Самое читаемое в номере

Нижний Ломов готовится к удару в челюсть

A A A

Рентген снимок из материалов уголовного дела, что было возбуждено в Нижнем Ломове, добрался до Областного бюро судебно-медицинской экспертизы.
Изображение изучали 7 дней, но так и не смогли обнаружить нижней челюсти, за перелом которой ещё 5 лет назад был осужден десантник Сергей Карасёв.
Как следует из официального заключения судебно-медицинского эксперта Екатерины Зуб, на рентген снимке действительно присутствует челюсть, но она верхняя. А это значит, что теперь органам правопорядка придётся ответить на ряд неудобных вопросов.


karasev1

Поводов нет вообще
История про то, как десантник Карасёв получил год условно, была опубликована в статье «Две войны десантника Карасёва» («УМ» № 669 от 22 февраля 2017 г.).
Сегодня Сергей Карасёв продолжает собирать доказательства, которые свидетельствуют о его невиновности. Однако сотрудники районного отдела полиции и прокуратуры продолжают эти доказательства игнорировать.
Так, 9 марта 2017 г. капитан полиции Смекалин отказался возбуждать уголовное дело о фальсификации доказательств «за отсутствием состава преступления».
При этом из его постановления следует, что в рамках проведённой проверки были получены свидетельские показания от гражданки Аверкиной. В своё время она дружила с матерью потерпевшего, которому якобы сломали челюсть.
Антонина Аверкина пояснила, что диагноз о переломе нижней челюсти был сделан «за денежное вознаграждение». Деньги будто бы платила мать потерпевшего гражданина, а заключение о переломе делал судебно-медицинский эксперт Дубовик. Именно его документ и лёг в основу уголовного дела против десантника Карасёва.
Кроме того, гражданка Аверкина рассказала, что после вынесения обвинительного приговора у потерпевшего проснулась совесть, и он написал заявление, «что Карасёв его никогда не бил и что перелома нижней челюсти у него не было».
«После этого <мать потерпевшего – «УМ»> заволновалась и обратилась к заведующему Нижнеломовской поликлиникой Татьяне Ореховой, – рассказала Антонина Аверкина. – Она попросила за денежное вознаграждение выдать ей справку, что у её сына был перелом нижней челюсти. Орехова направила <потерпевшего> на компьютерную томографию, результаты которой показали отсутствие перелома. Соответственно, Орехова отказала в выдаче справки».
В том же постановлении полиции от 9 марта 2017 г. отмечается: гражданка Орехова подтвердила, что ей действительно пытались дать взятку за составление ложной справки. Однако даже после этого капитан Смекалин не нашёл оснований для возбуждения уголовного дела.
Ещё с сентября прошлого года полиция пыталась допросить судебно-медицинского эксперта Дубовика, который диагностировал перелом нижней челюсти. И это оказалось нелёгким трудом.
В первые месяцы эксперта просто не могли найти. Потом всё-таки разыскали, и он пояснил по телефону, что ничего не помнит.
А потом прошло ещё какое-то время, и он всё вспомнил. Как следует из постановления за подписью капитана полиции Смекалина, диагноз о переломе нижней челюсти судебно-медицинский эксперт выносил, не осматривая пациента!
Но даже этого оказалось недостаточно для возбуждения уголовного дела о фальсификации доказательств.
«Отказать», – написал капитан Смекалин в своём постановлении от 9 марта 2017 г.
«Утверждаю», – согласился начальник отдела полиции по Нижнеломовскому району подполковник Нашивочников. При этом из официального документа № 3952 за его подписью следует, что копия постановления была отправлена районному прокурору Афонину 9 октября 2017 г. То есть в тот самый день, который наступит всего через 5 месяцев.

rentgen

Рентгенограмма из уголовного дела



Баллада о потерянной челюсти
Уголовное дело, которое сделали в Нижнем Ломове, прошлось по всей вертикали российского правосудия. Но даже Президиум Верховного Суда согласился с тем, что десантник Карасёв сломал нижнюю челюсть потерпевшему гражданину.
При этом потерпевший в заседание суда так и не явился. А в его амбулаторной карте отсутствовала запись о сломанной челюсти.
И вот теперь у Областного бюро судебно-медицинской экспертизы появились сомнения по рентген снимку, который, по сути, являлся основным доказательством вины десантника Карасёва.
Как поясняет адвокат Анатолий Попов, данный снимок хранился в материалах уголовного дела, в архиве суда. Для того чтобы получить его цифровую копию, пришлось подавать заявление мировому судье Анатолию Харламову, который выносил обвинительный приговор.
«Сначала нам отказали и сослались на то, что в суде отсутствует сканер, – рассказывает Анатолий Попов. – Однако после наших настойчивых требований обнаружилось, что сканер в суде всё-таки имеется, но только на другом участке. Хотя оба этих участка находятся в одном здании и даже на одном этаже. Нам сделали цифровую копию, и мы отправили её в Областное бюро судебно-медицинской экспертизы вместе с другими документами».
Изучив представленный материал, судебно-медицинский эксперт Екатерина Зуб составила акт медицинского обследования № 1177 от 30 марта 2017 г. и обратила внимание на целый ряд несоответствий.
Например, в акте за подписью судебно-медицинского эксперта Дубовика сообщается, что «на рентгенограмме нижней челюсти определяется её перелом без смещения».
Между тем на цифровой копии той самой рентгенограммы, которая приобщена к материалам уголовного дела, нижняя челюсть отсутствует вообще. А сама рентгенограмма выполнена без маркировки и указания лица, подвергшегося исследованию.
«Перелома нижней челюсти нельзя было увидеть, – делает вывод Екатерина Зуб, – так как на данной рентгенограмме спроецирована только верхняя челюсть».
Областное бюро судебно-медицинской экспертизы обратило внимание на официальные ответы из учреждений здравоохранения. Так, Нижнеломовская ЦРБ сообщает, что в период описываемых событий потерпевший «не обращался за медицинской помощью, в том числе для проведения рентгенографии нижней челюсти».
То же самое отвечает ГКБ № 6 им. Захарьина и отделение челюстно-лицевой хирургии ОКБ им. Бурденко.
Между тем Екатерина Зуб подчёркивает, что «перелом нижней челюсти является не безобидным заболеванием, в связи с чем требует специального лечения и наблюдения, поскольку возможны серьёзные осложнения, вплоть до сепсиса».
То есть не было лечения. Не было никаких осложнений. Да и перелома, судя по всему, тоже не было. Ведь контрольные рентгенограммы, сделанные ещё в апреле 2014 г., показали, что челюсть потерпевшему никогда не ломали.
«С учётом этого заключаю, что диагноз «Перелом нижней челюсти» не подтверждается какими-либо объективными данными», – сообщается в акте судебно-медицинского обследования от 30 марта 2017 г.


Очень много вопросов
Соответственно, возникает вопрос к нижнеломовским следователям, прокурорам и судьям: «А за что же был осужден десантник Сергей Карасёв, который когда-то воевал за Российскую Федерацию и был участником легендарного марш-броска на югославский аэродром «Приштина»?
Возникают и вопросы к областному начальству.
Например, к генерал-майору полиции Юрию Рузляеву, подчинённые которого проводили проверку о фальсификации доказательств.
Возникают вопросы к прокурору Пензенской области Наталье Канцеровой, чьи подчинённые надзирали за этой проверкой.
Возникает даже вопрос к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву, на чьей малой родине всё это происходит.
Почему так получилось? Кто в этом виноват? И что будет сделано, чтобы такого не повторялось впредь?
Был у нашего издания и вопрос к председателю Пензенского областного суда Виктору Трифонову. Впрочем, он на него уже ответил.
«Ваше обращение изучено и оставлено без рассмотрения», – написал он в письме от 26 апреля 2017 г. И сослался на органы прокуратуры, которым принадлежит «право возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств».
«УМ» продолжает следить за развитием ситуации и реакцией органов правопорядка на приведенные факты.

Прочитано 1672 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту