Солнечная династия с Южной Поляны

A A A

«Улица Московская» вновь обращается к теме врачебных династий нашего города – проекту, инициированному в 2014 г. главным врачом областной больницы им. Бурденко Сергеем Евстигнеевым.
Сегодня «Улица Московская» рассказывает о врачебной династии, общий профессиональный стаж которой 102 года. Родоначальником династии является Нина Лысикова, врач-дерматовенеролог высшей категории, отличник здравоохранения, ветеран труда.

bofanova trio

Нина Лысикова, Елена Лаптева и Галина Бофанова

Есть люди, которые словно излучают солнечный свет. Он лучится в глазах, звучит переливами в интонациях, придает тепло улыбке. Глядя на таких людей, кажется, что все у них в жизни легко и хорошо. Счастливчики!
Герои нашей публикации производят именно такое впечатление.
Однако мудрецы утверждают, что жизнь – это подарок. А вот быть счастливым – это выбор.
Кто знает, может, выбор быть счастливым сделал кто-то из дальних предков этой династии, а потом эта способность просто «встроилась» в гены? Или все же каждое поколение этой династии совершало свой выбор заново?
* * *
Нина Ивановна Лысикова 43 года своей жизни проработала в пензенском здравоохранении. А выбрала профессию еще раньше: «Сколько себя помню, всегда мечтала быть врачом».
Когда и почему родилось это стремление, маленькая Нина не задумывалась. Может, отчасти причиной было то, что ее мама Таисия Никитична частенько прихварывала.
Нина выросла в Тамбовской области. Ее мама была учителем начальных классов, папа Иван Кузьмич – партийным работником. Он прошел войну командиром саперного батальона, получил ранение, демобилизовался в звании капитана.
В мирное время заслуженному фронтовику партия поручила руководство местным молочным комбинатом.
В 1952 г., когда Нина окончила школу, отец из лучших побуждений предложил дочери и ее подруге направления для поступления в институт мясомолочной промышленности. Девушки ответили ему звонким смехом.
Разве о сытой жизни думают юные девушки, когда им 17 лет, когда страна возрождается после войны и жизнь день ото дня обещает быть все лучше и веселее?
На семейном совете выбрали для поступления Воронежский медицинский институт.
Шесть лет учебы в институте пролетели как один миг. И в 1958 г. Нина Лысикова получила распределение в Пензу – по месту работы мужа.
bofanova lysikova

Нина Лысикова, Воронежский мединститут, 1957 г.

Василий Лысиков уже несколько лет работал преподавателем в Пензенском сельскохозяйственном институте. А вчерашняя студентка Воронежского мединститута получила должность педиатра в городской больнице № 1 – ее направили обслуживать Шуист.
Можете представить себе этот район 60 лет назад?
«Конная слобода, Цыганский поселок… Меня туда перевозили на плотах. Половина населения говорит по-русски, другая – по-татарски. Никто не знает толком, где какие улицы, – вспоминает Нина Лысикова. – Всякие бывали случаи.
Однажды ночевать пришлось в цыганском таборе – выхаживала маленькую Земфиру. Выздоровела тогда девочка».
Добираться же каждый день на работу приходилось педиатру из Ахун, где супруги жили в общежитии, ждали своего первенца.
В 1959 г. в Пензе, на улице Тамбовской, 21, была открыта детская городская больница № 3, где после рождения дочери Галины продолжила работу молодой педиатр.
«На весь стационар было три врача: главный врач Молчанова Луиза Яковлевна, Агапова Анна Михайловна и я, – вспоминает Нина Ивановна. – У каждой из нас, помимо ежедневной работы, в месяц выходило по 10 суточных дежурств. В стационар госпитализировали детей в тяжелейшем состоянии.
Систем для внутривенного вливания тогда еще не было, и лекарство малышам вводили струйно, через шприц. Иногда, чтобы так «прокапать» одного ребенка, уходило часа два».
Однако трудности только закаляют сильных людей. Пройдя через бессонные ночи, преодолев волнение, педиатр Лысикова научилась принимать верные неотложные врачебные решения.
Через несколько лет городскую детскую больницу № 3 передали городской больнице № 5. В здании детского стационара открыли еще и детскую поликлинику. Нине Лысиковой поручили ее возглавить.
Ей не было еще и тридцати. Многие родители, зайдя в кабинет и увидев за столом молодую женщину, терялись и спрашивали: «Девушка, а Вы не знаете, где заведующая?»
Однако очень скоро Нину Ивановну, как и многих врачей этой поликлиники, все дети и родители Южной Поляны стали знать в лицо.
И тут вмешался вирус.
Переболев гриппом, педиатр Лысикова стала замечать, что, слушая ребенка, все время поправляет дужку фонендоскопа. Оказалось, перенесенное заболевание дало осложнение – снижение слуха. А для педиатра слух – важнейший инструмент при постановке диагноза.
Пришлось Нине Ивановне сменить врачебную специальность. Начав свой профессиональный путь как педиатр, в дальнейшем она посвятила себя дерматовенерологии.

bofanova lysikova2

Нина Лысикова

14 лет проработала Нина Лысикова в Областном кожно-венерологическом диспансере: сначала врачом-дерматовенерологом, затем заведующим оргметодотделом, а в 1974-1977 гг. – главным врачом.
С большой теплотой и уважением вспоминает она своих руководителей и коллег: Симкина Абрама Григорьевича, Иващенко Екатерину Дмитриевну, Раппопорт Шевву Абрамовну, Шалдыбину Веру Андреевну.
«Коллектив у нас был необыкновенный. Учеба была культом. Очень почтительно относились друг к другу. Были очень добрые отношения. Работа всегда была в радость», – вспоминает Нина Лысикова.
В 60-е годы, как свидетельствуют официальные источники, в области, по сравнению с военными и послевоенными годами, наблюдался существенный спад случаев заражения венерическими заболеваниями. И, конечно, это была большая заслуга пензен-ских дерматовенерологов и всей системы лечебно-профилактической работы, что складывалась десятилетиями.
В то время и подходы к лечению, и лекарства были другими, нежели теперь. Но все новое, что появлялось в медицине и могло облегчить состояние пациентов, ускорить их выздоровление, обязательно внедрялось в Пензенском областном кожно-венерологическом диспансере.
Благодаря тому вниманию, которое уделялось совершенствованию диагностической базы и методам лечения, Пензенский областной кожно-венерологический диспансер был одним из лучших среди медучреждений этого профиля в центральных областях России.  
В 1977 г. главный врач ОКВД Нина Лысикова была переведена в облздравотдел – врачом-инспектором врачебного сектора, а в 1987-1992 гг. возглавляла отдел кадров.
Однако свое любимое дело – дерматовенерологию – никогда не оставляла: продолжала работать врачом в спецполиклинике.
Впрочем, и новое дело стало для Нины Лысиковой любимым.
Кому-то работа чиновника в облздраве показалась бы рутинной и скучной: бесконечные бумаги... Но опытный врач видела за административной работой главное – жизнь людей.
«Лечебный сектор направлял пациентов с тяжелыми заболеваниями в Москву, в специализированные центры других городов.
Я получала истинное наслаждение, когда удавалось добиться вызова для больного, направить его, а потом узнать, что пациент вернулся, ему помогли, оказали квалифицированную помощь, – вспоминает Нина Ивановна. – Отдел кадров – это тоже мое. Это же работа с людьми».
В 70-80-е годы Пенза активно строилась. Открывались новые медучреждения, специализированные отделения в больницах и поликлиниках. Населению области нужны были квалифицированные медицинские кадры.
Нина Лысикова была в числе тех, кто открывал Пензенский институт усовершенствования врачей.
Она принимала участие в комплектовании его профессорско-преподавательского состава: приглашала, встречала, помогала с обустройством на новом месте жительства.
В нашей области всегда было много желающих получить профессию врача. И стараниями руководства пензенского облздрава были организованы медицинские классы в школе № 55 и специализированный интернат для детей медработников из села.
«В эти учебные заведения приезжали преподаватели из мединститутов с лекциями, а затем выездные приемные комиссии вузов принимали экзамены у будущих студентов, которые в дальнейшем обучались в мединститутах Саратова, Куйбышева, Махачкалы, Орджоникидзе.
Потом они возвращались в Пензу. Мы направляли каждого в интернатуру – учитывали их пожелания, – а затем распределяли на место работы.
Разве это не радость?! Некоторые потом приходили, рассказывали, как у них идут дела. Я даже удивлялась: значит, видят во мне друга, доверяют».
В 90-е гг., после распада СССР, случился незапланированный приток медицинских кадров в Пензенскую область.
Наша область приняла, обеспечила жильем и работой более 200 врачей, многие из которых были высококвалифицированными специалистами, кандидатами и докторами наук.
И, конечно, за словами «область приняла», «организовала», «обеспечила» стоит труд конкретных людей, в числе которых была Нина Лысикова. Труд подчас рутинный, незаметный, но, безусловно, нужный и очень важный.
В 1992 г., посвятив административной работе 14 лет, Нина Ивановна попрощалась с облздравом, но еще 9 лет продолжала работать дерматологом в спецполиклинике, которая позже была реорганизована в городскую поликлинику № 3.
* * *
Говорят, счастливый человек – это тот, кто утром с радостью уходит на работу, а вечером с радостью возвращается домой.
Нина Лысикова – человек счастливый. В своей жизни она смогла увязать и любимую работу, и любимую семью.
Супруги Лысиковы вырастили двоих детей. Младший, Андрей, хотя и предпочел профессию инженера, далеко от медиков не ушел: в жены выбрал потомственного врача – Медею Оленникову (см. «Фамильный характер», «УМ», № 546 от 8 августа 2014 г.).
А вот старшая, Галина, пошла по стопам мамы.
* * *
В детстве у Галины были разносторонние увлечения. В частности, она серьезно занималась бальными танцами, окончила заочную математическую школу при МГУ. И когда ее спрашивали: «Ты, как мама, будешь врачом?», даже испытывала протест: почему же обязательно врачом!
Но когда пришло время Ч, документы были поданы в медицинский.

bofanova galina

Галина Бофанова

Учитывая, где работала Нина Ивановна, Галина легко могла получить целевое направление в вузы Саратова или Куйбышева. Но, дочь своей матери, она выбрала Воронежский мединститут и поехала поступать сама, без всякого направления. Вуз этот считался одним из самых престижных в стране.
«Наверное, сыграли роль рассказы мамы об этом городе, ее любовь к своему институту, своим учителям. Мне это передалось, – вспоминает Галина Васильевна. – И родители меня поддержали в моем выборе».
С теплотой, юмором и светлой радостью вспоминает Галина Бофанова студенческие годы, друзей, с которыми переписывается и встречается до сих пор, несмотря на расстояния.
Она была одной из лучших студенток вуза, увлеченно занималась научной работой – изучала гипербарическую оксигенацию. Данные опытов обобщала в статьях, выступала с ними на студенческих научно-практических конференциях. И свой красный диплом получила, уже находясь в статусе жены летчика и мамы очаровательного сына Дмитрия.
* * *
Вчерашняя выпускница вернулась в Пензу – по месту работы мужа: Алексей Бофанов был пилотом АН-24 Пензенского авиаотряда.
Молодая семья жила на Южной Поляне. Как нельзя кстати в этом районе располагалась больница № 5, куда и была направлена начинающий врач.
«Больница была необыкновенно хорошая, – рассказывает Галина Бофанова. – Там работали все профильные отделения: кардиология, пульмонология, хирургия, гастроэнтерология, урология, травматология, проктология. Я прошла здесь интернатуру по терапии, а потом меня приняли врачом-ординатором в отделение гастроэнтерологии.
У врача, получившего новенький диплом и врачебную печать, учеба только начинается. И как же важно, чтобы хотя бы на первых порах был знающий и доброжелательный коллега.
Мне повезло – у меня была настоящая клиническая школа: и тяжелые больные, и реанимация, и консилиумы. Прекрасные специалисты в больнице работали: Кафтанчиков Николай Вениаминович, Логашов Иван Николаевич, Нестеров Андрей Владимирович, Дядловская Раиса Тимофеевна… Главные врачи были замечательные: Геннадий Васильевич Игнатьев, Николай Владимирович Жигунов, Дмитрий Юрьевич Зиновьев.
Особенно я благодарна Надежде Михайловне Китаевой, она заведовала отделением гастроэнтерологии, и Алевтине Николаевне Сильновой, которая возглавляла кардиологию. Я их считаю своими учителями. Как и Григория Абрамовича Косого, главного терапевта Пензенской области в те годы».
Чтобы не растерять институтские знания, молодой врач стала преподавать в Пензенском медучилище пропедевтику внутренних болезней.
Когда студенты специальности «акушерское дело» сдавали экзамен по терапии, председателем комиссии был Григорий Косой, который знал эту область медицины от и до.
После экзамена мэтр пензенского здравоохранения сделал преподавателю комплимент: «Они терапию знают лучше, чем акушерство».
«У меня были великолепные ребята, – говорит Галина Васильевна. – Мы до сих пор с ними дружим».
Год за годом формировался стиль и репутация доктора Бофановой.
«Профессиональные знания врача – это, конечно, очень важно. Но сначала должен быть психологический контакт с пациентом, – уверена Галина Васильевна. – И я в итоге своей 36-летней практики знаю твердо: времени, потраченному на пациента, нет альтернативы. Душевные траты врача – сильнодействующее лечение и ничем не заменимое.
«Конечно, ни в коей мере не надо жертвовать наукой, чтобы вернуться к искусству врачевания. Исцеление успешнее всего,
когда искусство врачевания и наука тесно сплетены. Но трудная работа выслушать пациента, требующая полной отдачи интеллекта, интуиции, познания, это первый и главный диагностический инструмент в арсенале медика» – это сказал Бернард Лаун. Его замечательную книгу «Утраченное искусство врачевания» я часто благодарно перечитываю».
Интерес к людям и профессиональное честолюбие, считает врач Бофанова, она переняла у мамы. Ей до сих пор интересно все новое в своей профессии. Она старается посещать гастроэнтерологические симпозиумы, конференции, выступает с лекциями среди врачей области.
Компетентность доктора Бофановой у коллег никогда не вызывала сомнений. Она многие годы входила в аттестационную комиссию Минздрава Пензенской области по утверждению категорий врачей.
* * *
В 2000 г. в России началась модернизация здравоохранения. Отделение гастроэнтерологии больницы № 5 было реорганизовано в городской гастроэнтерологический дневной стационар (находится на ул. Баумана, 65 – «УМ»). Галина Бофанова стала его заведующим.
«Сначала стационар был развернут на 100 коек, – рассказывает она о своем подразделении. – С каждым врачом-ординатором я проводила общие обходы, обсуждала необходимые дообследования, коррегировала лечение.
Несколько лет назад наш дневной стационар стал структурным подразделением ГБУЗ «Городская поликлиника» под руководством главного врача Маркова Владимира Валентиновича.
На сегодняшний день у нас небольшой, но очень хороший сплоченный коллектив. Все работаем очень давно. Мне кажется, у нас получилось стать островком искреннего отношения и соучастия к людям».
Опытного заведующего дневным стационаром неоднократно и настоятельно приглашали начмедом в другие больницы города. Но неизменно получали отказ.
«Я понимала, что уйди я на административную должность – не смогу много времени заниматься своим любимым занятием – врачеванием», – объясняет свой выбор Галина Бофанова.
Она умеет быть твердой. Хотя при первой встрече производит впечатление мягкого человека: звонкий голос, жизнерадостная улыбка, внимательная, участливая.
Но за всем этим – твердый внутренний стержень: «Это от профессии, наверное, идет. Если я что-то считаю правильным для пациента, для работы, меня невозможно уговорить. Я объясню: врачу, медсестре, пациенту. Тактично, но буду стоять на своем».
Умение держать удар – это родительское послание: «Нас папа так учил: чем больше ты расходуешь сил, тем больше у тебя их будет. Я стараюсь и сама этим руководствоваться, и детям своим передать. Надо превозмогать обстоятельства, преодолевать трудности».
Помимо любимой работы, у Галины Бофановой есть любимая семья, которая, к ее большой радости, с годами увеличивается. Подрастают внук и две внучки. И бабушка надеется, что среди внуков и правнуков также прорастет врачебное семя.
А дети Галины Васильевны свой выбор уже сделали.
* * *
Согласно семейной байке, Дмитрий Бофанов проявил склонность к врачеванию еще в раннем детстве.
Когда Диме было 3 года, должна была родиться его сестренка. У мамы начались схватки. Увидев, что ей больно, Дима спросил: «Мамочка, у тебя животик болит?» – «Да, сыночек». – «Выпей уголь – все пройдет».
Сам же Дмитрий Бофанов признается, что в детстве мечтал о небе: видел себя летчиком, как папа. Но в подростковом возрасте его зрение стало ухудшаться, и авиация для него автоматически закрылась.
А если не небо, то что же еще? «Когда все разговоры в семье вокруг медицины – бабушка вспоминает, мама рассказывает, тетя комментирует, пациенты звонят, – то поневоле складывается картина, что это и твой путь. Поэтому выбора особенного и не было», – говорит Дмитрий.
Он так считает.

bofanov dmitriy

Дмитрий Бофанов

Вопрос о специальности для него тоже не стоял. С присущим юности максимализмом молодой человек рассудил, что если уж мужчина идет в медицину, то это должно быть что-то значимое, важное. Поэтому если врач, то только хирург.
А далее в том же духе: если хирургия, то кардио- или нейро. Потому что именно они – ее венцы.
И, правда, какой здесь может быть выбор? Без вариантов.
А раз так, то надо просто готовиться к поступлению в мединститут. И не лить слезы над разбившейся мечтой о небе.
Правда, сначала крепость логических рассуждений проверили на практике. Мама рекомендовала сыну поприсутствовать на операции – протестировать физическую и психологическую выносливость.
Дмитрий сходил, протестировал: было интересно, в обморок не упал, значит, «хочу» и «могу» совпали.
В 2000 г. Дмитрий Бофанов окончил медицинский класс школы № 55 и поступил в только что открывшийся Пензенский мединститут.
В нулевые годы заговорили о строительстве в Пензе федерального кардиоцентра. Дмитрий был в числе студентов, кто подал заявку на изучение сердечно-сосудистой хирургии и по окончании пензенского вуза получил направление в ординатуру Саратов-ского мединститута, поехал обучаться выбранному ремеслу.
Через 2 года, в 2008 г., в Пензе открыли федеральный кардиоцентр.
«С первой своей операции я там», – рассказывает Дмитрий Бофанов.
Первая операция всегда незабываемая.
«Это было маммарокоронарное шунтирование у взрослого пациента, – вспоминает кардиохирург. – Оперировать должен был Владлен Владленович (главный врач кардиоцентра – «УМ»). Но он заходит в операционную и говорит мне: меняемся местами, ты оперируешь, а я помогаю. Представляете, какая это ответственность, когда напротив стоит именитый хирург?»
В пензенском кардиоцентре молодым кардиохирургам фактически пришлось учиться заново: «Здесь нас готовили уже конкретно под себя: под те операции, которые были запланированы в кардиоцентре. Многие из них были уникальными, выполнялись впервые. Саратовский кардиоцентр такие операции не проводил».
Сегодня опыт работы кардиохирурга Дмитрия Бофанова больше 10 лет. Первые пять из них он оперировал взрослых, а последние годы – детей: «Работая во взрослой хирургии, я ходил помогать в детскую. И понял, что хирургия детская подчас на порядок сложнее, чем взрослая, и если ее осваивать, то надо переходить в детство».
Если человек готов и сделал внутренний выбор, шанс не проходит мимо: когда освободилось место кардиохирурга в детском отделении, Дмитрий Бофанов перешел туда. И теперь помогает на операциях во взрослой, потому что ему «кардиохирургия интересна во всех ипостасях».
Количество проведенных операций Дмитрий Алексеевич не считает. В среднем это 2-3 операции в день. По времени и сложности они очень вариабельные: «Никогда нельзя со 100-процентной вероятностью предсказать, как пройдет операция, каков будет ее исход, как будет чувствовать себя пациент.
Операции на сердце длятся, как правило, не менее 2 часов. Самая долгая была 17 часов. При этом 9-10 часов кардиохирург может вообще не отходить от стола. Но, когда ты делаешь операцию, время идет по-другому: иногда часы пролетают, как одна секунда, а иногда – тянутся очень долго».
Кардиохирургия, тем более детская, ремесло ювелирное. Иногда помощь требуется недоношенным детям, вес которых 2300-2600 гр. А теперь представьте, какого размера у такого младенца сердечко. А сосуды?
Конечно, специалистам кардиоцентра помогает умная техника. Но кроме нее кардиохирург должен иметь высочайшую квалификацию, физическую силу, чтобы банально выстоять операцию, и трезвую голову, чтобы в нестандартной ситуации принять решение. Все же медицина – это не точная наука.
«Медицина не математика, – соглашается кардиохирург. – Но большинство патологий описано, для них разработаны алгоритмы. Мы обязаны им следовать. Потому что это законы, написанные кровью.
Но бывает, что все происходит не так, как описано в учебниках. И что-то внутри подсказывает: делай так. Делаешь – и оказывается, что это верно. Интуиция – это тоже расчет: твоих знаний и твоего опыта».
Провести самую трудную операцию проще, считает Дмитрий Бофанов, чем выйти к маме ребенка, которого ты оперировал. Потому что операция – это, в общем-то, алгоритм. А мамы, чей ребенок лежит на операционном столе, алгоритмов не признают, их захлестывают эмоции. Даже если операция прошла в штатном режиме.
К сожалению, медицины не бывает без смертей и осложнений. Но все же хорошие новости приходится сообщать чаще, говорит кардиохирург.
– Ваша профессия очень затратная. Где вы заряжаетесь, черпаете силы? – спрашиваю я.
Дмитрий Алексеевич улыбается мне фирменной династической улыбкой:
– В своей семье. Большой и маленькой.
Его «маленькая» семья – это дочь, сын и супруга Наталья – врач-невролог, кандидат медицинских наук, преподаватель кафедры неврологии Пензенского медицинского института.
Всех же членов «большой» семьи кардиохирурга придется перечислять долго. Это не только его родительская семья, но и семьи дяди, тети, двоюродные братья и сестры…
А мы еще не рассказали о его родной сестре.
* * *
Елена Лаптева – самый молодой врач этой династии. И, пожалуй, у нее самая лучезарная улыбка. С одной стороны, улыбка не имеет прямого отношения к профессиональным навыкам врача, а с другой…
Если лечащий врач умеет так улыбнуться пациенту, тот самый психотерапевтический контакт с ним ему обеспечен.
Для пациентов Елены Лаптевой психотерапевтический эффект от общения с врачом особенно актуален: она, как и ее мама Галина Бофанова, гастроэнтеролог. А многие болезни ЖКТ, как известно, связаны с работой нервной системы.

bofanova lapteva

Елена Лаптева

Бог не обошел Елену способностями. Что, впрочем, ожидаемо в такой семье. В детстве у девочки были английский язык, бальные танцы в ансамбле «Сурские ритмы», математический класс, олимпиады, школа с медалью.
Медицина начала перебарывать все остальное в 9-м классе, когда Елена решила выступить на школьной конференции с докладом о язвенной болезни.
Школьники завороженно слушали про «перфорацию», «пенетрацию», «осложнения»…Может быть, тогда эти слова заворожили и Елену?..
«Мы думали, может, хоть кто-то в нашей семье станет финансистом, но нет. Ленуся сказала: буду поступать в медицинский», – вспоминает Галина Бофанова.
В 2009 г. Елена окончила Пензенский мединститут по специальности «лечебное дело», затем клиническую интернатуру по терапии, прошла первичные специализации по ультразвуковой диагностике и гастроэнтерологии в Москве.
А набираться практического опыта пришла в гастроэнтерологический дневной стационар больницы № 5.
«То, что работаешь в подчинении у мамы, конечно, накладывает отпечаток: ни в коем случае нельзя подвести ее как руководителя. Ты должна все и всегда делать правильно: вовремя приходить на работу, назначать верное лечение, доброжелательно разговаривать с пациентом, оформлять все документы, соблюдать все регламенты…», – рассказывает Елена Лаптева.
Но все это перекрывает огромный плюс: с мамой всегда можно посоветоваться.
Что касается практических навыков, то один из ближайших родственников Елены уже проверил на себе, как врач Лаптева владеет УЗИ.
У него начались сильные боли в животе. Сделали УЗИ, опытный специалист ничего опасного не обнаружил. Но боль не проходила.
Повторное УЗИ делала Елена. Вердикт – два камня в желчном пузыре. Точку в этом споре результатов поставила МРТ, подтвердившая заключение доктора Лаптевой.
Профессиональную манеру, признается доктор Лаптева, она переняла у мамы: «Прежде всего, это доброе отношение к пациенту. Гастроэнтерологические пациенты особенные: к ним нужен психологический подход, с ними обязательно нужно поговорить, прислушаться к ним, а не просто назначить лекарства по стандарту.
Осмотр должен быть полный. И если это стационар, нужно каждодневно наблюдать за ними.
Поскольку видела, как мама тщательно объясняет пациентам, стараюсь делать так же: почему возникает изжога, например, чем это опасно, как действуют лекарства, почему их нужно принимать до еды или после. Когда пациенты все это понимают, это очень помогает выздоровлению».
С октября 2016 г. врачебную деятельность Елена Алексеевна совмещает с преподавательской – она ассистент кафедры «Терапия» Пензенского государственного университета, руководит которой д. м. н., профессор Валентин Олейников.
Преподаватель Лаптева готовит лекции с данными современных направлений в медицине, курирует больных в дневном гастроэнтерологическом стационаре, осматривает пациентов с коморбидной патологией, участвует в консилиумах с врачами-ординаторами.
Студенты любят молодого педагога, под ее руководством осматривают сложных пациентов и иногда даже просят проконсультировать себя и своих родственников с различной патологией.
Елена, как и ее мама, отличница по жизни. Она успевает все: работать врачом в многопрофильной медицинской клинике, быть женой и мамой дочки Машеньки, а также готовиться к защите в ближайшее время диссертации на звание кандидата медицинских наук.
И каждой из этих ролей она отдается с полной отдачей.
Кстати, о ролях.
* * *
Герои нашей публикации не только врачи. Каждый из них еще и мама, папа, бабушка, брат, муж, дочь, сын... И эти роли важны для них не меньше, чем профессиональные.
Члены этой «большой» семьи (в терминологии Дмитрия Бофанова) даже живут рядом – на Южной Поляне. Есть и летняя резиденция – дом в Золотаревке, в котором рады всем.
«Когда мы собираемся нашей большой семьей, это для всех отдых. Это положительные эмоции, которые заряжают. Работа у всех ответственная, затратная. Поэтому мы ждем совместных праздников, чтобы пообщаться, отдохнуть. Вместе нам всегда хорошо и весело.
Если же вдруг у кого-то проблемы, мы тоже вместе. Каждый обязательно звонит и спрашивает, чем помочь», – рассказывает Дмитрий Бофанов.
Быть большой семьей, поддерживать тесные отношения с родственниками, это выбор. Делают его далеко не многие. А может быть, просто не у всех получается? Потому что для этого должен быть центр притяжения – люди, энергии которых хватит, чтобы светить всем.
Героям нашей публикации энергии не занимать. И это все-таки дар. А быть счастливыми – их выбор.
Потому что счастье приходит к тем, кто не плачет над разбившимися ожиданиями, а делает то, что может, с тем, что имеет, там, где он сейчас.


Прочитано 814 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту