Индустриальные ТНК – агенты прогресса

A A A

Специально для читателей «Улицы Московской» кандидат исторических наук Михаил Зелёв рассказывает о прогрессивной роли индустриальных ТНК.

Транснациональные корпорации (ТНК) – это фирмы, ведущие производственную деятельность одновременно в нескольких странах. Их роль в современной мировой экономике трудно переоценить.
Согласно докладу ЮНКТАД о мировых инвестициях за 2014 г., в прошлом году в зарубежных филиалах ТНК было занято 70,7 млн. человек, в 1990 г. – 20,6 млн. Объём продаж ТНК превысил весь мировой экспорт товаров и услуг в 1,48 раза, тогда как в 1990 г. эти показатели были практически равны.
За 1990-2013 гг. объём вывезенных прямых иностранных инвестиций вырос с 2 трлн. долл. до 26 313 трлн. долл. На зарубежные филиалы ТНК пришлось в 2013 г. 10% мирового ВВП и около 1/3 мирового экспорта.
В то же время трудно найти другое экономическое явление, которое подверглось бы большей демонизации со стороны радикалов-антиглобалистов. Наверное, с ним может сравниться только сама глобализация.
Достаточно открыть работу Михаила Делягина «Мировой кризис» (2003), чтобы увидеть, как ТНК награждаются такими эпитетами, как «звериный оскал прогресса» и «могильщики неразвитого мира».
Антиглобалисты склонны обвинять ТНК во всех смертных грехах: монополизме, уничтожении национального суверенитета, беспощадной эксплуатации трудящихся в развивающихся странах, хищническом отношении к их экологии. Ими разве что ещё не пугают детей.
Предъявленных обвинений достаточно, чтобы попробовать всерьёз разобраться в этом явлении и особенно в роли ТНК в экономическом и социальном развитии развивающихся стран.
Сразу оговорюсь, что речь пойдёт исключительно о ТНК, работающих в обрабатывающей промышленности. Сырьевые ТНК в самом деле не способствуют модернизации неразвитых стран. В лучшем случае они могут повысить эффективность их добывающей промышленности, что как правило только способствует консервации их в качестве сырьевых придатков остального мира.


Зачем ТНК строят заводы  в развивающемся мире?
Основная причина производственной экспансии ТНК в развивающиеся страны – это стремление снизить издержки.
Строительство предприятия может быть вызвано стремлением использовать более дешёвый труд, энергоресурсы, снизить затраты на транспортировку за счёт приближения к источникам сырья или рынкам сбыта, преодолеть таможенные барьеры в торговле, использовать преимущества более низкого налогообложения.
Вполне прагматичные интересы ТНК из развитых стран в развивающемся мире могут обернуться крупным выигрышем для стран, принимающих иностранные инвестиции.

tnk
Мощные позитивные эффекты
Стоит начать с тех позитивных эффектов от деятельности для развивающихся стран, о которых никогда не прочтёшь в памфлетах антиглобалистов. Они-то и делают индустриальные транснациональные корпорации главными агентами прогресса в современном развивающемся мире.
Во-первых, ТНК основывают новые заводы в развивающихся странах за счёт собственного капитала, накопленного в результате производства высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью у себя на родине, или используют заёмные средства.
В любом случае они избавляют народы принимающих стран от необходимости ещё туже затягивать пояса для того, чтобы выискать средства для внутренних инвестиций. Это особенно могли бы оценить в тех странах, что имеют в прошлом опыт индустриализации без привлечения иностранного капитала.
Во-вторых, ТНК приносят в принимающую страну самые передовые конструкторские разработки в соответствующей отрасли. Это позволяет развивающейся стране не тратить огромные человеческие и материальные ресурсы и время на самостоятельное изобретение велосипедов. Развивающаяся страна может сразу выходить на мировой рынок с отвечающим мировым стандартам товаром, тем самым быстро зарабатывая средства для дальнейшего развития.
В-третьих, вместе с передовыми конструкторскими разработками ТНК неизбежно приносят в развивающиеся страны передовые технологии и культуру труда. Производственные филиалы ТНК становятся, таким образом, настоящими бесплатными университетами, где проходят выучку местные рабочие, инженеры, управленцы. В дальнейшем они могут переносить накопленный опыт на предприятия, принадлежащие национальному капиталу.
Это явление известно в экономике как «эффект перелива».
Экономистами давно подмечено, что местные компании в развивающихся странах стремятся перенимать опыт ТНК, обладающих более современными технологиями и методами управления. Местные менеджеры могут овладеть ими благодаря работе в иностранных компаниях.
Распространение опыта происходит и на уровне рядовых рабочих, которые учатся трудовой дисциплине, работая в ТНК, а затем перенося полученные навыки в местные фирмы. Рабочий, поработавший на заводе
Ford Motor во Всеволожске, никогда уже больше не будет использовать кувалду при сборке автомобиля.
В результате происходит повышение качества рабочей силы. Переходя на работу в местные компании, часто только начавшие свою деятельность, бывшие работники ТНК внедряют там приобретённые знания и навыки
Подобная диффузия способствует развитию местных компаний, а соответственно, и всей экономики принимающей страны. Исследования давно показали, что общее экономическое развитие идёт быстрее в тех странах, где активно действуют иностранные промышленные ТНК. Было подмечено, в частности, что местные компании перенимают у ТНК не только производственный опыт, но и тактику экспортных операций, используя их приёмы в борьбе за мировые рынки.
Неизбежным следствием подобного перелива является становление принадлежащих национальному капиталу развивающейся страны крупных корпораций, обладающих мощным научным и инженерным потенциалом и активно включающихся в конкурентную борьбу с традиционными грандами обрабатывающей промышленности из развитых стран.
Достаточно вспомнить китайскую
Lenovo, турецкую Vestel, польскую Manta
Multimedia, мексиканскую Meebox. От копирования передовых образцов они переходят к самостоятельным разработкам. Появление таких компаний становится важнейшим условием превращения развивающейся страны в развитую.
В результате банальная погоня ТНК за снижением издержек оборачивается мощным толчком для развития новых индустриальных стран. Про более мелкие эффекты в виде создания новых рабочих мест и роста налоговых поступлений в казну принимающей страны после этого можно даже не упоминать.


О сверхэксплуатации рабочих
Одно из традиционных обвинений в адрес ТНК – это крайне низкая по меркам развитых стран оплата труда на их промышленных филиалах в развивающихся странах. Рабочий автосборочного завода Volkswagen в Китае получает значительно меньше, чем такой же рабочий на предприятиях этой же фирмы в Германии.
Фактическая сторона обвинения не
вызывает никаких возражений. Проблема в другом. Уместно было бы для начала сравнить зарплату рабочих в филиалах ТНК с зарплатой рабочих на предприятиях этой же отрасли, принадлежащих национальному капиталу.
Такие исследования проводились экономистами неоднократно. Например, ещё в 2001 г. американский экономист Линда Лим, обработав значительный массив данных о филиалах ТНК в Китае, Бангладеше, Вьетнаме, Индонезии и Мексике, пришла к выводу, что повсеместно зарплата на них выше, чем на предприятиях местных буржуа. В среднем, это опережение составляет 10%, однако есть немало случаев, когда эта прибавка составляет 50% и даже 100%.
Но почему-то претензии со стороны антиглобалистов распространяются исключительно на ТНК и никогда на национальный капитал и правительства принимающих стран.
С другой стороны, самозванные поборники прав угнетаемого ТНК пролетариата развивающихся стран никогда не задумываются над вопросом, что не будь там такой дешевизны рабочей силы, у ТНК почти не было бы экономических резонов переносить туда своё производство, поскольку это не приносило бы существенного снижения издержек.
Ни пролетариат развивающихся стран, ни правительства принимающих государств поэтому не разделяют претензий антиглобалистской общественности. Для рабочих работа на филиалах ТНК – верный способ выбраться из нищеты и нужды.
Не отличайся так сильно зарплата в развитых и развивающихся странах, не было бы не только расширения занятости, но и самих инвестиций, а следовательно, и развития. По меньшей мере оно было бы несравненно более медленным
Точно так же можно рассматривать и претензии в области стандартов охраны труда. В развивающихся странах они, действительно, несравненно мягче, чем в развитых. Как правило, филиалы ТНК жёстко соблюдают местное законодательство в этой сфере. Претензии защитников прав трудящихся в этой ситуации было бы уместнее обратить к национальным правительствам, ответственным за внедрение и соблюдение стандартов в области охраны труда.


Угроза экологии?
Ещё один упрёк в адрес промышленных ТНК связан с тем, что они устремляются в развивающиеся страны ради того, чтобы обойти жёсткие экологические стандарты в развитых и снизить таким образом производственные издержки. Это обвинение не выдерживает никакой критики.
Во-первых, ТНК, имеющие предприятия в разных странах мира, по экономическим соображениям используют единые внутрикорпоративные стандарты, ориентируясь на самые строгие национальные нормы. Попытки извлечь прибыль за счёт нюансов в экологическом законодательстве разных стран означали бы для них отказ единой технологии, что неизбежно вело бы к росту производственных издержек.
Банальные экономические расчёты говорят нам, что использование единой технологии во всех странах выгоднее. В итоге оказывается, что ТНК из развитых стран оказываются в авангарде внедрения передовых с экологической точки зрения технологий в развивающихся странах.
Во-вторых, даже зная о более мягких экологических стандартах, ТНК предвидят их ужесточение в будущем. Поэтому они изначально ориентируются на самые жёсткие требования. Это опять же банальный экономический расчёт.
В-третьих, как правило, самые безвредные для окружающей среды технологии одновременно являются и самыми высокоэффективными с экономической точки зрения. Это опять же заставляет ТНК идти в авангарде не только технического прогресса, но в сфере экологии. В конечном счёте технологическое и «зелёное» лобби способны на весьма плодотворный симбиоз.
В-четвёртых, не стоит сбрасывать со счётов и такой фактор, подстёгивающий ТНК использовать щадящие природу технологии, как репутация. В современном развитом мире неправительственные организации и пресса столь влиятельны, что способны развеять по ветру репутацию самых крупных компаний, а вместе с нею и продажи, и прибыль. Лучше с ними не связываться!
Как правило, экологически устаревшие и вредные технологии являются уделом предприятий, принадлежащих национальному капиталу. Они импортируют их вместе с подержанным оборудованием, списанным теми же ТНК из развитых стран. Именно на эту проблему стоило бы обратить внимание беспощадным критикам ТНК.


ТНК и суверенитет принимающих стран
Борцов co «звериным оскалом прогресса» почему-то всегда крайне волнует тема покушений ТНК на суверенитет принимающих инвестиции стран. Считается, что ТНК настолько могущественны, что способны навязать любые свои требования правительствам развивающихся стран.
Тревогу по этому поводу обычно обосновывают сопоставлением ВВП государств и объёма продаж ТНК. Эти методологически неверные сравнения, появившиеся на рубеже тысячелетий, до сих пор кочуют не только по страницам публицистики, но и по работам некоторых горе-экономистов.
Тогда громогласно было объявлено о том, что ТНК занимают половину мест в списке 100 главных экономических субъектов мира! Что и говорить, тогда они действительно способны навязывать какие-то вредные решения национальным правительствам отсталых стран.
Однако быстро выяснилось, что драматическая статистика некорректна. Речь в ней шла о показателях, которые нельзя сравнивать. Объём продаж – это валовой показатель. Он представляет собою сумму цен всех проданных товаров. ВВП же – это сумма добавленной стоимости всех товаров и услуг, созданных в какой-нибудь стране.
Предположим, что товар стоит 10000 рублей. В эту цену входят затраты на приобретение ресурсов у сторонних организаций (сырья, материалов, полуфабрикатов, энергии, амортизационные отчисления) – 7000 рублей – и добавленная стоимость (зарплата рабочих + прибыль) – 3000 рублей.
ВВП учитывает только добавленную стоимость. Правильнее было бы сравнивать ВВП стран с добавленной стоимостью ТНК или, наоборот, объём продаж ТНК с суммарным товарооборотом стран. (В любой стране суммарный товарооборот значительно превышает её ВВП).
Когда были внесены подобные корректировки, картина радикально изменилась. В 2000 г. объём продаж General Motors
составил 185 млрд. долл., а добавленная стоимость – 42 млрд. долл.; у Ford Motor
аналогичные показатели равнялись, соответственно, 170 и 47 млрд. долл.; у Royal Dutch
Shell – 149 и 36 млрд. долл.
При корректных расчётах выяснилось, что в число 100 крупнейших субъектов мировой экономики входит не 51, а всего 37 ТНК, а в списке 50 крупнейших субъектов – не 14, а только 2 ТНК. Но даже влиятельные ТНК в современном мире не могут играть, как хотят, правительствами развивающихся стран. Этому препятствует острейшая международная конкуренция между компаниями.
Монопольная власть зиждется на фактическом ограничении прихода на рынок других игроков. Если на нём могут появиться новые компании, то возникает конкуренция, а потому наличие в отрасли крупных фирм не обязательно означает получение ими монопольной прибыли и неограниченный контроль над правительством. Грамотные правительства развивающихся стран крайне эффективно используют в своих интересах конкуренцию между ведущими ТНК.
Если же деятельность ТНК в самом деле наносит ущерб стране, то не стоит спешить обвинять в этом только её. Американскую энергетическую компанию Enron, разорившуюся в 2001 г., обвиняли в том, что она в 1990-е годы нанесла ущерб Индии. Построенная ею электростанция оказалась слишком дорогой.
Но проблема заключалась в том, что либеральное правительство Нарасимхи Рао, стремившееся быстро привлечь инвестиции в национальную энергетику, само неразумно отказалось от проведения тендера среди поставщиков, тем самым позволив Enron легко обойти других потенциальных инвесторов. В конечном счёте за это поплатились сами либералы, потерявшие власть на ближайших выборах.
Демократия с её жёстким контролем со стороны оппозиции, общественности, прессы, а также антимонопольных ведомств и сменяемостью власти – лучшее противоядие для подобных злоупотреблений. Но почему-то критика антиглобалистов в таких случаях обрушивается лишь на головы ТНК, совершенно не затрагивая национальные правительства.
Ещё одно классическое обвинение ТНК в подрыве суверенитета развивающихся стран – это трансфертное ценообразование. В торговле между находящимися в разных странах филиалами ТНК не обязательно используют рыночные цены.
Они занижают или завышают их, стараясь таким образом минимизировать уплачиваемые ими налоги, пошлины, валютные, политические и социальные риски, обойти ограничения на репатриацию прибылей или капитала. Иногда трансфертная цена может отличаться от рыночной в 3 раза.
Отдельному правительству, действительно, сложно противодействовать таким махинациям ТНК, поскольку на территории его страны находится лишь небольшая часть технологической цепочки компании.
Выхода два. Во-первых, можно в одностороннем порядке к возмущению антиглобалистов и ревнителей суверенитета устранить те факторы, что способствуют трансфертному ценообразованию. Во-вторых, можно попробовать разработать совместно с другими странами общие правила деятельности ТНК.
В любом случае ущерб, вызываемый трансфертным ценообразованием, многократно перекрывается позитивными эффектами деятельности промышленных ТНК.


ТНК и два вида индустриализации
Наиболее полно преимущества привлечения в страну иностранных промышленных ТНК раскрываются в случае экспортно ориентированной индустриализации. При такой политике, международные концерны, как и предприятия, принадлежащие местному капиталу, используют страну как базу для производства на широкие внешние рынки.
Это позволяет строить крупные заводы, экономя на постоянных издержках. Вся экономическая политика властей в этом случае ориентирована на снижение издержек экспортно ориентированных предприятий с целью максимального увеличения ценовой конкурентоспособности их продукции на внешних рынках.
Под это подстраиваются валютная, инфраструктурная, кредитная, образовательная политики, политика в области стандартизации. Такой тип экономической политики обеспечил феноменальное хозяйственное развитие многих новых индустриальных стран начиная с 1960-х – 1970-х годов.
Экспортная ориентация промышленности страны повышает рентабельность производства, делая прямые инвестиции туда крайне привлекательными.
Но в современном мире в отдельных странах сохраняются атавистические попытки, вопреки всему мировому опыту, провести импортозамещающую индустриализацию. Правительства таких стран почему-то считают, что выгодно, наоборот, закрыться от конкуренции со стороны более развитых стран высокими протекционистскими барьерами, создать тепличные условия для своей промышленности и попытаться таким образом догнать развитые страны.
Это ни у кого не получалось после
1945 г., поскольку отсутствие конкуренции ведёт к потере местной промышленностью конкурентоспособности. Но эти аргументы не останавливают такого рода правительства.
При этом некоторые правительства пытаются ещё и привлечь в промышленность прямые иностранные инвестиции. Предполагается, естественно, что филиалы ТНК будут работать только на внутренний рынок. Их вынуждают инвестировать в такую страну, создавая достаточно высокие барьеры для их импорта в неё.
В результате в стране появляются заводы ТНК, ориентированные исключительно на внутренний спрос. Они способны обеспечить мировой уровень качества, но ни в коем случае не цены.
Во-первых, их мощности относительно невелики из-за небольших размеров национального рынка по сравнению с мировым. Следовательно, на них невозможно минимизировать постоянные издержки в той же степени, что и на крупном предприятии.
 Во-вторых, они вынуждены всё равно закупать комплектующие за рубежом, а следовательно, платить высокие пошлины, что ведёт к росту себестоимости их конечной продукции.
Правительства таких стран пытаются искусственно их заставить увеличить локализацию производства комплектующих, что приводит к росту административного давления на филиалы ТНК и нередко делает их производство в такой стране совершенно нерентабельным.
Импортозамещающая индустриализация не позволяет использовать развивающейся стране все те преимущества, что потенциально несут с собою промышленные ТНК. В конечном счёте это тупиковый путь.
Кандидат исторических наук
Михаил Зелёв

Прочитано 1107 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту