Перечитывая Блона

A A A

«Всё началось с того, что нас стало слишком много… По подземным ходам двигались целые потоки леммингов… Все были постоянно взвинчены, раздражены. Каждая встреча оборачивалась ссорой. Вместо того чтобы потереться дружески носами, мы толкались, кричали, плевали друг другу в лицо, дрались… Жить в нашем городе стало совсем невыносимо, все мы хотели только одного… уйти… Неожиданно из толпы… выскочил один самец… Пример его произвел немедленное действие. За ним сразу побежали четыре лемминга, потом десять, тридцать… и мы скатываемся огромным бурным потоком, настоящей рекой», – так французский писатель Жорж Блон описывает начало массового исхода леммингов («Великие кочевья», М., «Мысль», 1975 г., с. 135-139) – одного из тех, которые заканчиваются самоубийством миллионов крохотных и кротких животных в волнах ближайшего моря.


Наука не может объяснить этот феномен. Не  может она объяснить и другие феномены. Например, почему в средневековой Европе мужчины начинали массами истреблять женщин, обвиняя их в ведьмовстве?
Или почему люди, воодушевленные идеей переустройства общества на новых и светлых социальных началах, вдруг ввергают самих себя в такую круговерть репрессий, в которой гибнут миллионы как раз тех, кто мог бы этому переустройству быть максимально полезен?
И эти несколько строк из книжки Жоржа Блона приведены по одной простой причине: скажите, когда вы читаете их, вам не кажется, что всё это уже знакомо? Что и безумный бег леммингов к морю, и охота на сайлемских ведьм, и якобинский террор, и сталинские репрессии – явления одного порядка? Не столько социального, сколько биологического? Не столько психологического, сколько рефлекторного?
Конечно, разница между леммингами и людьми есть. Первый выскочивший из норы лемминг по благородным законам природы первым и гибнет. Тот, кто заводит маховик репрессий, пересаживается из кабинета в кабинет, по пути придумывая научные обоснования происходящего и присваивая себе ордена и регалии.
И, разумеется, в человеческом обществе не в «перенаселенности» дело. Перед тем, как писать эту статью, просмотрел еще раз «Сталинские расстрельные списки», изданные «Мемориалом» (2013г., руководитель проекта – Я. З. Рачинский).
Поразился, сколько в них знакомых фамилий. Неужели, скажем, организаторам пензенских «Сталинских чтений» не приходит в голову, что, идя по улицам Пензы, они на каждом третьем шагу смотрят в глаза потомку тех, кто был невинно расстрелян? Замучен в лагерях?
Зачем непременно нужно раскручивать сталинский бренд? Неужели грамотные люди, историки, юристы по образованию, не понимают, что подталкивают таким образом общество к очередной полпотовщине?
Понятно, что заниматься уставными задачами партии – защитой прав трудящихся и т. д. – сложно. Да и скучно, наверное.
Но если уж так хочется подменить эту работу брендотворчеством, нарабатывать на нём авторитет, почему бы не обратиться, скажем, к образу Ленина? Бухарина?
Но инициировать «бег леммингов в море», апеллируя к разуму, нельзя. Нужна апелляция к чему-то более тёмному, первобытному, инстинктивно-рефлекторному.
Те обезьяны, от которых мы произошли, были слабыми животными. У них не было клыков и ногтей для того, чтобы охотиться на равную себе дичь. Чтобы получить необходимую для развития мозга белковую пищу, им приходилось прибегать к каннибализму. Другого пути к выживанию у них не было: мозг этих обезьян был их единственным конкурентным преимуществом в животном мире.   
С тех пор минули тысячелетия. Человеку сейчас ничего не стоит не то что убить слона – он в одиночку без труда перестреляет всё слоновье стадо. Но где-то в самом тёмном и глубоком уголке подсознания продолжает храниться мысль о том, что охота на себе подобных – условие выживания.
Имя вождя, готового возглавить такую охоту, вызывает жутковатый священный трепет. И миллионы леммингов в этом трепете готовы броситься хоть в огонь, хоть в воду.
Этот манипулятивный прием хорошо известен и неоднократно описан в психологической литературе.
Другой вопрос, стоит ли его эксплуатировать образованным людям? Тем более юристам, историкам? Да еще вместо реализации уставных целей своей партии?
Алексей Борисов, вольный мыслитель

 

Прочитано 619 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту