Спасателей во власти больше нет

A A A

В связи с откликами на статью «Комитет общественного спасения: вариант для Пензы» («Улица Московская», выпуск от 8 мая), публикуем взгляд на тему исполнительного директора Пензенского регионального общественного благотворительного Фонда «Гражданский Союз» Олега Шарипкова.

sharipkovКогда я увидел статью о Комитете общественного спасения, мне показалось очень смешным, что на фото в основном угрюмые номенклатурные лица – и вдруг я среди них затесался.
Никакого комитета тут нет, никто никого спасать не собирается.
Каждый из указанных в качестве кандидатов в такой комитет персонажей решает свои очень узкие задачи, зарабатывает себе лично и своему ведомству какие-то очки. Может, за исключением нескольких предпринимателей, которые по-прежнему как работали, так и работают, зарабатывают прибыль, иногда, возможно, что-то жертвуют, в том числе некоммерческим организациям, и делают что-то хорошее.
Среди сегодняшних чиновников я не вижу тех, кто мог бы заниматься общественным спасением, а среди бывших могу назвать Юрия Кривова и Владимира Анисимова, с ним мы до сих пор работаем.
Таких чиновников всегда было немного, а сейчас отрицательная селекция дает свои плоды. Спасателей во власти больше нет.
Был Бочкарев. Он утаптывал вокруг себя поляну, чтобы быть мудрым и великим, а вокруг дураки. Потом он неожиданно уходит, и у этих дураков появляется власть. А им тоже надо выглядеть на фоне чего-то, окружение себе соответствующее подобрали.
Когда псевдо-СМИ после очередной губернаторской планерки печатают умные мысли великих людей, они про маркетинг разговаривают, советы предпринимателям дают, рассуждают о театре, культуре, образовании, читаешь и думаешь: это же бред, им молчать нужно, чтобы видимость ума сохранить.
Дурь выставляется напоказ, и считается, что это смело и самобытно. Странички чиновников в соцсетях – шедевры по дури. Скорее всего, их никто не читает и не лайкает кроме подчиненных, потому что это чистый формализм.
Мы – крупнейший в области общественный фонд. За последние 5 лет мне из правительства звонили от силы два раза по странным поводам.
Нам туда звонить смысла нет. Решить они ничего не могут, ресурсов, необходимых нам, у них просто нет. Был лет 7 назад опыт: пришел к одному чиновнику, он говорит: слова все знакомые, пытаешься понять, а там смысла нет. Раз послушал – достаточно. Нет резона взаимодействовать.
По заказу местного правительства, по сути, нас назначили иностранным агентом. Все эксперты склоняются к мысли, что это был сговор чиновников из правительства, минюста, Тузова, они вместе разыграли эту ситуацию.
В результате за 2019 г. мы потеряли 9 млн руб. Для некоторых наших партнеров было неприемлемо, что у нас есть статус иностранного агента, они находили в этом риски для себя.
Но девяти миллионов лишились не сотрудники нашего фонда, а Пензенская область. И не только в виде налогов.
Сейчас мы занимаемся закупками для больниц оборудования, средств индивидуальной защиты, других необходимых вещей.
На потерянные миллионы могли бы всего этого больше купить и передать.
То есть, по сути, власть выстрелила себе в ногу.
Сейчас одна наша жалоба уже находится в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Мы прошли все местные инстанции, подали жалобу в ЕСПЧ, который признал ее годной для рассмотрения.
Мы не сомневаемся, что нам присудят компенсацию и бюджет России выплатит нам сумму от 10 до 20 тыс. евро, потому что суды выносили неправовые решения.
По России мы известны как центр знаний по целевым капиталам. Это специальная технология, которая позволяет разным общественным организациям работать без дополнительных источников финансирования.
Один раз накопил – управляющая компания управляет этими средствами, и тебе направляет проценты – суммы, которые не облагаются налогами, – и ты на них живешь. НКО все эти деньги вкладывает в свою деятельность.
Мы одними из первых сделали такой целевой капитал у нас, в Пензе, и теперь рассказываем, как его правильно создавать.
Помимо этого у нас есть местные гуманитарные программы. Одна из них – «Родник надежды», работает с 2005 г., направлена на помощь детским отделениям больниц. Сейчас обрела второе дыхание, потому что в связи с ситуацией, вызванной коронавирусом, самого необходимого еще острее не хватает.
С 2013 г. работает программа помощи пожилым людям, которая называется «Дети войны». Мы находим людей, которые пострадали от фашизма в детские годы и сейчас проживают в Пензе и области.
Это люди, которые были на оккупированной территории, в плену, в блокадном Ленинграде, которых угоняли в Германию на принудительные работы. К ним, конечно, присоединяются те, кто был ребенком в годы войны. Сейчас 1300 таких людей мы нашли. Кто-то более активный, кто-то менее.
До эпидемии мы еженедельно проводили для них встречи, на каждую приходили больше 100 человек в возрасте 75+. Они между собой разговаривали, мы для них приглашали психологов, геронтологов, других людей, которые могли облегчить им жизненную ситуацию, вернуть смысл в жизни.
Договаривались с музеями, театрами, организаторами концертов и выставок, чтобы их бесплатно пускали.
Сейчас нам пришлось эту программу срочно переформатировать на прямую адресную помощь. Подключили волонтеров из других организаций, из числа предпринимателей, которые развозили нашим подопечным маски, антисептик, перчатки одноразовые.
Во время первой недели самоизоляции у многих был шок, состояние запуганности, у некоторых деньги кончились, а поступают они не на карточку, а сберкнижку. Надо выходить, а офисов банков работало 2-3 на весь город. Мы помогали и такие проблемы решать.
Сейчас придумали технологию, позволяющую пожилым людям продолжать собираться для общения. Компьютером или смартфоном из них мало кто владеет. Мы придумали штуку, которую назвали аудиочатом.
Приобрели длинный номер, позвонив на который и проделав несложные манипуляции, человек попадает в общее аудиопространство. Там наш координатор, сидя у компьютера, видит, кто зашел, следит за общением, чтобы друг другу не мешали. Приглашаем специалистов, ведущих занятия.
Люди очень рады. На последнюю такую встречу «зашли»70 человек. Целый час они слушали психолога, который объяснял и рассказывал, оказывал моральную поддержку, старался улучшить их психологическое состояние.
Технология дорогая, за полмесяца пришлось заплатить 36 тыс. руб. Но оно того стоит, потому что люди стали живее откликаться, охотнее общаться. Сейчас такие встречи проводим дважды в неделю.
Местные предприниматели нам помогают. На эту программу перечислили больше миллиона рублей, на программу «Помощь в трудных жизненных ситуациях» – 300 тыс. руб.
Сейчас ищем деньги, занимаемся закупками и напрямую передаем медицинское оборудование (маски, градусники, тонометры, кварцевые облучатели, рециркуляторы, ИВЛ и др.) и средства индивидуальной защиты (СИЗ) для пензенских больниц. На это мы уже потратили 500 тыс. своих средств и более 1 млн привлеченных.
На этой неделе открываем программу лекарственного обеспечения наших подопечных – детей войны: в месяц 100 человек будут получать необходимые им лекарства, каждый получит их примерно на 1000 рублей.
Правление и попечительский совет нашего фона придерживаются мнения, что средства благотворителей не стоит тратить на то, что и так должно быть в больницах, что должно обеспечивать государство.
Но в нынешних условиях мы покупаем и развозим оборудование и расходные материалы для больниц.
Сейчас в одну из больниц едет комплекс для реанимации с функцией вентиляции легких, на днях получим большое количество разных СИЗ, которые и в районные отдаленные медучреждения разошлем.
Когда ситуация с коронавирусом развернулась, мы свой мониторинг провели, в какой больнице чего не хватает. По его результатам и начали все закупать.
По результатам мониторинга выяснилось, что у главврачей рот закрыт – они бенефициары этой системы.
Показательным был такой эпизод. Приехали с нашим председателем правления Игорем Зайдманом в одну из больниц, привезли маски и антисептики. Созвонились, не заходим, ждем на крыльце. Выходит главврач в респираторе FPP3, который вообще сейчас не достать ни за какие деньги. Поздоровался, узнал, зачем мы приехали, и уехал.
Вышли врачи и медсестры – все в повязочках. Мне глаз резануло. Главврач вряд ли с больными работает, следовало бы респиратор врачу отдать.
Разговариваю с одной больницей, говорят: все есть. Уточняю: значит, ничего не надо? Тут же ответ: как не надо, везите, конечно!
От людей и от руководства конкретного учреждения много зависит. Есть больницы, в которых мне ответили, что предвидели сезонный рост заболеваемости в связи с гриппом и заказали большое количество всего необходимого, ни в чем не нуждаются.
Обзванивали службы соцзащиты, предлагали маски для подопечных пожилых людей. Из четырех отделов Пензы только один получил у нас маски и разнес их.
Мы не хотим и не будем подменять собой государство, мы платим налоги в полном объеме. Несмотря на это, на конец мая уже 2 млн 300 тыс. руб. мы вложили в наше здравоохранение, потому что хотим сохранить здоровье наших граждан.
Полезных ископаемых и крупной промышленности в Пензенской области нет, наша опора – малый и средний бизнес, 60% которого в связи со сложившейся ситуацией может погибнуть.
У нас в области зарегистрировано больше 1800 некоммерческих организаций, в которых, соответственно, трудоустроено не меньше 4000 человек, у каждой из них есть свои благополучатели, если власть не поддержит сейчас НКО, уровень благосостояния большой части населения упадет.
Теоретически Комитет общественного спасения можно делать только из предпринимателей и представителей НКО, которые умеют трудиться, отвечают за свои решения своими деньгами, платят налоги и понимают, как устроить горизонтальное взаимодействие внутри системы.
Записала
Екатерина КОМОВСКАЯ

Прочитано 900 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту