Соборная мечеть в Пензе как точка кипения пассионарности

A A A

23 марта в Пензе произошло событие, которое всколыхнуло мусульманскую общественность, вызвало в ее среде всплеск эмоций, а среди мыслящей части региональной элиты породило толки и домыслы. Событие получило широкую огласку в информационном пространстве. По поводу него были размещены тексты и комментарии в интернете.
Учитывая близость темы читателям «Улицы Московской», попробую дать тот взгляд на событие, который формировался у меня на протяжении последних 20 лет. Ибо событие на самом деле – лишь
эпизод в том процессе, что происходит в мусульманской общине Пензенской области в постсоветское время.

Суть дела, на первый взгляд, очевидна и проста.
23 марта в одном из помещений Дома молодежи (территория, подведомственная Правительству Пензенской области) прошло собрание прихожан Пензенской соборной мечети (той, что на перекрестке улиц Бакунина и Урицкого), на котором по инициативе председателя общины Джафяра Куряева было принято решение о выходе из подчинения Совету муфтиев России и переходе под юрисдикцию Центрального духовного управления мусульман Пензенской области.
muslim1

Джафяр Куряев (слева) и Ислям Дашкин,
сентябрь 2016 г.

В собрании приняло участие 28 человек из 48 членов общины. Решение о переходе в ЦДУМ принято 21 голосом при пяти голосах против и двух воздержавшихся. Если учесть, что серьезные вопросы в мусульманской общине принимаются 2/3 голосов, то 21 голос в поддержку предложения Джафяра Куряева – это даже чуть больше.
Это решение, точнее даже, первоначально обстоятельства, при которых состоялось собрание, вызвало недовольство членов другой мусульманской общины, которые находятся под юрисдикцией Совета муфтиев России.
Если верить тому, что представлено на этот счет в интернете, Джафяр Куряев известил о внеочередном собрании членов своей общины 23 марта на полуденном намазе и назначил время – 17 часов – и место – Дом молодежи (не мечеть).
Претензия к нему кажется вполне оправданной: трудно людям быстро собраться и приехать ко времени, особенно если уважаемый человек в это время находится в Москве или в Сочи.
Да и правительственный объект не лучшее место для решения конфликтных вопросов между представителями различных течений внутри одной конфессии.
Но, очевидно, вопрос уже назрел или даже перезрел. Ибо, как видно из сообщений в интернете, Джафяр Куряев уже пытался провести подобное собрание еще в декабре 2018 г., но его противники помешали. А 14 марта участники конфликта были приняты председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином, и Джафяр Куряев был на него приглашен, но, будучи в этот день в Москве, он проигнорировал приглашение.
Читатели «УМ» понимают, что за конфликтом между мусульманами, которые хотят оставить соборную мечеть в муфтияте, подведомственном Равилю Гайнутдину, и мусульманами, которые полагают для себя целесообразным входить в состав местного муфтията, стоят (или лежат) деньги.
Именно денежные потоки, которые собираются на почве хозяйственной деятельности соборной мечети (а у нее есть земельный участок, на котором располагается вещевой рынок) и которые в перспективе будут собираться после того, как будет введена в строй новая большая мечеть, что строится на пр. Победы, лежат в основе конфликта.
Кто и в чьих на самом деле интересах будет извлекать выгоду из этих денежных потоков?
В отличие от Татарстана, где один муфтият на всю республику, в Пензенской области существуют три муфтията, хотя при населении меньше 1,5 млн человек численность приверженцев ислама составляет порядка 6%, или примерно 80-90 тысяч человек.
Естественно, что ресурсов мало. На всех, кто желает заработать на почве духовно-религиозной деятельности, не хватает.
Естественно, что лидеры мусульманских общин Пензы вступают в контакт с лидерами аналогичных течений в Татарстане и в Башкортостане и благодаря им, а в иных случаях и минуя их, имеют контакты с представителями мусульманской общественности Востока. Не только Средней Азии, но и Ближнего Востока. Отдельные молодые люди получают возможность поехать для изучения Корана в университеты Саудовской Аравии.
Вернувшись на родину, они сохраняют контакты со своими новыми друзьями и черпают от них свежую религиозную литературу. Которая на поверку оказывается порой не соответствующей законодательству Российской Федерации.
И тут на самом деле вопрос о деньгах плавно перетекает в вопрос о влиянии, которое следует за деньгами, а порой, напротив, предшествует получению денег.
Любой спонсор знает, что деньги стоит давать тем, кто уже приобрел авторитет и способен их отработать.
Если посмотреть на три муфтията, что существуют на территории Пензенской области, то исторически первый – это муфтият Юнкиных, базирующийся в Кузнецке и вокруг него.
Официальное наименование – Региональное Духовное управление мусульман (РДУМ), долгие годы его возглавлял Адельша Юнкин, авторитетный среди мусульман и признанный властями. Одно время он входил в состав Общественного совета при Управлении МВД Пензенской области.
В 2011 г. на посту председателя его сменил сын – Абубякяр Юнкин, 1976 года рождения, уроженец
с. Средняя Елюзань, получивший духовное образование сначала в Турции, затем в Тунисе и Саудовской Аравии.
Второй муфтият – это Духовное управление мусульман Пензенской области, находящееся под юрисдикцией Совета муфтиев России.

muslim unkin

Абубякяр Юнкин

С 2011 г. его возглавляет Ислям Дашкин, 1978 года рождения, он уроженец с. Средняя Елюзань, выпускник татарско-арабского колледжа в Ульяновске (1999 г.), обучался в 1999-2004 годах на факультете исламского права Мединского исламского университета (Саудовская Аравия).

muslim dashkin

Ислям Дашкин

Под юрисдикцией ДУМ находятся общины, расположенные преимущественно на территории Городищенского района, прежде всего в с. Средняя Елюзань, которое является самым крупным татарским селом в Европе: порядка 10 тысяч жителей. Здесь под контролем ДУМ 8 мечетей из существующих десяти.
Наконец, третий муфтият, Центральное духовное управление мусульман, существовало первоначально как филиал или подразделение муфтията Равиля Гайнутдина, но с октября 2018 г. существует как независимая от Москвы структура. Лидер ЦДУМа – молодой муфтий Асият Уразаев. К сожалению, про него в интернете отсутствует информация биографического характера.

muslim urazaev

Асият Уразаев

Так вот к нему и перешла община Соборной мечети.
И тут возникает вопрос: а почему именно под юрисдикцию Асията Уразаева? Почему не в Региональный ДУМ к Абубякяру Юнкину?
Абубякяр Юнкин – весьма уважаемый человек: член Общественной палаты Пензенской области, член Консультативного совета при губернаторе по взаимодействию с мусульманскими религиозными и общественными организациями.
В июне 2017 г. защитил в Пензенском педагогическом институте дипломную работу «Роль ООН в урегулировании Палестинского вопроса». Кажется вполне договороспособным человеком.
Вообще, если посмотреть на фото Абубякяра Юнкина, Асията Уразаева, Исляма Дашкина и Джафяра Куряева, что представлены в интернете, то, конечно, самым волевым, твердым, жестким выглядит Джафяр Куряев. Видно, что это натура решительная, пассионарная. И в силу его характера и опыта им трудно руководить со стороны.
«Улице Московской» известен такой конфиденциальный факт из биографии Джафяра Куряева. Когда приступили к ремонту, фактически к новому строительству здания драматического театра, нужно было протянуть кабель от подстанции, что стояла на участке, принадлежащем соборной мечети.
Так вот Джафяр Куряев поначалу крепко воспротивился. И пришлось видным людям в правительстве, апеллируя к авторитету губернатора Бочкарева, убеждать Джафяра Куряева пойти навстречу просьбе губернатора.
Не очень-то сговорчивый человек этот Джафяр Куряев.
Понадобились, наверное, очень весомые аргументы, чтобы он риск-нул своим авторитетом и вышел из-под юрисдикции Равиля Гайнутдина, чтобы тут же перейти под юрисдикцию пока еще малоавторитетного Асията Уразаева.
И тут придется затронуть тему, с которой хотел было начать. В самом общем виде это тема пассионарности.
Если я верно прочитал книгу Льва Гумилева «Древняя Русь и Великая Степь», то пассионарность – это сброс или выплеск избыточной агрессии, когда племя или этнос совершает набег на соседнее племя или этнос, пусть даже находящиеся на расстоянии сотен и тысяч километров, завоевывает и подчиняет себе территорию (убивая при этом многие тысячи мужчин), оплодотворяет женщин этого племени или этноса.
Если посмотреть на историю территории, именуемой ныне Россией, то длительное время сначала славянские племена пассионарно друг друга вырубали и оплодотворяли, а потом к этому процессу присоединились татаро-монголы. После многих столетий полувражды-полуродства сложилось такое положение вещей, при котором в Пензенской области дружно сосуществуют русское и татарское население.
Никакого взрыва пассионарности в нашей области пока не видно. Но есть геополитика. И Россия старается в этой геополитике проявлять себя.
Успехи в Сирии привели к тому, что часть бойцов, сражавшихся против правительственного режима Ассада, перебрались в Среднюю Азию и на Кавказ, откуда, собственно, эти люди родом.
В силу демографических и экономических обстоятельств, этим людям некуда деть свою избыточную агрессию. И очень вероятно, что они будут стремиться к тому, чтобы обрести себя в России – в стране с огромными и не обжитыми до сих пор территориями. Не только в Сибири, но и в той же Саратовской или Воронежской областях. Вероятнее всего, что эти потоки мигрантов будут разделены на три категории: люди с деньгами, люди с мозгами, люди с руками.
Но в любой из этих групп могут оказаться люди, склонные к силовым методам решения вопросов по присоединению или отжатию собственности.
И, наверное, наши власти просто боятся того, что местом притяжения для мигрантов с агрессивной натурой станут мечети или общины, возглавляемые такими же молодыми и честолюбивыми муфтиями и имамами.
Конечно, боятся проникновения в мирные села людей с оружием. Помнится, что информация о том, что на территории одного из районов области работают лагеря, в которых обучают боевиков для Чечни (кажется, то был 2001 год), произвела соответствующее впечатление на местную элиту.
На мой взгляд, самое верное решение, если иметь в виду опыт предшествующих 150 лет, это политика открытых дверей в отношении Средней Азии и Кавказа. Но при соблюдении определенных условий, чтобы не ущемлялись национальные интересы населения России. Впрочем, наверное, это тема отдельной публикации, вернее даже тема для публичной дискуссии.
Вернемся к названию. Почему все-таки «Соборная мечеть Пензы как точка кипения пассионарности»?
Думаю, при отсутствии пока волн пассионарности, которые могут идти в Россию из арабского мира, вокруг выхода соборной мечети из-под юрисдикции Союза муфтиев России произошло небольшое кипение.
И, судя по фотографии, которая зафиксировала столпотворение людей при входе в помещение, где Джафяр Куряев проводил свое «секретное», по версии его оппонентов, собрание членов общины соборной мечети, в телах людей присутствует напряжение. Которое можно оценить и как агрессию, или признак пассионарности.
И участие бойцов ОМОНа в предотвращении возможного конфликта между сторонниками Джафяра Куряева и его противниками тоже характеризует ситуацию как сверхнапряженную.

muslim omon

Бойцы ОМОНа противодействуют  попыткам оппонентов Джафяра Куряева проникнуть на «секретное» собрание общины Пензенской соборной мечети, 23 марта 2019 г.

«Улица Московская» готова развивать тему пассионарности применительно к нынешней общественно-политической и духовной ситуации в Пензенской области.
Полагаю, что на самом деле коренному населению области, русским людям, пассионарности как раз и не хватает. Чтобы двигать новую волну перемен, в которых область так нуждается.
Фото из интернета

Прочитано 1292 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту