Самое читаемое в номере

Наркогосударство на Ближнем Востоке

A A A

Сирия превратилась в поставщика наркотиков. Столь любимые потребителями препараты наносят тяжёлый ущерб этой стране.

Песчаные барханы к северу от Эр-Рияда – столицы Саудовской Аравии. Солнце село, и начинается вечеринка. Девушки сбрасывают свои чёрные одеяния, в которых должны появляться на публике, и начинают трястись вместе с парнями под музыку техно.
Некоторые время от времени прикладываются к бутылке, но большинство предпочитает таблетки каптагона. Теперь это самый любимый в арабских странах Персидского залива наркотик. Всего 25 долл. за пилюлю.
Они называют его «отцом двух полумесяцев» из-за двух букв «с» (что значит «каптагон»), выбитых на каждой таблетке. Он относится к числу амфетаминов и вызывает эффект, схожий с виагрой. А ещё он побеждает сон. «После одной таблетки, – говорит один из неистовствующих, – мы можем протанцевать все выходные».
Хотя саудовские правители вот уже целое десятилетие противостоят сирийскому режиму, приобретение этих пилюль местной молодёжью, напротив, позволяет его финансировать.
Для сирийского президента Башара аль-Ассада наркотики стали благословением, по меньшей мере в краткосрочной перспективе. Его страна превратилась в крупнейшего в мире поставщика каптагона. В условиях, когда народное хозяйство Сирии разрушено войной, санкциями и хищническим правлением Ассадов, наркотики превратились в основную статью сирийского экспорта и главный источник иностранной валюты.
По оценке Центра оперативного анализа и исследований (ЦОАИ, Кипр), в прошлом году властями по всему миру было изъято сирийских наркотиков на сумму не менее чем в 3,4 млрд долл. (по ценам уличных торговцев).
Для сравнения, крупнейшая легальная статья сирийского экспорта – оливковое масло – приносит этой стране всего 122 млн долл. в год. Наркотики позволяют финансировать центральное правительство, говорит Иэн Ларсон, который недавно подготовил доклад об этом для ЦОАИ.
Сирия уже давно вовлечена в торговлю наркотиками. В 1990-е годы, когда она управляла Ливаном, долина Бекаа являлась главным производителем гашиша в этом регионе.
Но массовое производство наркотиков в самой Сирии начинается лишь после того, как в этой стране в 2011 г. вспыхнула гражданская война. Офицеры пичкали своих солдат «капитаном Отвагой», как они называли каптагон.
Бойцы-шииты из Афганистана и Ливана, пришедшие на выручку сирийскому режиму, принесли с собой свои навыки и умения в производстве и перевозке наркотиков.
Партия Бога – крупнейшее шиитское ополчение Ливана, оказавшее поддержку режиму Ассада в самый критический период, – приобрела большие участки земли у границы с Сирией, рядом с хребтом Каламун. Они расширили посевы конопли и создали новую отрасль промышленности – производство таблеток каптагона.
Сирия начала их экспортировать примерно в 2013 г., когда её народное хозяйство усохло из-за войны, санкций и разложения правящего режима. Химические заводы в таких городах, как Халеб и Хомс, были превращены в фабрики по производству этих пилюль.
В арабских странах Персидского залива их цена может превышать себестоимость их производства в Сирии в 50 раз. Контрабандисты прячут их в бумажных рулонах, паркете и даже в гранатах. Саудовские князья используют для их перевозки свои собственные самолёты.
О размахе торговли свидетельствуют данные о захвате контрабанды полицией в территориальных водах иностранных государств. Итальянская полиция в прошлом году на одном только судне обнаружила 84 млн таблеток на сумму более чем в 1 млрд евро. Это была крупнейшая в истории перехваченная партия амфетаминов.
В мае малайские власти, действуя по наводке саудовцев, перехватили 95 млн пилюль. Крупнейшей перевалочной базой стал ливийский порт Бенгази, связанный регулярным морским сообщением с Сирией.
Ассады настаивают, что они здесь ни при чём. «Это всё пропаганда», – говорит Шади аль-Ахмад, верный режиму экономист из столицы Дамаска.
inopress

На диаграмме показана динамика перехваченных за рубежом сирийских наркотиков (каптагона и гашиша, в т) в 2011-2020 годах. Источник: Центр оперативного анализа и исследований.

Но, поскольку Ассаду трудно платить жалованье своим войскам, он передал большую часть своей страны в кормление военачальникам, которые и контролируют контрабанду.
Говорят, что особенно большой куш достался Четвёртой дивизии, которой командует Махер аль-Ассад, младший брат президента. Другие родственники руководят операциями в средиземноморских портах Латакии и Тартусе.
Разыскиваемый Интерполом ливанский торговец наркотиками, близкий к Партии Бога, хвастает в Facebook своими связями с Ассадами и высокопоставленными священнослужителями из этого ополчения. «Это всё никто не контролирует», – говорит один хорошо информированный человек в Дамаске.
Правящий режим рассматривает каптагон как важный рычаг в борьбе за влияние в регионе. Он «использует наркотики в качестве оружия против арабских стран Персидского залива, – говорит Малик аль-Абде, близкий к оппозиции специалист по Сирии. – Послание таково: нормализуйте отношения с нами, или мы уничтожим вашу молодёжь».
Но в торговлю наркотиками вовлечены не только сторонники правящего режима. Курды, контролирующие границу с Ираком и Турцией на Северо-Востоке, опираются на опыт Курдской рабочей партии, действующей на горных путях в Европу. Тем же занимаются и находящиеся под защитой Турции суннитские повстанцы в Северной Сирии.
Всё более оживлённым становится южный маршрут, ведущий через Иорданию в Саудовскую Аравию. «Все эти ополченцы зарабатывают на контрабанде наркотиков», – говорит один из племенных вождей из Южной Сирии. По его словам, рюкзаки тысяч беженцев, которым южные ополченцы помогают перебраться через границу в Иорданию, полны таблеток.
Наркотики могут оказаться тем оружием, что уничтожит всё, что ещё осталось от сирийского общества после десятилетия гражданской войны. «Те молодые люди, что не были убиты, не отправились в изгнание и не оказались за решёткой, становятся наркоманами», – говорит социальный работник из Свейды – города на Юге, контролируемого Ассадами.
По данным одного исследования, проведённого в январе в Северной Сирии, 33% опрошенных сказали, что среди их знакомых есть наркоманы. В 2019 г. таких было всего 7%.
Наркомания теперь настолько распространена, что в этом году во время рамадана (апрель-май) в лучшее время по государственному телевидению показывали сериал «На горячей тарелке», в котором рассказывается о семье торговцев наркотиками.
The Economist, 24 июля 2021 года.

Прочитано 566 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту