Анатомия лжи

A A A

Вспышка COVID-19 в России гораздо значительнее, чем признаёт Кремль. Как и её советская предшественница, система Владимира Путина погрязла во лжи.

Россия гораздо успешнее, чем Запад, борется с COVID-19 благодаря своей превосходной системе здравоохранения и отличному руководству. Несмотря на один из самых высоких уровней заражения в мире, уровень смертности от этого заболевания в этой стране в 7 раз ниже, чем в большинстве других государств. Это если верить русской официальной статистике.
Но ей доверяет мало кто из специалистов.
Официально в России зарегистрировано уже более 300000 случаев заболевания COVID-19 и 2900 случаев летального исхода. Следовательно, в России умирает от этой болезни менее 1% пациентов, тогда как в Германии – 4,5%, а в Британии – 14%.
При этом в России смертность среди медиков, находящихся на переднем крае борьбы с пандемией, в 16 раз выше, чем в других странах.
Несмотря на это, 11 мая русский президент Владимир Путин объявил о прекращении периода «нерабочих дней».
Такой эвфемизм здесь использовался для обозначения общенационального карантина, который официально в России не объявлялся.
Хотя Путин и переложил ответственность за сохранение ограничений на региональные власти, такое решение призвано было продемонстрировать, что для России самое худшее уже позади.
«Сегодняшний день показывает, что качество медицинской помощи выше намного, чем в Соединённых Штатах Америки. В 7,6 раза меньше смертность. Друзья мои, ну, мы должны это признать и сказать спасибо врачам, президенту страны. Он круглосуточно занимается вопросами спасения жизней и оказания помощи людям», – заявил председатель Государственной Думы Вячеслав Володин.
Русское правительство расстроилось, когда в тот же самый день The Financial Times сообщила, что подлинный уровень смертности на 70% выше, а The New York Times процитировала специалиста, заявившего, что он может быть в 3 раза выше официальных значений.
Эти цифры были получены, исходя из данных о значительном росте общей смертности населения. Один из депутатов Государственной Думы потребовал, чтобы у этих журналистов была отозвана аккредитация. Рупоры кремлёвской пропаганды осудили то, что они назвали срежиссированным нападением Запада на Россию.
Тем временем некоторые русские врачи пишут в социальных сетях, что их заставляют занижать число умерших от COVID, учитывая только тех, кто умер непосредственно от этого заболевания, и не учитывая тех, у кого были хронические болезни, которые мог обострить вирус. Родственники жертв возмущены.
Подозрения усиливаются благодаря невероятным данным, предоставляемым некоторыми регионами. Например, в Краснодарском крае с населением в 5,2 млн человек ежедневное число новых заражённых в последние две недели не выходит за рамки узкого коридора в 96-99 человек. Статистически это крайне маловероятно.
Из ряда других регионов поступает не менее странная статистика. Она показывает, что число вновь выявленных заражённых в региональных столицах и на остальной территории регионов меняется в противоположном направлении. Таким образом, две тенденции уравновешивают друг друга, и по региону в целом получается прямая линия на графике.
Официальные цифры рассказывают не столько о COVID-19, сколько о русской политической системе, которая, как и её советская предшественница, насквозь пропитана ложью. При анализе результатов выборов в России получаются столь же странные графики.
Многие русские спортсмены во время зимней Олимпиады в Сочи в 2014 г. принимали допинг, а их мошенничество прикрывалось с помощью тайной подмены образцов мочи, чему потворствовали официальные лица.
Константин Сонин из Чикагского университета говорит, что проблема заключается не в том, что Кремль скрывает или искажает данные. У него у самого их нет.
Большинство руководителей регионов не ответственно перед своими избирателям. Их статус и получаемые ими средства зависят только от Кремля. Поэтому они посылают туда приукрашенные отчёты, цифры в которых должны соответствовать ожиданиям национальных властей. Цель – понравиться президенту, а не людям.
«Кремлю даже не надо говорить им, какие цифры должны быть в отчёте; они и так знают, что хотят услышать в Кремле», – утверждает он.
В последние недели русское государственное телевидение представило прекрасную иллюстрацию этой системы. На Западе чиновники, по меньшей мере, пытались взаимодействовать с избирателями и средствами массовой информации.
По русскому телевидению люди могли увидеть, как чиновники отчитывались в режиме видеоконференции перед самоизолировавшимся Путиным. Экран напоминал иконостас в русских православных церквях: в центре было большое изображение Путина в окружении небольших изображений 12 «апостолов».
Впрочем, этот старательно созданный образ начинает разрушаться. В последние недели уровень одобрения деятельности Путина упал до исторического минимума.
17 мая министр здравоохранения Дагестана – 3-миллионной республики на Северном Кавказе – сказал местному блогеру, что подлинное число заражённых в регионе в 4 раза превышает официальные данные, что вспышка воспаления лёгких унесла жизни не 27, как официально сообщалось, а 657 человек. От неё умерли 40 медиков.
Путин обвинил граждан в попытках самолечения на дому.
Некоторые крупные города ведут себя более открыто, чем Кремль. Москва признала, что подлинное число случаев заражения значительно выше, чем сообщалось официально, и продлила карантин.
Поведение Кремля во время кризиса в чём-то напоминает то, как скрывали информацию о катастрофе на Чернобыльской АЭС. Тогда это подвигло советского лидера Михаила Горбачёва на начало кампании гласности, т. е. большей открытости.
«Вся система пропитана духом подхалимства, преследования инакомыслящих, клановостью, показухой. Мы должны положить конец всему этому», – говорил тогда Горбачёв на заседании Политбюро.
Путин, который начал своё президентство 20 лет назад с сокрытия обстоятельств гибели подводной лодки «Курск», твёрдо намерен не повторять опыт с гласностью, которая помогла сокрушить всю систему.
The Economist,
23 мая 2020 года.

Прочитано 895 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту