Сначала выводи, потом задавай вопросы

A A A

Америка ускоренно выводит свои войска из Афганистана. Будущее страны, которую они покидают, никогда ещё не было более неопределённым, чем сейчас.

Фаиза Ибрахими слишком молода, чтобы помнить, как талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») учредили в Афганистане теократическое государство. Ей трудно поверить рассказам своих родителей о том времени. Она работает радиоведущей в западном городе Херате.
Мысль о том, что вооружённые автоматами фанатики из деревни запрещали женщинам выходить из дома, если они не были закутаны в паранджу и не сопровождались родственниками-мужчинами, кажется ей неправдоподобной: «Моя мама была лишена возможности зарабатывать себе на хлеб. Я не могу представить себе, что это повторится снова».
Только в 2001 г. американские войска свергли режим талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), поскольку муллы, возглавлявшие это движение, отказались выдать Осаму бин Ладена после нападений 11 сентября.
Сейчас почти две трети населения страны моложе 25 лет, а значит, почти или совсем не помнят правление талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»). Однако им придётся освежить в памяти историю своей страны, поскольку появилась перспектива возвращения в той или иной форме талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») к власти.
Американские войска, которые являлись опорой афганского правительства и держали талибов (террористическую организацию, запрещённую в России – «УМ») в загоне последние 19 лет, уходят.
За последние 4 месяца число американских военнослужащих в Афганистане сократилось на треть, с 13000 до 8600. Правительство Дональда Трампа намерено продолжить сокращение воинского контингента в рамках подписанного 29 февраля соглашения с талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ»).
В обмен на это талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») согласились не предоставлять убежище зарубежным боевикам и (с выполнением этой части мирного плана дела идут не столь гладко) вступить в переговоры с афганским правительством.
«Внутриафганские переговоры» с участием правительства, талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), оппозиционных политиков и представителей гражданского общества, на которых предполагалось обсудить будущее страны, должны были начаться через несколько дней после подписания соглашения. Но этот процесс немедленно увяз в трясине.
Во-первых, правительство и талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») начали препираться по поводу обмена пленными, который предусмотрен соглашением. Америка пообещала, что афганское правительство, которое не участвовало в соглашении, освободит до 5000 пленных талибов (участников террористической организации, запрещённой в России – «УМ») в качестве жеста доброй воли.
Талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ»), в свою очередь, должны были освободить 1000 пленных полицейских и военнослужащих. Президент Ашраф Гани заявил, что 5000 – это слишком много, но талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») непреклонны. А прошло уже несколько месяцев.
Ещё одним камнем преткновения являются продолжающиеся нападения талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») на военнослужащих и мирных жителей.
Как заявляют американские и афганские власти, это нарушает обещание о снижении уровня насилия. Но если талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») и давали такое обещание, то только в частном порядке. В тексте соглашения ничего не говорится о перемирии.
Талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») прекратили нападения лишь во время Ураза-байрама в конце мая. Похоже, это побудило Гани освободить большую часть пленных, но потом насилие во-зобновилось.
Сохраняются разногласия по поводу освобождения более чем 200 талибов (участников террористической организации, запрещённой в России – «УМ»), некоторые из которых обвиняются в ужасных зверствах.
Тем не менее дипломаты уверены, что в течение ближайших недель могут начаться переговоры. Возможно, это произойдёт в Катаре, где было подписано первоначальное соглашение.
Если это действительно случится, то переговоры позволят афганцам получить некоторое представление о том, насколько изменились позиции талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») по сравнению с 1990-ми годами.
Пока непонятно, каким они видят будущее страны, помимо требования о выводе американских войск. Они делают туманные заявления о мусульманском правительстве.
Когда их спрашиваешь, насколько изменились их подходы к роли женщин, они говорят, что права женщин будут защищены в соответствии с мусульманским вероучением. Они утверждают, что теперь не против того, чтобы девочки ходили в школу.
Однако, согласно докладу Наблюдения за правами человека, опубликованному на этой неделе, в сельских районах, контролируемых талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ»), девушкам запрещено учиться после достижения возраста половой зрелости.
Некоторые афганцы уверены, что отказ талибов (террористической организации, запрещённой в России – «УМ») уточнить свои позиции указывает на то, что они не стремятся всерьёз к переговорам, а намерены захватить власть, как только уйдут американцы.
Другие полагают, что разломы внутри этой организации не позволяют ей занять чёткую позицию. Переговоры с Америкой были элементом прагматизма, однако талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») до сих пор, как и во время их правления в 1990-е годы, заявляют о своей приверженности «исламскому эмирату».
«Рано или поздно наступит время, когда они уже не смогут говорить: мы уладим это позже», – утверждает Эндрю Уоткинс из Международной кризисной группы.
Со своей стороны правительство заявляет, что хочет сохранить «суверенную, демократическую и объединённую республику». Оно определённо будет противостоять воссозданию доктринёрского исламистского режима.
Выступая по видеосвязи с одним американским мозговым трестом 24 июня, Абдулла Абдулла, глава правительственной делегации на переговорах, заявил: «Мы не будем приносить в жертву во имя мира основополагающие права нашего народа». Он сказал, что включит в состав делегации на переговорах женщин.
Но он также признал, что для достижения мира с талибами (террористической организацией, запрещённой в России – «УМ») придётся пойти на определённые уступки, но не уточнил на какие.
Ещё больше неопределённости в вопросе о том, какую роль будет играть Америка в Афганистане будущего. Единственный пункт соглашения, который выполняется в точном соответствии с расписанием, это вывод американских войск.
«Не дело армии США решать древние конфликты в далёких землях, о существовании которых многие и не слышали», – сказал Трамп, выступая перед курсантами военной академии в Уэст-Пойнте 13 июня.
Джо Байден, его соперник на ноябрьских выборах, давно с сомнением относится к перспективам государственного строительства в Афганистане. Неясно, насколько решительно каждый из этих политиков будет бороться за сохранение демократии в этой стране.
Есть серьёзные сомнения, что любой из них станет возвращать войска в Афганистан, если окажется, что талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») близки к свержению избранного правительства.
COVID-19 обострила многие из этих проблем. Сообщается, что заболевание свирепствует в рядах афганских сил
безопасности.
Американские войска, остающиеся в Афганистане, всё меньше заняты обучением афганской армии, боясь подхватить болезнь от местных товарищей. Попытки сдержать распространение вируса также бьют по и без того дохлой экономике Афганистана. Задача строительства нации при любом правительстве теперь кажется труднее, чем когда бы то ни было.
Такие афганцы, как Ибрахими, с тревогой ждут начала переговоров. Она хочет остаться в Афганистане, чтобы оправдать жертвы, принесённые её родителями. Однако она сомневается, что увешанные автоматами фанатики, о которых рассказывала её мама, сильно изменились.
«Если талибы (террористическая организация, запрещённая в России – «УМ») придут с той же идеологией, что была у них до 2001 г., тогда не стоит рассчитывать ни на мир, ни на большую безопасность, ни на лучшую страну», – мрачно замечает она.
The Economist, 4 июля 2020 года.

Прочитано 416 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту