Самое читаемое в номере

Владимир Кшуманев: «Мне не стыдно ни за одну из непрочитанных мною книг»

A A A

В рамках цикла «Мое чтение» на вопросы анкеты «Гардиан» сегодня отвечает Владимир Кшуманев.

kshumanevВладимир Кшуманев – в настоящее время актёр зареченского ТЮЗа. Играет в спектаклях Пензенского драматического театра, театра «Кириллица». Начинал фрезеровщиком на ППЗ, (сейчас ПО «Старт»), работал инженером в НИКИРЭТ, педагогом-организатором в школе, редактором на кабельном ТВ Заречного, на «11 канале», на ТК «Экспресс». Преподавал журналистику. Больше 20 лет пытался наладить связи с общественностью в Администрации г. Заречного.

Книга, которую я сейчас читаю
Читаю, как многие, сразу несколько книг.
Дочитываю Льва Данилкина «Ленин: пантократор солнечных пылинок». Помню, как мы, школьники, были не скажу чтобы шокированы, но удивлены прочитанным в очерке Горького «Ленин» эпизодом, где будущий вождь на Капри выпивает кружку пива. ВИ и пиво в нашем тогдашнем сознании были абсолютно несовместимы.
Вот и корректирую до сих пор сознание свое таким чтением. Тем более что Данилкин с «Лениным» взял первый приз «Большой книги».
Перечитываю Иона Дегена «Война никогда не кончается». Каким-то удивительным образом, чем старше я становлюсь, тем ближе ко мне подвигается та война. Мне начинает казаться, что я понимаю людей, прошедших через это. Деген очень помогает.
Читаю Ширвиндта «Опережая некролог». Ну это просто учебник самоиронии. Не принимайте себя всерьёз и проживете долгую счастливую жизнь! Я очень стараюсь следовать этому правилу.
Какую книгу из тех, что я помню, я прочел первой
К сожалению, не помню. Наверняка что-то из книжек-малышек.
Помню себя пятилетним, сидящим на полу в нашем деревенском доме: зима, от двери, когда её открывают, над полом летит облачко холодного воздуха, а я читаю «Красную Шапочку» и из игрушечного ружья расстреливаю Волка.
Книга, которая изменила мою жизнь
Одной такой книги нет. Пожалуй, я даже не смогу перечислить и несколько. Их очень много, корректирующих мою жизнь. И по сию пору. (см. Ленин - пантократор).
Писатель, повлиявший на мой стиль
Я не пишу.
Наиболее переоцененная книга
Для меня это «Мастер и Маргарита». Сублимация обидок Булгакова. Прочитал один раз и больше не хочу. Пока.
Наиболее недооценённая книга
Как это ни странно, мне кажется, у нас недооценен «Герой нашего времени» Лермонтова. Я где-то читал, будто бы Достоевский сказал о Лермонтове: если бы этого мальчика не убили, нам бы нечего было писать.
Из последних прочитанных – «Окопные стихи» Юрия Белаша. Прошёл войну от Москвы до Берлина. Кто-то из фронтовиков-поэтов, друзей Белаша, кажется Самойлов, очень хорошо сказал: иному писателю нужно повесть написать, чтобы что-то сказать, а Юрий делает то же самое в одной строке.
– Товарищ полковник! Там снайпер. Пройти невозможно.
– Давайте проверим: пошлите солдата.
– Вы убедились, товарищ полковник?
– Пошлите второго: возможно, случайность.
– Товарищ полковник!..
– Пошлите и третьего: для подтверждения.
– Ну что вы молчите, комбат? Вы правы: там снайпер.
У нас такого поэта как бы нет.

Книга, которая перевернула моё сознание
Сознание моё от книг не переворачивалось. Пока.
Книга, которая заставила меня рассмеяться
Я очень смеялся, когда читал «Поднятую целину». Бабушка очень удивилась, когда я ей сказал, что книга про коллективизацию.
Книга, которая заставила меня расплакаться
Пока такой не было.
Книга, которую я не смог закончить
Таких книг тоже много. Но первая среди них – «Полковнику никто не пишет». Я её не смог закончить раз шесть.
Какую книгу хотел бы прочитать, или стыдно, что не прочитал ее до сих пор
Мне не стыдно ни за одну из непрочитанных мною книг.
Лучшая из подаренных мне книг
Можно оставлю без ответа?
Моё любимое чтение
Сегодня Ширвиндт. Завтра – не знаю.

Прочитано 288 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту