Франкистская Испания (1939-1975): один диктатор, две эпохи

A A A

Как Испания перешла от импортозамещающей к экспортоориентированной индустриализации.
Рассказывает обозреватель «Улицы Московской» Михаил Зелёв.

franko1
Правление националистического диктатора Франсиско Франко-и-Баамонде (1939-1975) отчётливо распадается на две части: до и после 1959 года.
Испания 1939-1959 годов – это типичное для развивающихся стран межвоенной эпохи военно-промышленное национал-социалистическое государство, которое проводит политику импортозамещающей индустриализации.
Испания 1959-1975 годов – это новая индустриальная страна, прочно вставшая на путь экспортоориентированной индустриализации. Умрёт диктатор, и она быстро сбросит с себя отжившую свой век чешую самодержавия и превратится в демократическое государство.

БЕЛЫЙ ТЕРРОР
1 апреля 1939 г. диктатор объявил о своей победе в гражданской войне. Он возложил свой меч на церковный алтарь и поклялся не прикасаться к нему до тех пор, пока страна не подвергнется иностранному нашествию.
Но примирения между враждующими сторонами не произошло. Ф. Франко-и-Баамонде обрушил на поверженных республиканцев и прочих врагов националистов жесточайший «белый» террор. По подсчётам историков, только с
1939 г. по 1943 г. его жертвами стали порядка 200 тыс. человек. Это те, кто был казнён или умер от голода или болезней в тюрьмах. Для сравнения: «красный» террор во время гражданской войны 1936-1939 годов унёс жизни 38 тыс. человек.
После поражения революции полмиллиона республиканцев бежали за границу: во Францию, Мексику, США и другие страны.

ИСПАНИЯ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
Диктатор был очень обязан Германии и Италии своей победой в гражданской войне. 23 октября 1940 г. он встретился с Адольфом Гитлером во французской деревушке Андай, что на границе с Испанией. Речь шла о вступлении Испании в войну на стороне держав «оси».
Ф. Франко-и-Баамонде запросил за это высокую цену: Гибралтар, Французское Марокко, часть Алжира, Камерун, а также снабжение Испании продовольствием, нефтью и оружием. Такие претензии показались Берлину чрезмерными на фоне необходимости поддерживать лояльность со стороны марионеточного режима Филиппа Петэна во Франции.
Были и другие причины, заставлявшие Германию не форсировать вступление Мадрида в войну. Сама по себе разорённая гражданской войной Испания не представляла серьёзной военной силы.
Германия была заинтересована в сохранении нейтралитета Испании, открывавшего возможность для реэкспорта в Третий рейх ряда стратегически важных товаров.
В Мадриде просчитали, что вступление в войну на стороне Германии будет означать быстрый захват англичанами Канарских островов и Испанского Марокко, а затем, возможно, вторжение в саму Испанию.
В случае войны Испания была бы беззащитна перед английскими бомбардировками, а морская блокада лишила бы страну ряда важных импортных продуктов, в частности нефти, главным по-ставщиком которой были США.
Поэтому все военные действия Испании в Северной Африке свелись к захвату 14 июня 1940 г. Танжера. Он оставался под испанским контролем до 1945 г.
Ф. Франко-и-Баамонде категорически запретил испанским «добровольцам» сражаться против Англии и США. Испания не позволила использовать свою землю для прохода немецких войск. Испанцы предоставили убежище 1200 американским военным пилотам, совершившим вынужденную посадку на их земле, а потом помогли им благополучно покинуть свою страну.
В годы Второй мировой войны режим Ф. Франко-и-Баамонде помог спасти от расправы со стороны немцев, по разным подсчётам, от 30 до 60 тыс. евреев из Франции, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Австрии, Болгарии, предоставляя им визы и возможность проезда через испанскую землю.
Но в отношении СССР Испания вела себя куда более решительно. 25 ноября 1941 г. Ф. Франко-и-Баамонде подписал Антикоминтерновский пакт. Ещё летом 1941 г. на Восточный фронт была по-слана сражаться испанская «Голубая дивизия», состоявшая из «добровольцев».
Испанцы воевали в Северо-Западной России, участвовали в блокаде Ленинграда. Всего через Восточный фронт прошли 45482 испанца. Погибли на нём 4954 испанца.
Участвовали испанцы и в борьбе с партизанами в Югославии. Только осенью 1943 г., предвидя неизбежное поражение Германии, Ф. Франко-и-Баамонде решил отозвать «Голубую дивизию» из России.
Не стоит забывать и о роли Испании в снабжении Германии во время войны стратегическими материалами, в частности вольфрамом, продолжавшемся вплоть до августа 1944 г., когда немецкие войска отступили от испанской границы.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА
Ещё 1 октября 1936 г. Ф. Франко-и-Баамонде провозгласил себя каудильо (вождём) Испании.
Единственной партией в его государстве являлась Традиционалистская испанская фаланга.
26 июля 1947 г. Испания была провозглашена королевством. Но короля в нём не было. Ф. Франко-и-Баамонде стал пожизненным регентом с правом самому определить своего преемника-монарха.
Лишь в 1969 г. наследником диктатора был провозглашён принц Иоанн Карл из династии Бурбонов – внук свергнутого в 1931 г. Альфонса XIII. Его отца Иоанна – сына Альфонса XIII – каудильо счёл слишком либеральным.
Ф. Франко-и-Баамонде обладал неограниченной властью. Только в 1942 г., согласно Органическому закону, в Испании появляется парламент – Кортесы. Но это был сугубо совещательный орган. Правительство не было ответственно перед ним. Министров назначал диктатор. Кортесы не имели права даже утверждать бюджет.
Члены коммунальных советов избирались мужчинами-главами семейств и местными корпорациями. Алькальды назначались правительством. Франкистская Испания была одним из самых централизованных государств Европы.
Любая политическая активность была либо подавлена, либо находилась под жёстким контролем государства. В маленьких городках и деревушках всем заправляла Гражданская гвардия. Крупные и средние города контролировал Корпус военизированной полиции.
В стране процветал культ личности Ф. Франко-и-Баамонде, согласно которому диктатор был послан Испании Божественным Провидением для спасения от беспорядка и бедности.
Режим Ф. Франко-и-Баамонде подавлял всех: от католических профсоюзов до коммунистов и анархистов и от либеральных демократов до каталанских и баскских сепаратистов. Единственным разрешённым профсоюзом был Вертикальный синдикат.
Социалистическая рабочая партия и Республиканская левая Каталонии были запрещены. Коммунисты ушли в подполье. Самому диктатору вплоть до самой смерти повсюду мерещились еврейские и масонские заговоры.
Впрочем после Второй мировой вой-ны масштабы «белого» террора резко сократились: с 1948 г. по 1975 г. в стране было казнено 48 человек.
В стране действовала предварительная цензура. Все главные редакторы назначались государством. Все журналисты должны были иметь государственную регистрацию. Новости имело право передавать лишь государственное радио. В 1966 г. предварительная цензура была отменена, однако критика правительства продолжала считаться уголовным преступлением.
Ф. Франко-и-Баамонде пытался сохранить испанскую колониальную империю. Однако, когда Франция признала независимость Французского Марокко в 1956 г., Мадрид был вынужден передать под власть короля Мохаммеда V и свою часть этой колонии, оставив себе лишь городки Сеуту и Мелилью.
В 1968 г. Ф. Франко-и-Баамонде был вынужден предоставить независимость Экваториальной Гвинее.
Франкизм
Как идеология франкизм объединял самодержавие, испанский национализм, католицизм, монархизм, консерватизм, борьбу с масонами, борьбу с каталанским и баскским сепаратизмом, антилиберализм.
Правящая партия фалангистов не была идеологическим монолитом. Сразу после Второй мировой войны она находилась в оппозиции идеям рыночной экономики.
Однако постепенно верх в ней брали технократы, выступавшие, глядя на успехи послевоенной Западной Европы, за развитие рыночной конкуренции и либерализацию внешнеэкономических связей.
Режим Ф. Франко-и-Баамонде всячески боролся с культурным разнообразием Испании, настаивая на принадлежности всех граждан к единой испанской нации. Бой быков и фламенко находились под защитой как национальные обычаи. Всё, что не считалось испанским, решительно подавлялось. Лишь с конца 1960-х годов начались некоторые послабления в культурной политике. Высокий уровень централизации приводил к игнорированию властями местных нужд. Очевидным был растущий разрыв в уровне образования, здравоохранения и инфраструктуры между богатыми Мадридом, Каталонией и Страной Басков, с одной стороны, и нищими Андалусией и Галисией, с другой.
Диктатор уничтожил автономию регионов и все их многовековые привилегии. Две баскские провинции – Гипускоа и Бискайя – были официально объявлены «регионами-предателями». Баскский, каталанский и галисийский языки официально не признавались. Испанский был единственным официальным языком. Всё обучение шло только на нём. Любые публикации на баскском, каталанском и галисийском решительно пресекались.
Католицизм был объявлен государственной религией. Процесс секуляризации, начатый Республикой, был обращён вспять. Ещё в 1939 г. церковь получила властные полномочия. Для занятия некоторых государственных постов требовалась положительная характеристика от священника.
Церковь широко пользовалась своими правами, мстя за антиклерикальное насилие и секуляризацию эпохи революции 1931-1939 годов. Пропаганда настойчиво напоминала испанцам о 6832 католических священниках, убитых республиканцами во время гражданской войны. Только молчание могло спасти от тюрьмы и безработицы тех, кто симпатизировал Республике.
Гражданские браки времён Республики аннулировались и должны были вновь подтверждаться церковью. Аннулировались и разводы времён Республики. Разводы, противозачаточные средства и аборты были запрещены. Детям могли даваться лишь христианские имена.
Церковь взяла под свой полный контроль школы. Из них были изгнаны тысячи учителей левых взглядов. Их место заняли выходцы из семей фалангистов, офицеров и ревностных католиков. В провинции Луго, например, пришлось заменить почти весь учительский корпус.
В детских приютах, руководимых священниками и монахинями, детей «красных» учили, что их родители совершили «ужасные грехи», но они могут им помочь искупить их, служа церкви.
Франкизм отличался сильной приверженностью милитаризму, мачизму и традиционной роли женщины в семье. Официальная пропаганда сводила роль женщины к заботе о семье и материнству. Женщины не могли быть судьями или свидетельствовать в суде. Они не могли становиться университетскими профессорами.
Официальная идеология представляла гражданскую войну как крестовый поход против большевизма в защиту христианской цивилизации, в котором самодержавие победило анархию и уничтожило «агитаторов», за которыми стояли «безбожники» и «еврейско-масонские заговорщики».
Республика рассматривалась как создание местных поклонников Сталина. Разумеется, такой подход не способствовал пониманию объективных внутренних противоречий, приведших к революции.

ИМПОРТОЗАМЕЩАЮЩАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ (1939-1959)
Испания вышла из гражданской войны обескровленной и разорённой. Начавшаяся вскоре Вторая мировая война нарушила многие традиционные хозяйственные связи. Памятуя о связях Мадрида с режимами А. Гитлера и Б. Муссолини, либеральное правительство Гарри Трумэна не включило Испанию в план Маршалла. В этих условиях франкистский режим взял курс на автаркию.
В результате к началу 1950-х годов ВВП на душу населения в Испании был примерно на 60% ниже, чем в странах Западной Европы. Уровень промышленного производства 1935 г. был превышен только в начале 1950-х годов, а уровень сельскохозяйственного производства – только в 1958 г.
В стране свирепствовали инфляция (за первое послереволюционное десятилетие уровень цен вырос в 3 раза), разруха, нищета, не хватало продовольствия, процветал чёрный рынок.
frankoВ первые послевоенные годы Испания находилась в политической изоляции. Её приняли в ООН только в 1955 г.
Однако стойкие антикоммунистические позиции режима Ф. Франко-и-Баамонде в условиях начавшейся холодной войны вызвали к нему интерес со стороны Вашингтона, переросший в союзнические отношения.
23 сентября 1953 г. Испания и США подписали Мадридский пакт. В обмен на размещение американских военных баз на испанской земле Мадрид получил существенную экономическую помощь со стороны консервативного правительства Дуайта Эйзенхауэра. До 1960 г. в испанскую экономику был влит 1 млрд долл. В 1953-1958 годах среднегодовые темпы роста ВВП Испании равнялись примерно 5%.
Впрочем, до 1957 г. реформы в Испании носили случайный, непоследовательный, несогласованный характер. Им препятствовала разложившаяся, неэффективная испанская бюрократия.
Растущий средний класс и всё увеличивавшийся поток туристов требовали всё больших удобств, в частности, всё более высокого качества питания. Это приводило к стремительному росту импорта.
Ничего подобного с испанским экспортом не происходило. Мешала глубокая отсталость экономики страны. В результате всего за год – с 1958 по 1959 – золотовалютные резервы сократились с 58 до 6 млн долл. Стремительно падал курс песеты. Вновь ускорилась инфляция.
В этих условиях Ф. Франко-и-Баамонде постепенно переходит в лагерь сторонников экспортоориентированной индустриализации. В их число входил ряд банкиров, управляющие ряда крупных испанских предприятий, университетская профессура и некоторые религиозные деятели.
Растущие проблемы в испанской экономике и блистательное развитие западноевропейских стран заставляли реформаторов склоняться в пользу всё более радикальных преобразований.
Правительство решительно берётся за подготовку реформ в феврале 1957 г., когда в него приходит группа молодых экономистов. Было покончено с враждой между министерствами. Проведена налоговая реформа, резко сузившая возможности уклонения от уплаты налогов. Началась подготовка к либерализации внешней торговли и иностранных инвестиций.

ИСПАНСКОЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО» (1959-1975)
План реформ, подготовленный при участии МВФ, был запущен 1 июля 1959 г. Он преследовал две цели: финансовую стабилизацию и внешнеэкономическую либерализацию.
Испания стала третьей крупной развивающейся страной (после Италии и Японии), что взяла курс на экспортоориентированную индустриализацию. Начинался полувековой марш-бросок Испании в развитый мир.
Первый год реформ привёл к экономическому кризису. Сокращение реальной зарплаты вынудило порядка полумиллиона испанских рабочих отправиться на заработки в Западную Европу.
Однако задача финансовой стабилизации была достигнута. Уже к концу 1959 г. золотовалютные резервы Испании достигли отметки в 100 млн долл. Страна получила иностранной помощи (в основном в виде кредитов) на 420 млн долл.
Однако важнее было другое. В страну хлынул огромный поток переводов от испанцев, работавших за рубежом.
Стремительно росло число иностранных туристов. К концу 1960-х годов в страну ежегодно приезжали 20 млн человек. На туризм приходилось 9% ВНП.
С 1960 по 1974 год в Испанию пришло 7,6 млрд долл. прямых иностранных инвестиций. Лидерами среди инвесторов были США (более 40%), Западная Германия и Франция.
Вместе с иностранным капиталом Испания перенимала передовые технологии. Иностранных инвесторов привлекали дешевизна рабочей силы в этой стране и её близость к огромному ёмкому рынку сбыта развитых стран Западной и Северной Европы.
Правительство старалось ускорить экономическое развитие путём инвестиций в государственные предприятия (конгломерат Национальный институт промышленности, автомобилестроительную компанию SEAT в Барселоне, судостроительную компанию Empresa Nacional Bazán). Начались как возрождение старых промышленных центров, вроде Барселоны и Бильбао, так и создание новых (например, Мадрида).
Бешеными темпами росло автомобилестроение. С 1958 по 1972 год среднегодовые темпы роста в этой отрасли составляли фантастические 21,7%.
С 1959 по 1974 год Испания занимала 2-е место в мире (после Японии) по темпам экономического роста.
В середине 1960-х годов Испания обогнала по ВВП на душу населения СССР, по-прежнему твёрдо приверженный модели импортозамещающей индустриализации.
Михаил Зелёв,
кандидат исторических наук

Прочитано 481 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту