной ноте тема бизнес-инкубаторов была отложена в долгий ящик.
Но через год про неё пришлось вспомнить на фоне устойчивых слухов о строительстве частной школы на Западной Поляне. Подкреплялись слухи документами городской администрации, которая прорабатывала вопрос о передаче здания молодёжного бизнеса-инкубатора на ул. Попова, 36 в муниципальную собственность для его дальнейшего демонтажа.
Получалось, что при всей эффективности структуры расстаться с одним из звеньев ничего не стоило. Тогда либо вице-премьер Беспалов что-то недоговаривал, либо «УМ» не вполне тщательно составила редакционный запрос. Таким образом, тема бизнес-инкубаторов вернулась в рабочий план.

ИЩИТЕ И ОБРЯЩЕТЕ?
14 февраля 2022 г. в адрес областного правительства был направлен новый редакционный запрос, состоящий из 41 вопроса и затрагивающий период работы ГКУ «ПРОБИ» с 2017 по 2021 год. То есть за прошедшую пятилетку.
И 18 февраля за подписью председателя правительства Николая Симонова поступила информация на 6 листах о деятельности бизнес-инкубаторов Пензенской области.
Сразу оговорюсь, баловать «УМ» цифрами премьер Симонов не стал. В письме в основном приводились ссылки на ресурсы, где эту информацию можно найти. По объёмам финансирования бизнес-инкубаторов за 5 лет «УМ» направляли к закону «О бюджете Пензенской области». А это ни много ни мало 1500 листов по каждому году. Для получения информации об объёмах налоговых отчислений резидентов предлагалось перейти на сайт http://nalog.ru.
Однако такого сайта давно не существует. Более того, как пояснили в налоговом органе, вычислить из общей массы налогов отчисления именно резидентов бизнес-инкубаторов не представляется возможным. Налоговая служба специально не обобщает подобную информацию.
В результате создалось впечатление, будто Николаю Симонову совсем не интересна данная тема.
Впрочем, если тебя благословляет на поиски сам председатель областного правительства, то приходится оправдывать это доверие. Пусть даже поиски информации растягиваются во времени, а собранные данные могут говорить не в пользу благословившего.

«ТЕПЛИЦА» НАЧИНАЕТСЯ С ПРОФИЛЯ
Итак, что же такое пензенские бизнес-инкубаторы?
Как ни парадоксально звучит, но ответа на этот вопрос нет. И всё потому, что начиная с открытия первого бизнес-инкубатора и до сегодняшнего дня в регионе не разработана локальная нормативная база, регулирующая их деятельность. Также как и не установлены правила с привязкой к местности, по которым должны отбираться субъекты малого и среднего бизнеса для предоставления им помещений в бизнес-инкубаторах.
Соответственно, нет и чёткого понимания, какой именно бизнес взращивает областное правительство в пензенских «теплицах» и какой находится в приоритете перед всеми остальными.
На сайте ГКУ «ПРОБИ» в разделе «Нормативные документы» размещены ссылки на следующие документы:
- Приказ Федеральной антимонопольной службы от 10 февраля 2010 г. N 67 «О порядке проведения конкурсов или аукционов…»;
- Постановление Правительства Пензенской области от 21 октября 2013 г. N 780-пП «Об утверждении государственной программы Пензенской
области «Развитие инвестиционного потенциала, инновационной деятельности и предпринимательства в Пензенской области»;
- Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации»;
- Приказ Министерства экономического развития РФ от 14 марта 2019 г. N 125 «Об утверждении Требований к реализации мероприятий, осуществляемых субъектами Российской Федерации…»;
- Постановление Правительства Пензенской области от 30 сентября
2004 г. N 885-пП «Об утверждении методики расчета арендной платы».
Отсутствие региональной нормативной базы говорит скорее об отсутствии собственного лица у пензенских бизнес-инкубаторов. Потому как федеральные законы предлагают стандартный набор правил и требований, которые не возбраняется дополнять собственными, с привязкой к местности.
Так, на просторах Интернета можно встретить внушительную законотворческую базу субъектов РФ по развитию бизнес-инкубаторов, что называется, «от Москвы до самых до окраин». Для примера можно взять Постановление Правительства Курганской области от 24.07.2018 № 231 «Об утверждении порядка управления деятельностью бизнес-инкубатора Курганской области».
Ещё скрупулёзнее к этому вопросу подошли коллеги из Нижнего Новгорода, утвердив Порядок отбора субъектов предпринимательства для предоставления им нежилых помещений в бизнес-инкубаторе (Постановление Правительства Нижегородской области от 25.04.2013 N 261).
Порядок даёт чёткое понимание, какой бизнес взращивает областное правительство, по каким критериям отбираются бизнес-проекты претендентов и кого привлекают к этой работе. Согласно документу проекты бизнес-планов подразделяются на общие и отраслевые (химические технологии, информационные технологии и программное обеспечение, радиоэлектроника, строительные технологии, машиностроение и обработка материалов, медицинские технологии).
Помимо конкурсной комиссии проекты анализирует экспертный совет, который тоже сгруппирован по направлениям. Его состав (находится в открытом доступе – прим. автора) утверждается на уровне областного правительства. В него входят в основном представители бизнеса и научного сообщества.
Состав конкурсной комиссии по отбору пензенских проектов найти удалось лишь на площадке электронных торгов (torgi.gov.ru) и только в документах уже проторгованных лотов. Так, в состав комиссии на торгах от апреля 2021 г. входили 2 сотрудника ГКУ «ПРОБИ», по одному чиновнику от Минпрома и Департамента госимущества. Бизнес представлял исполнительный директор Ассоциации промышленников Пензенской области Александр Акимов.
Здесь следует подчеркнуть, что представитель промышленников входил в комиссию только в случае, если на помещение в бизнес-инкубаторе претендовали несколько предпринимателей. Если же на лот претендовал только один заявитель, то комиссия состояла исключительно из чиновников и сотрудников ГКУ «ПРОБИ».

НЕЭФФЕКТИВНЫЕ ХОЛЛЫ
Но вернёмся к ранее поставленному вопросу и сформулируем его иначе: что же собою представляют пензенские бизнес-инкубаторы?
И для начала дадим классическое определение бизнес-инкубатора.
Это организация, цель которой – поддержка начинающих предпринимателей. В качестве тепличных условий выступают льготная аренда помещений и оборудования со сроком до 3 лет, оказание бесплатных офисных и информационно-консультационных услуг, вплоть до поиска инвесторов и помощи в оформлении документов для участия в грантовых конкурсах.
Претендовать на место в инкубаторе может предприниматель, у которого опыт ведения бизнеса, от даты регистрации и до подачи заявки, составляет не более трёх лет.
С 2007 г. в регионе по инициативе областного правительства и при поддержке Минэкономразвития РФ было создано 14 бизнес-инкубаторов. Из них 6 получили прописку в Пензе, 2 – в Сердобске и по одному – в Башмаково, Кузнецке, Каменке, Никольске, Наровчате и Нижнем Ломове.
К 2020 г. их осталось 11. Первый бизнес-инкубатор в Пензе на ул. Гагарина, 16 был перепрофилирован в IT-парк, закрыли «теплицу» в Башмаково, о судьбе одного из двух инкубаторов в Сердобске говорилось выше.
Для управления инкубаторами в 2007 г. областное правительство учредило ГКУ «Пензенское объединение бизнес-инкубаторов».
По данным областного правительства, их заполняемость на 1 февраля 2022 года составляет от 10% до 100% (см. таблицу).
table1Как видно из таблицы, проседают в основном инкубаторы в районных центрах, кроме Нижнего Ломова. В аутсайдерах бизнес-инкубатор в Наровчате. Сегодня на его площадях разместились всего 5 резидентов, один из которых МУП «Агентство по развитию предпринимательства Наровчатского района». Другие четыре резидента занимаются дополнительным образованием детей и взрослых. Также по таблице можно проследить и такой интересный момент: площадь под аренду в несколько раз меньше общей площади зданий бизнес-инкубаторов. Ещё в 2016 г. на эту существенную разницу указала Счётная палата Пензенской области. Из отчёта Счётной палаты, размещённого на сайте ведомства:«При проверке соответствия бизнес-инкубаторов Пензенской области требованиям Приказов Минэкономразвития РФ отмечены факты несоблюдения отдельных федеральных требований, предъявляемых к бизнес-инкубаторам. Бизнес-инкубаторы Пензенской области характеризуются неэффективной структурой площади, так как созданы в основном на базе бывших учреждений образования. Для размещения резидентов доступно только около половины площадей, остальное составляют холлы, коридоры и служебные помещения».В чём выражается неэффективность? Конечно же, в рублях, поскольку бюджет платит налог на имущество за всю площадь, включая холлы и коридоры, при этом аренду взимает лишь с половины площади.

РАДИОЭЛЕКТРОНИКА С ПЕРМАНЕНТОМ
Между тем в областном центре каждый бизнес-инкубатор имеет свою направленность, которая, впрочем, ни в одном региональном нормативном акте не обозначена по причине отсутствия оного. И тем не менее для молодёжи в Пензе есть свой бизнес-инкубатор, и находится он на ул. Попова, 36. Однако ответа на вопрос о среднем возрасте резидентов в молодёжной «теплице» корреспондент «УМ» не получила. Якобы не ведётся статистика.
popova

Молодёжный бизнес-инкубатор (ул. Попова, 36) 19 ноября 2021 года

В здании объекта культурного наследия на ул. Ленина, 6 разместился бизнес-инкубатор смешанного производственно-офисного типа «Паршин». Само название предполагает нахождение резидентов в сфере машиностроения, приборостроения и металлообработки. Но основной состав резидентов весьма далёк от промышленной сферы. Впрочем, о резидентах и выпускниках «Паршина» расскажем чуть позже.
parshin

Бизнес-инкубатор Паршин. (ул. Ленина,6) 25.03.2022 года

Ещё в одном ОКН на ул. Володарского, 2 располагается инновационный бизнес-инкубатор. Из 10 резидентов 7 позиционируются как инновационные. Остальные три – вспомогательные резиденты, учредителем которых является Пензенская область. Это ООО «Центр кластерного развития», АО «Корпорация развития Пензенской области» и АО «Гарантийная микрокредитная компания «Поручитель».
Вспомогательные резиденты занимают 21 офис из 32. При этом остаётся открытым вопрос – соблюдаются ли при такой диспозиции федеральные требования к бизнес-инкубаторам, в частности требование, что каждый резидент должен занимать не более 15% от общей площади нежилых помещений, предоставленных в аренду?
Бизнес-инкубатор на ул. Сухумской, 75 относится к производственно-офисному типу. На сайте ГКУ «ПРОБИ» о возможностях объекта говорится следующее:
«В бизнес-инкубаторе расположены три электротехнических и три радиотехнических лаборатории, слесарно-механическая мастерская, лаборатория по ремонту оргтехники и офисы.
Электротехнические лаборатории позволяют резидентам бизнес-инкубатора заниматься поверхностным монтажом электронных компонентов, проводить испытания и анализ электронной техники и устройств.
Радиотехнические лаборатории ориентированы на проектирование радиоэлектронных устройств и систем на схемотехническом и логическом уровнях, расчет и моделирование телекоммуникационных систем методами визуального программирования, электронное моделирование систем сбора, обработки и представления информации в информационно-телекоммуникационных системах. Это позволяет отказаться от услуг крупных производителей, в том числе иностранных, по изготовлению опытных образцов (малых серий) компонентов и узлов радиоэлектронной аппаратуры».
Однако из 19 резидентов всего несколько можно отнести к сфере радиоэлектроники. Остальные изготавливают мебель для животных, занимаются пошивом кожгалантерейных изделий, изготовлением пигмента для перманентного макияжа и т. д. В связи с этим возникает вопрос о загруженности производственных площадей и оборудования.
Из общего числа бизнес-инкубаторов, расположенных в Пензе, креативит, пожалуй, лишь бизнес-инкубатор «Татлин». Он специализируется на поддержке предпринимателей в сфере народного промысла, декоративно-прикладного искусства и сувенирной продукции. Впрочем, и в «Татлине» из 30 резидентов найдётся всего лишь пара-тройка резидентов, чьи проекты совпадают с профилем инкубатора.
И здесь мы снова возвращаемся к отсутствию чёткого понимания, какой бизнес взращивает область в тепличных условиях. Если инновационный и в сфере высоких технологий, то следует устанавливать жёсткие требования к отбору предпринимателей и к их бизнес-проектам. Если развиваем молодёжный бизнес, то следует ограничить возрастной ценз заявителей.
Но этих требований областное правительство не установило. Поэтому сегодня пензенские бизнес-инкубаторы представляют собой пёструю смесь бизнесов. Здесь тебе и патентное бюро, и грузовые перевозки, и даже судебная экспертиза. А швейных мастерских и пересчитать невозможно, настолько их много.

ВОЗВРАЩЕНИЕ РЕЗИДЕНТА
Плохо это или хорошо, если говорить о разнообразии бизнесов, взращиваемых в тепличных условиях?
С одной стороны, хорошо, особенно если этот бизнес становится конкурентоспособным и приносит своему хозяину стабильную прибыль, а государству – отчисления в виде налогов.
С другой – при детальном ознакомлении с резидентами и выпускниками корреспондент «УМ» столкнулась с весьма неоднозначной информацией.
Для анализа был выбран бизнес-инкубатор «Паршин». Начиная с 2013 г. его выпускниками стали 47 предпринимателей. Чтобы выяснить судьбы этих выпускников, «УМ» обратилась к ресурсу «Руспрофиль».
Согласно данным ресурса, из 47 выпускников – субъектов бизнеса действующими являются 14 субъектов, или примерно 30% от общего числа выпускников. В принципе, не такой критичный показатель. Но корень зла кроется в другом направлении.
Среди нынешних 16 резидентов 7 резидентов напрямую или опосредованно связаны с бывшими выпускниками.
Так, в выпускниках «Паршина» числится ООО ПКФ «Промдеталь» (находится в процессе ликвидации – прим. автора). До октября 2019 г. его учредителем являлся Андрей Солдаткин. Сегодня его однофамилец с идентичным ИНН числится в резидентах инкубатора, но уже как ИП Солдаткин. И занимается той же деятельностью, что и выпускник Солдаткин – производством деталей для сельхозтехники.
Получается, одни и те же люди проводят перерегистрацию своего бизнеса и повторно заявляются на получение нежилых помещений с льготной арендой. Та же ситуация с двойниками прослеживается и в бизнес-инкубаторе «Татлин».
Вероятно, она прослеживается и по другим «теплицам». При этом ничего противозаконного в действиях этих субъектов бизнеса нет. Да и оснований для отказа в льготной аренде у ГКУ «ПРОБИ» тоже нет.
Другой вопрос, что инкубаторы при таком положении дел превращаются для определённой группы предпринимателей, которые каждые три года будут получать статус начинающих, в некий курорт за счёт областного бюджета. А это весьма солидные суммы.
Так, в бюджете на 2020 г. на содержание ГКУ «ПРОБИ» было заложено 126 млн 120 тыс. 600 рублей, в 2021 г. – 137 млн 991 тыс. 700 рублей, на 2022 г. установлена сумма в 137 млн 639 тыс. 200 рублей. При этом увеличение происходит в основном в направлении оплаты труда персонала ГКУ «ПРОБИ», коих по штатному расписанию числится 256 единиц. Если в 2020 г. на оплату персонала закладывалось 84,4 млн рублей, то на 2022 г. сумма составила 94,5 млн рублей.
На фоне этих бодрящих цифр, вкупе со статистикой «выживших» выпускников и «обнулённых» резидентов, вполне логично было бы узнать, сколько сами резиденты отчисляют налогов и взносов.
Понятно, что оппоненты возразят, мол, бизнес-инкубаторы создавались не для извлечения прибыли. Но примерную цифру хотелось бы знать.
Однако такую информацию председатель правительства Николай Симонов отказался предоставлять, перенаправив, как говорилось выше, на несуществующий сайт налоговой службы.
При этом следует заметить, что по условиям договора, который заключается с резидентом, в его обязанности входит ежеквартальная и ежегодная отчётность. В неё включена и информация о налоговых отчислениях и обязательных взносах. Следовательно, хотя бы из отчётов, но такие цифры у областного правительства есть. Только будут ли они достоверными?
Из отчёта Счётной палаты за 2016 год:
«Сведения о количестве созданных рабочих мест, налогах и сборах, уплачиваемых резидентами в бюджеты всех уровней, собираются на основе справок резидентов. Достоверность указанных сведений в полной мере не проверяется.
В ходе контрольного мероприятия Счетной палатой был сделан выборочный запрос по достоверности налогов, отраженных в справках 9 резидентов. Согласно информации Управления Федеральной налоговой службы по Пензенской области, данными резидентами во все уровни бюджетов в 2015 году перечислено 11,3 млн рублей, что в 2 раза меньше суммы, указанной резидентами в своих отчетах (22,8 млн рублей).
Указанные факты свидетельствуют о сомнительной достоверности отчетов бизнес-инкубаторов Пензенской области и технопарка «Яблочков».
И в результате приходится делать вывод, что областное правительство, располагая цифрами из отчётов резидентов, не перепроверяет их. Следовательно, не готово выдавать эти цифры по запросу прессы.
В заключение остаётся сказать, что корреспондент «УМ» не ратует за сокращение или ликвидацию бизнес-инкубаторов. Хотя при сложившемся положении дел проще, дешевле и эффективнее для бюджета сдавать площади и оборудование в обычную аренду.
Может, наступила пора изменить подход к механизму взращивания бизнеса в регионе? И вполне логично было бы подключить к этой работе Общественный совет при губернаторе по инновациям и инвестициям.

Елена Дёмина

Прочитано 1287 раз

Поиск по сайту