Самое читаемое в номере

Дым. Пока без огня

A A A

Уже больше года продолжается конфликт жителей дома № 40 по пр. Строителей и владельцев кальянной «Дым», расположенной в пристрое к этому дому. Жильцы жалуются на шумную музыку по ночам («Дым» работает с вечера до раннего утра) и на беспорядки, которые устраивают посетители данного заведения. Властные и контрольные органы отвечают на эти жалобы в основном отписками.
Однако эта история далеко не так проста, как кажется на первый взгляд: правых и виноватых в ней определить очень и очень нелегко.


kalyan

Жильцы
Кальянная «Дым» работает в пристрое дома № 40 по пр. Строителей (рядом со Сбербанком) уже довольно давно. За последнее время это заведение успело сменить и статус (теперь оно именуется арт-кафе), и владельца, и формат. Однако деятельность свою «Дым» продолжает до сих пор и закрываться вроде бы не собирается.
Ульяна Колесникова – житель квартиры № 1 дома № 40 – как раз желает того, чтобы «Дым» прекратил свою деятельность или хотя бы перестал работать по ночам. Уже много месяцев подряд она ведет борьбу с руководством, с представителями кальянной, пишет жалобы во все возможные инстанции. Недавно к этой тяжбе присоединился муж Колесниковой Юрий.
Основные их жалобы на арт-кафе «Дым» – шум и громкая музыка в ночное время мешают спать, а буйные посетители кальянной устраивают жестокие разборки во дворе дома № 40.
Ульяна Колесникова: «Отдых в ночное время для меня и моей семьи, да и других жильцов дома, превратился в настоящий кошмар. Я больше двух лет борюсь с чиновниками, написала кучу жалоб в Роспотребнадзор, другие инстанции – в ответ лишь одни отписки.
Полиция также ничего не может поделать с этой кальянной, все материалы по моим вызовам отправляет в Администрацию Октябрьского р-на Пензы. Оттуда отвечают: все нормально.
Тем временем по ночам я вынуждена не спать, и мне с лоджии хорошо видно, как из этой кальянной выходят молодые люди, и по ним заметно – они курят в этом заведении явно не табак, поскольку ведут себя неадекватно.
Регулярно ночами в выходные дни на улице перед кальянной и Сбербанком происходят душераздирающие вопли и драки между молодежью. Жильцы многоэтажного дома вынуждены среди ночи просыпаться и наблюдать за всем этим».
Ульяна Колесникова рассказала о нескольких недавних драках рядом с ее домом: «В ночь с 27 на 28 января я была вынуждена вызвать полицию: из кальянной доносился грохот, и на улице перед дверями заведения творилось что-то невообразимое. Я уже знаю, что от полиции мало толку, но мне уже просто больше не к кому обращаться!!!
В ночь с 4 на 5 февраля мне пришлось вновь вызывать наряд полиции, всю ночь я и моя семья не спали. А около 5 часов утра на улице перед кальянной и Сбербанком вспыхнула драка между посетителями кальянной, когда наряд полиции уже уехал.
Теперь полицию пришлось вызывать уже Сергеевой, проживающей в квартире № 29 нашего подъезда. Она говорит, что не могла смотреть на то, как кого-то убивают.
Ночью 19-20 февраля (с воскресенья на понедельник)  посетители этого кафе зашли в наш подъезд и устроили в нем пьяные разборки. Разбили оконное стекло между 1 и 2 этажами, лестничную клетку залили кровью. Полицию на этот раз никто вызывать не стал. Какой в этом смысл, люди потеряли веру».
В начале февраля 2017 г. несколько жителей дома № 40 составили коллективное письмо с жалобами на шум и беспорядки в арт-кафе «Дым» и требованием запретить его деятельность в ночное время.
Письмо ушло в Роспотребнадзор, в администрацию Октябрьского района, а также к Виктору Кувайцеву. Однако жильцы дома № 40, похоже, не очень-то и настроены воевать с кальянной. Подобные коллективные обращения – скорее исключение из правил. Основную борьбу с арт-кафе «Дым» ведет все-таки семья Колесниковых.
Ульяна Колесникова и ее муж обращались в самые разнообразные инстанции – в городскую и районную администрации, в прокуратуру, в Правительство Пензенской области, в Роспотребнадзор, конечно же, в полицию, к своему районному участковому, к депутату Законодательного Собрания Космачеву, звонили на телефон доверия МВД.
Нельзя сказать, что эти обращения были проигнорированы. В кальянную неоднократно приходили проверки, с ее руководителями велись беседы, полиция приезжала на вызовы, а на запросы приходили ответы.
Но, несмотря на все это, «Дым» продолжал свою ночную деятельность, что категорически не устраивает Ульяну Колесникову. А ответы из различных инстанций она считает по большей части бесполезными «отписками».
В начале этого года Ульяна Колесникова, доведенная до крайности, позвонила по телефону горячей линии областной администрации и пригрозила самосожжением на площади Ленина. Что интересно, это произвело определенный эффект.
Ульяна Колесникова: «Ко мне в квартиру 1 февраля 2017 г. приходила целая делегация. Представители администрации, представитель владельца арт-кафе «Дым», представители полиции, всего человек десять. Я им прямо сказала: «Вы разрешили работать кальянной «Дым» в пристрое к нашему многоэтажному жилому дому в ночное время с 22:00 до 5:00 утра – это незаконно». Делегация все это прослушала и ушла».
Ульяна и Юрий Колесниковы говорят о незаконности деятельности арт-кафе, обосновывая свои слова требованиями закона № 52 ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и СНиП от 26 декабря 2014 г.
Но многочисленные проверки пока не подтвердили их правоту. Пока надзорные органы говорят, что «Дым» работает на законных основаниях и разрешение на его деятельность выдано по правилам.
В связи с этим у Ульяны Колесниковой даже начали возникать подозрения, что данное заведение принадлежит некому лицу, которое имеет неформальное, но серьезное влияние на нашу исполнительную власть.
Со временем Колесниковы стали искать и другие факты, которые могут стать основанием для закрытия арт-кафе «Дым». В надзорные органы от них начали поступать жалобы на то, что в кальянной есть нарушения в оборудовании вентиляции, а туалет там только один – и для персонала, и для посетителей (там же в раковине моют грязную посуду). По этим фактам тоже проходили проверки, и некоторые нарушения действительно были выявлены.
Но основными причинами недовольства семьи Колесниковых остаются драки во дворе их дома и шум в ночное время. От звуков громкой музыки приходится спасаться снотворными средствами или вовсе уезжать на ночь в другой дом.


«Дым». Внутри
Если судить по рассказам о тех ужасах, что творятся вокруг арт-кафе «Дым», то можно предположить, что это такая полукриминальная клоака, гнездо порока, обитель хаоса, Содом с Гоморрой и просто опасное для жизни и здоровья место.
Но при личном знакомстве с этим заведением выяснилось, что оно... да, пожалуй, что милое. Во всяком случае, довольно уютное.
На часах примерно 19:30. Посетителей пока мало: несколько молодых людей и солидная пара, мужчина с женщиной. Никаких криков, скандалов и драк: все разговаривают друг с другом довольно тихо. Не чувствуется даже безобидно-веселого пьяного оживления.
Персонал – в основном молодые люди. Причем возраст их, навскидку, ближе к 20, чем к 30 годам. Заведение с некоторых пор сменило вывеску и стало называться арт-кафе, но по сути осталось кальянной: первым делом у клиента спрашивают, позвать ли для него кальянщика.
Помещение небольшое, обстановка скорее умиротворяющая. Приглушенный свет, диванчики-подушечки, книжная полка в углу, зелень в горшках. В общем, все то, что и ожидаешь увидеть в арт-кафе.
Книжная полка здесь, скорее, для создания атмосферы. На ней – всего несколько книг: что-то марксистско-ленинское и еще сборник афоризмов. Открываю наугад, читаю: «Если враг твой голоден, накорми его, если жаждет, напои его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья» (из Послания к Римлянам Св. апостола Павла).
Вроде бы не в масть. Или в масть?
Алкоголь в заведении продается. Раньше «Дым» даже ловили на этом, но недавно заведение получило лицензию на торговлю алкогольной продукцией. Теперь в этом смысле все законно.
Но, вообще-то, создается впечатление, что люди приходят сюда в основном посидеть, покурить кальян. Место для дискотеки тоже имеется, но оно небольшое.
Музыка в этот час играет не очень громко. Однако то самое танцевально-накачивающее «бумц-бумц» из колонок вполне себе слышится.
Через несколько минут автор данной статьи лично поднялся в квартиру № 1 и некоторое время сидел в тишине, пытаясь понять, слышна ли музыка из арт-кафе «Дым» в этом помещении. Услышать ничего не удалось.
Но Ульяна Колесникова объяснила это тем, что пока еще слишком рано (время – около 20:00). Вот после полуночи сотрудники заведения включат музыку на полную катушку. К тому времени и посетители в кафе придут совсем другие, отнюдь не такие мирные, как сейчас, утверждала Ульяна Колесникова.

Полиция
Участковый Роман Чернов (не бывший мэр, имя и фамилия – просто совпадение) какой-либо официальный и полноценный комментарий по ситуации с арт-кафе давать не захотел, но кое-что все же рассказал.
Во-первых, он подтвердил: да, у кальянной «Дым» с некоторой периодичностью действительно происходят драки между клиентами. На вызовы по этим случаям приезжает полиция, иногда кого-то задерживают.
Правда, участники драк почти никогда не подают заявлений. Это, в общем-то, понятно: ну, подрались и подрались, ситуация исчерпана. Зачем привлекать к этому еще и полицию? Вполне нормальный ход мыслей для арбековского паренька.
Во-вторых, Роман Чернов и его коллеги действительно пытались понять, мешает ли шум из кальянной жильцам дома № 40. Один сотрудник полиции находился в кв. № 1, а другой в это самое время включал на полную громкость звуковое оборудование в арт-кафе «Дым». И сотрудник в квартире никакого шума не услышал.
(Ульяна Колесникова считает, что во время таких проверок в кальянной просто включают не все оборудование. В конце концов, у владельцев кафе было время, чтобы подготовиться к приходу проверяющих).
Роман Чернов высказал мнение, исходя из своего опыта: если бы в арт-кафе действительно играла громкая музыка, мешающая жильцам, то жалоб было бы много. А так жалобы на ночной шум идут лишь из одной квартиры – № 1.
В-третьих, участковый отмечает, что жалобы Ульяны Колесниковой не игнорируются. Более того, эти письма порой доходят до очень высоких чинов.
Итого: полиция подтверждает драки, но не подтверждает ночную шумную мешающую спать музыку.


Администрация Октябрьского района
«Улица Московская», чтобы лучше разобраться в данном конфликте, направила официальный запрос на имя главы Администрации Октябрьского района Евгения Гусейнова.
В ответе содержалась следующая информация. В администрацию района поступали жалобы только от одного из жильцов дома № 40. Специалисты администрации неоднократно выезжали на место, проводили профилактические беседы с руководителем кальянной. Обращения по превышению уровня шума перенаправлялись в Управление Роспотребнадзора.
Цитата: «Согласно имеющейся в администрации района информации Управления Роспотребнадзора по Пензенской области, заключением эксперта ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Пензенской области» №1.113/4.1 от 23.03.2016 г., протоколом лабораторных исследований № 1. п. 1574
от 23.03.2016 г. установлено, что уровень шума, создаваемый музыкальным оборудованием в спальной комнате квартиры № 1 жилого дома № 40 по пр-ту Строителей соответствует требованиям СанПин 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях».
И здесь нужно обратить внимание на один очень важный момент. Ульяна Колесникова утверждает, что ее по ночам беспокоит не столько громкая музыка, сколько ее низкочастотный компонент, вибрации, создаваемые звуковым оборудованием кальянной. По ее мнению, звуковые волны идут в квартиру по несущей стене, общей и для ее спальни, и для арт-кафе. И у нашего Роспотребнадзора нет оборудования, которое может измерить эти низкочастотные шумы, говорит Колесникова.
Автор данной статьи не является специалистом по акустике, однако он живет в том же мире, что и мы все. И ему, как и другим пензенцам, хорошо известно, что будет, если ночью под окнами дома проедет машина с закрытыми окнами, но с мощной звуковой системой внутри. Музыки слышно почти не будет, однако стекла (а в особо запущенных случаях – и стены дома) начнут сильно вибрировать. Так что объяснения Ульяны Колесниковой звучат довольно жизненно и убедительно.
Что же касается ответа из районной администрации, то заканчивается это письмо словами о том, что администрация не является органом государственного или муниципального надзора (контроля) и не вправе проводить проверки ИП и юридических лиц. Контролировать соблюдения ими санитарных норм администрация тоже не уполномочена.
Вероятнее всего, это действительно так. Но тогда непонятно, для чего в администрацию района перенаправлялись некоторые обращения Ульяны Колесниковой, а также материалы по кальянной из отдела полиции № 2.


Роспотребнадзор
Конфликтом вокруг арт-кафе «Дым» от Роспотребнадзора занималась специалист по имени Анна Андреевна. Телефонный звонок от журналиста «УМ» ее, похоже, позабавил.
Комментировать ситуацию с «Дымом» она, впрочем, сразу отказалась. Аргументация была простой: «Я – госслужащий». Поэтому вместо душевного разговора и в Роспотребнадзор тоже пришлось посылать официальный запрос.
С запросом вышла заминка. В положенный срок ответ не пришел. Не пришел он и через неделю после истечения крайнего срока. После побудительного звонка журналиста «УМ» специалисты Роспотребнадзора сообщили, что письмо с ответом было отправлено ими вовремя и, видимо, просто задержалось. Копию данного письма представители Роспотребнадзора прислали в «УМ» по электронной почте.
В ответе Управление Роспотребнадзора по Пензенской области подтвердило информацию о том, что уровень шума в кв. № 1 был замерен с применением методов объективного лабораторно-инструментального контроля, и этот замер не выявил нарушений.
Однако в редакционном запросе «УМ» содержался такой пункт: «Учитывая то, что жильцы кв. № 1 дома № 40 по пр. Строителей особо отмечают свои жалобы на низкочастотные шумы (вероятно, от сабвуфера), сообщите, пожалуйста, проводились ли Управлением проверки по данному вопросу. Обладает ли Управление возможностью и оборудованием для проверки этого фактора (низкочастотного звука, вибраций) и его соответствия нормам?»
Эти вопросы и просьбы Роспотребнадзор попросту проигнорировал.
Таким образом, мы так и не узнали, имеются ли у пензенских контрольных органов возможности выявить уровень низкочастотных шумов и проводилось ли такое обследование.
Ульяна Колесникова, напомним, утверждает, что такого оборудования у них нет. По этой причине она даже не открыла дверь специалистам, которые в ночное время пришли к ее квартире замерять уровень звука.
Итог: Роспотребнадзор не сообщил ничего о своих возможностях проверки уровня вибрации или низкочастотного шума. Поэтому мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть слова Ульяны Колесниковой о том, что арт-кафе «Дым» каждую ночь мешает ей спать своей музыкой.
Можно было бы даже предположить, что Колесникова все выдумывает, и никакого шума из кальянной в ее квартире не слышно, или же он ей просто кажется.
Но тогда получается, что выдумывает и ее муж Юрий, и ему музыка по ночам тоже лишь чудится. А, кроме того, тогда выходит, что двое взрослых людей ведут затяжной конфликт, тратят свое время и свои нервы просто ради каких-то выдумок.
К слову, и Ульяна, и Юрий Колесниковы не выглядят душевнобольными, говорят и рассуждают здраво. Так что версия о том, что шум по ночам – лишь их выдумки, очень и очень неправдоподобна.
А вот их раздражение и обида на все властные и контрольные органы имеют вполне реальные основания. Даже газета «Улица Московская» получила в ответ на свои запросы лишь крупицы полезной информации, а некоторые вопросы были и вовсе проигнорированы. От обычного же разговора «по-человечески» чиновники и должностные лица уклоняются, как могут.
Представьте, что это вам приходится вести многомесячный «диалог» с такими партнерами, а они при этом постоянно кормят вас отписками. Тут поневоле потеряешь веру во власть.


«Дым». Другая сторона конфликта
Рассматривая какой-либо конфликт, всегда нужно выслушивать мнения обеих сторон. Это правило кажется вполне справедливым.
Однако практика журналистской деятельности показывает, что мнение второй стороны (той, на которую жалуются) обычно приходится выпрашивать и выцарапывать. Вот и на этот раз попытки получить комментарии от представителей арт-кафе «Дым» окончились практически ничем.
На звонок журналиста «УМ» ответила администратор кафе по имени Анна. Настроена она оказалась вполне благожелательно и поначалу даже начала делиться своим видением ситуации.
Анна сообщила, что «Дым» даже не соединяется с квартирой № 1. (И это правда – между ними располагается Сбербанк. Однако несущая стена, по которой могут проходить звуковые волны, у этих двух помещений все-таки общая).
Анна была готова и на личную встречу с журналистом, чтобы разъяснить тому позицию арт-кафе «Дым». Однако потом она решила, что нужно все-таки посоветоваться с управляющим.
На этом диалог фактически прервался. Ни управляющий, ни владелец заведения, ни кто-либо другой из администрации «Дыма» на связь с журналистом «УМ» не вышел, хотя тот сразу оставил для них свой контактный телефон.
Обозреватель «УМ» позвонил в арт-кафе еще раз. Администратор Анна в этот раз уже уверенно отвечала, что полномочий давать комментарии у нее нет. Уговоры помогли лишь частично.
На пылкую речь журналиста «УМ» о том, что «нельзя же давать статью о конфликте с мнением лишь одной стороны», Анна лишь пообещала еще раз позвонить управляющему. И, видимо, она позвонила. Но руководство кальянной так и не соизволило дать свой комментарий.
И это, повторюсь, не какой-то уникальный случай. Предприниматели, замешанные в конфликтах, практически всегда отказываются общаться с журналистами.


«Дым». Александр
И все-таки позицию руководства арт-кафе «Дым» в какой-то степени удалось узнать, хотя и иными путями.
Примерно за неделю до выхода данной статьи с Юрием и Ульяной Колесниковыми связался некий человек, называвшийся Александром. Он заявил, что является новым владельцем «Дыма» (уже примерно месяц), и про конфликт с жильцами квартиры № 1 уже знает. Александр сообщил, что хочет уладить все имеющиеся проблемы мирно, по-хорошему.
Он предложил как-то компенсировать Колесниковым причиняемые им неудобства (например, деньгами). Александр пояснил, что основной доход от клиентов заведение имеет как раз в ночное время. Люди охотно платят за возможность потанцевать, пошуметь вволю, попеть караоке.
Впрочем, Александр пообещал, что и музыку в арт-кафе теперь станут включать потише, и клиентура отныне поменяется на более солидную и менее конфликтную.
Юрий Колесников не слишком поверил в эти обещания. На компенсацию он тоже не согласился. «Работа после 23:00 заведения общепита, расположенного в жилом многоэтажном доме, нарушает требования СНиП от 26 декабря 2014 г., а также требования Федерального Закона № 52, – заявил Юрий Колесников. – Я сказал, что мы будем добиваться от властей запрета работы арт-кафе «Дым» в ночное время, потому что вы мешаете нам отдыхать в собственной квартире. Так быть не должно, и не будет. Мы не остановимся и будем добиваться этого, чего бы это ни стоило». 
Таким образом, конфликт продолжается, и конца ему не видно. Возможно, при новом руководстве в арт-кафе действительно станут включать музыку потише (или хотя бы не будут задействовать сабвуфер), а клиенты «Дыма» перестанут драться во дворах дома № 40. Тогда, наверное, прекратятся и жалобы от жильцов. Но вероятность этого не слишком велика.
Вообще же эта история совсем не о том, что проклятый буржуй-предприниматель не дает мирным жителям спокойно спать по ночам. И не о том, что излишне активные жильцы портят жизнь и настроение честным бизнесменам.
И даже не о том, что властям, как всегда, наплевать на простых людей, им лишь бы отписаться от проблем. Все это не совсем так, все гораздо сложнее. Каждый в этой истории и в чем-то прав, и в чем-то виноват.
На самом деле, это история о том, как несколько взрослых людей не могут прийти к согласию, договориться друг с другом по простому в общем-то вопросу, а власть проявляет себя в этом случае как никудышный посредник.
Это история о том, как мы не желаем слышать и слушать друг друга. Это история о нас.

Прочитано 1172 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту